Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Аркадий Любарев
Эксперт по выборам
Настоящий материал (информация) произведен, распространен Любаревым Аркадием Ефимовичем, являющимся учредителем, участником и генеральным директором ООО «Честные выборы», включенного в реестр иностранных агентов.
Коллаж: Ксения Тельманова, фото: Ведомости

Электоральную конкуренцию можно оценивать разными способами. Самый простой показатель — число участвующих в выборах кандидатов или списков. Однако этот показатель не учитывает, что одни кандидаты реально борются за голоса избирателей, а другие участвуют в выборах с иной целью и не составляют реальной конкуренции.

Хорошо известен показатель, именуемый индексом Лааксо–Таагеперы, его еще часто называют эффективным числом партий (ЭЧП). Он рассчитывается как единица, деленная на сумму квадратов долей, полученных каждой партией (доли следует считать от числа действительных голосов, а при наличии голосования «против всех» — от суммы голосов за все партии). Он изменяется от 1 (абсолютно неконкурентные выборы, когда одна партия получает 100%, а остальные — 0) до числа партий, участвующих в выборах (когда все партии получают одинаковую долю голосов).

Для расчета ЭЧП были предложены и другие индексы, среди них — индекс российского политолога Голосова, который дает более адекватные оценки в условиях доминирования одной партии. Тем не менее, индекс Лааксо–Таагеперы остается наиболее универсальным и распространенным, и мы здесь будем использовать его в качестве ЭЧП.



В случае выборов по мажоритарной системе также можно использовать индекс Лааксо–Таагеперы, для корректности именуя его эффективным числом кандидатов (ЭЧК). Правда, в этом случае есть сомнения, можно ли с его помощью оценивать конкуренцию. Например, если в выборах участвуют всего два кандидата, но они получили 51 и 49%, то ЭЧК оказывается равным 1,999. А если пять кандидатов, но у лидера 60%, а у четырех кандидатов — по 10%, то ЭЧК будет 2,5. Однако мы прекрасно понимаем, что в первом случае была реальная конкуренция за победу, а во втором ее не было.

Полагаю, что ЭЧК можно считать индикатором конкуренции за голоса избирателей. А наилучшим показателем конкуренции за победу является разрыв (в процентах от числа проголосовавших) между результатами лидера и его ближайшего соперника.

Дальше будет показано, как менялись разные показатели конкуренции за тридцатилетнюю историю российских выборов. В таблице 1 данные по президентским выборам. Мы видим, что число кандидатов было наибольшим в 2000 году, но по остальным показателям наиболее конкурентными были выборы 1996 года. Наименьшим число кандидатов было в 2008 году, но по остальным показателям наименее конкурентными были выборы 2018 года.

Таблица 1. Показатели конкуренции на выборах президента России 1991–2018 годов

Год выборов

Число кандидатов

Результат лидера

Отрыв лидера от соперника

Индекс ЭЧК

1991

6

57,3%

40,4%

2,49

1996

10

35,3%

3,3%

3,67

2000

11

52,9%

23,7%

2,55

2004

6

71,3%

57,6%

1,73

2008

4

70,3%

52,6%

1,82

2012

5

63,6%

46,4%

2,19

2018

8

76,7%

64,9%

1,62


В таблице 2 представлены данные по выборам в Государственную думу. Здесь и по числу списков, и по ЭЧП лидирует 1995 год. Правда, отрыв лидера от второго места наименьший в 1999 году, но для межпартийной конкуренции этот показатель не так важен. Самое малое число участвовавших в выборах списков было в 2011 году, но самое низкое значение ЭЧП — в 2007 году.

Таблица 2. Показатели конкуренции на выборах Государственной думы 1993–2021 годов

Год выборов

Число списков

Результат лидера

Отрыв лидера от соперника

Индекс ЭЧП

1993

13

22,9%

7,4%

7,58

1995

43

22,3%

11,1%

10,06

1999

26

24,3%

1,0%

6,10

2003

23

37,6%

25,0%

4,75

2007

11

64,3%

52,7%

2,22

2011

7

49,3%

30,1%

3,10

2016

14

54,2%

40,9%

2,88

2021

14

49,8%

30,9%

3,20


В таблице 3 сравниваются средние показатели на губернаторских выборах за три периода — перед их отменой (2001–2005 годы), после восстановления (2012–2016 годы) и последний период (2017–2022 годы). Выборы 2023 года я не анализирую из-за тех препятствий, которые возвела ЦИК для получения числовых данных об итогах голосования. Тем более что их включение в анализ мало что добавит.

Таблица 3. Сравнение губернаторских выборов 2001–2005, 2012–2016 и 2017–2022 годов

Показатель

2001–2005

 2012–2016

 2017–2022

Число избирательных кампаний

75

71

96

Число кампаний, где был второй тур

29

1

4

Среднее число кандидатов на одну кампанию

6,8

4,5

4,7

Максимальное число кандидатов в одной кампании

15

7

8

Среднее значение ЭЧК

2,5

1,7

1,8

Максимальное значение ЭЧК

6,4

2,8

3,3

Доля кампаний, где ЭЧК менее 2

40%

73%

69%

Средний отрыв лидера от основного соперника

37,6%

60,8%

59,0%

Доля кампаний, где отрыв менее 15%

24%

3%

3%


Видно, что по всем показателям конкуренции период 2012–2016 годов практически не отличается от периода 2017–2022 годов, и оба значительно уступают периоду 2001–2005 годов.

Как изменились показатели ЭЧП (минимальный, средний, медианный, максимальный) для выборов региональных парламентов по годам, с 2003 по 2022 год, можно увидеть на рисунке. Поскольку в разные годы был различный набор регионов, показатели сильно варьируются. Тем не менее, видно, что наихудшая конкуренция была в период 2007–2009, когда и число партий было минимально, и популярность «партии власти» была высокой, а наилучшая — в период 2004–2006 годов. Сравнение последних годов, одинаковых по набору регионов (2013 и 2018, 2014 и 2019, 2015 и 2020, 2016 и 2021, 2017 и 2022), не позволяет говорить о снижении конкуренции в этом сегменте выборов (особенно в отношении наиболее показательных средних и медианных значений), она держится примерно на одном уровне.



Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
30 лет избирательной системе России

Кандидат юридических наук Аркадий Любарев представляет серию очерков об истории различных институтов избирательного права за прошедшие 30 лет

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Законотворчество»
НовостьЗаконотворчествомесяц назад
Колосс на глиняных ногах: как менялось законодательство о выборах президента
Эксперты «Голоса» изучили ключевые изменения с 2018 по 2023 годы и подготовили доклад
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
В целом ситуация с обеспечением права граждан на участие в референдуме еще хуже, чем с обеспечением их избирательных прав
Аркадий Любарев
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Истоки фальсификаций — в тех ритуальных мероприятиях, которые в советское время назывались выборами
Аркадий Любарев
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
В целом ситуация с обеспечением права граждан на участие в референдуме еще хуже, чем с обеспечением их избирательных прав
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Истоки фальсификаций — в тех ритуальных мероприятиях, которые в советское время назывались выборами
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Если в 1990-е годы происходило расширение возможностей общественного контроля за процессом голосования и подсчета голосов, то за двадцать последних лет эти возможности существенно сократились
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
На примере этих выборов наиболее ярко видно, как постепенно ослаблялась электоральная конкуренция