Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеЗаконотворчество11 декабря 2023, 08:05
Аркадий Любарев
Эксперт по выборам
Настоящий материал (информация) произведен, распространен Любаревым Аркадием Ефимовичем, являющимся учредителем, участником и генеральным директором ООО «Честные выборы», включенного в реестр иностранных агентов.
Коллаж: Ксения Тельманова

10 декабря мир отметил 75-летие принятия Всеобщей декларации прав человека. А 12 декабря Россия отмечает 30-летие своей Конституции. Эти два события связаны между собой — я поясню данный тезис чуть позже.

Мы, конечно, помним, что в 2020 году главы Конституции с 3-й по 8-ю подверглись существенной переработке. Но первая и вторая главы остались неизменными в силу их особой защищенности. Поэтому мы можем отметить 30-летие если не всей нашей Конституции, то двух ее первых глав. Впрочем, и в других главах осталось немало важных норм.

Обо всей Конституции я здесь писать не буду — тема необъятная. Ограничусь тем, что относится к сфере моих профессиональных интересов — выборам и референдумам.

В первую очередь нужно вспомнить положения части 3 статьи 3 («Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы») и статьи 32 (часть 2: «Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме»; часть 3: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда»).

Кроме того, часть 1 статьи 81 Конституции (в редакции от 2008 года) гласит: «Президент Российской Федерации избирается сроком на шесть лет гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании». Это единственное положение Конституции, где упомянуты всеобщее равное и прямое избирательное право и тайное голосование («четыреххвостка» на жаргоне юристов). Безусловно, можно считать упущением авторов Конституции, что они не закрепили «четыреххвостку» в одной из первых двух глав.

И вот тут важную роль играет так нелюбимая поборниками «суверенной демократии» часть 4 статьи 15: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». К таким принципам и нормам относится и то, что зафиксировано Всеобщей декларацией прав человека, в том числе часть 3 статьи 21:

«Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования».



Именно поэтому принципы всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании относятся ко всеми выборам в России, что неоднократно подчеркивалось Конституционным судом.

Конституцию часто критиковали за отсутствие в ней главы по избирательной системе и вообще за то, что в ней очень мало сказано о выборах. Нужно ли в ней сколько-нибудь подробно прописывать правила проведения выборов (в частности, президента и Госдумы) — вопрос спорный. А вот отсутствие упоминания об избирательных комиссиях, включая ЦИК, на мой взгляд, существенное упущение. Фактически ЦИК — единственный федеральный орган, обладающий властными полномочиями и не прописанный в Конституции.

Но сейчас нас больше волнует другое: насколько российские выборы соответствуют тем немногим положениям, которые в Конституции содержатся или из нее следуют? Являются ли российские выборы высшим непосредственным выражением власти народа? Обеспечено ли право граждан избирать и быть избранными? Являются ли наши выборы свободными? Гарантировано ли у нас всеобщее и равное избирательное право, а также тайное голосование?

10 лет назад я посвятил этим вопросам научную статью, где ответил на них отрицательно. За прошедшие годы ситуация в основном ухудшилась.

Конечно, если подходить сугубо формально, то всеобщее и равное право у нас во всех законах провозглашается. И в отношении активного избирательного права как будто и ограничений практически нет (кроме тех, которые указаны в части 3 статьи 32). Но вот не случайно во Всеобщей декларации прав человека говорится о нефальсифицированных выборах. Поскольку в случае фальсификаций говорить о всеобщем и равном праве бессмысленно. Можно ли считать избирательное право всеобщим, если в результате переписывания протоколов аннулируется волеизъявление огромного числа избирателей? Можно ли считать избирательное право равным, если у большинства избирателей один голос, но некоторые вбрасывают десятки бюллетеней?

И не случайно во Всеобщей декларации прав человека говорится не просто о тайном голосовании, а о свободе голосования. Поскольку дело не только в наличии кабинок. Есть еще немало способов нарушения тайны голосования и тем более свободы голосования, и их в российской практике становится все больше. Теперь уже распространяются и дистанционное электронное голосование, и многодневное голосование, да и голосование в скверах и на пеньках (скверное и пеньковое) не изжито — все эти формы вызывают подозрения в нарушении тайны голосования, ну, а со свободой голосования там еще хуже.

С пассивным избирательным правом все еще проблематичнее. Некоторое время назад мы делали оценки количества российских граждан, лишенных права выдвигаться в качестве кандидатов. У нас получилось около 9 миллионов. Сейчас это число наверняка больше, поскольку в последние два года страну покинуло немало ее граждан.

Что касается реалий, то мы видим, что дискриминационные нормы законодательства в совокупности с тенденциозной практикой их применения приводят к сильнейшим ограничениям (вплоть до полного блокирования) пассивного избирательного права для широких кругов оппозиции, и чем меньше оппозиционная партия зависит от власти, тем сильнее ограничения.

А если говорить о равном избирательном праве в отношении пассивного избирательного права, то мы видим немало даже формальных ограничений. Самый близкий и яркий пример: на президентских выборах кандидату от партии нужно собрать 100 тысяч подписей, а самовыдвиженцу — 300 тысяч. Никаких внятных обоснований для такого неравенства не предъявлено.

Есть и более тонкие моменты, которые можно обсуждать не только в отношении нашей страны, но и ряда других. Что значит «высшее непосредственное выражение власти народа» и «воля народа должна быть основой власти правительства»? Вот известно такое явление — «сфабрикованное большинство» — это когда партия получает по итогам голосования менее половины голосов, но при этом ей достается более половины мандатов. В России такое бывало и на выборах в Госдуму и довольно часто на региональных и муниципальных выборах. Получается, что народ не дал партии мандат на единоличное управление страной или регионом, но благодаря хитростям избирательной системы она такой мандат себе взяла.

Ну, а про референдумы писать просто нечего — их у нас практически нет.

Так что 30-летие Конституции — тоже грустный юбилей. Это, впрочем, связано не только с выборами и референдумом.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
30 лет избирательной системе России

Кандидат юридических наук Аркадий Любарев представляет серию очерков об истории различных институтов избирательного права за прошедшие 30 лет

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Законотворчество»
НовостьЗаконотворчество2 месяца назад
Колосс на глиняных ногах: как менялось законодательство о выборах президента
Эксперты «Голоса» изучили ключевые изменения с 2018 по 2023 годы и подготовили доклад
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
В целом ситуация с обеспечением права граждан на участие в референдуме еще хуже, чем с обеспечением их избирательных прав
Аркадий Любарев
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Истоки фальсификаций — в тех ритуальных мероприятиях, которые в советское время назывались выборами
Аркадий Любарев
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
В целом ситуация с обеспечением права граждан на участие в референдуме еще хуже, чем с обеспечением их избирательных прав
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Истоки фальсификаций — в тех ритуальных мероприятиях, которые в советское время назывались выборами
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Если в 1990-е годы происходило расширение возможностей общественного контроля за процессом голосования и подсчета голосов, то за двадцать последних лет эти возможности существенно сократились
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Наихудшая конкуренция была в период 2007–2009, а наилучшая — в период 2004–2006 годов