Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Андрей Бузин
Эксперт по выборам
Коллаж: Ксения Тельманова

12 февраля в Берлине состоялись повторные выборы в парламент Берлина, который считается одной из земель Федеративной Республики Германия, и в местные представительные органы этого города. Повторные потому, что выборы, состоявшиеся 26 сентября 2021 года, были отменены берлинским Конституционным судом — из-за того, что на тех выборах было много процедурных нарушений: были перерывы в голосовании из-за нехватки бюллетеней, очереди на избирательных участках, несвоевременное завершение голосования и прочее. Более подробно все эти безобразия я описал в статье, которая появится в следующем номере журнала «Electoral Politics».

Я люблю все смотреть своими глазами (в 2014 году, например, специально ездил смотреть на псевдореферендум в Донецке). Поэтому в день голосования я прошелся по избирательным участкам Берлина, благо благодаря Путину я оказался в Германии. А на избирательный участок в Германии может в любое время зайти любой желающий и понаблюдать, как все там происходит.

Фото: Александр Грезев

Это не первые выборы, за которыми я наблюдал в Германии. Но сейчас для меня как-то особенно ярко высветилась разница между немецкими выборами и тем ритуалом, который российская власть называет выборами. Тридцать лет наблюдения за выборами в России позволяют мне уверенно говорить о том, что российские выборы прошли этапы возрождения и возвращения, и к настоящему времени не выполняют ту роль, которая предназначена выборам в демократическом государстве и которая предписана им Конституцией России.

Итак, ходил я по немецким избирательным участкам, смотрел на голосование и подсчет голосов и думал, насколько же два одинаково называющихся выборами действа отличаются по сути. Размышления эти касались, конечно, не только последней стадии — голосования и подсчета, но и вообще выборов. 

Нет правил подсчета

Первое, что бросается в глаза российскому наблюдателю — отсутствие строгих правил подсчета голосов. В России подсчет голосов строго регламентирован таким образом, что при наличии грамотных наблюдателей фальсифицировать подсчет невозможно. Российские избирательные комиссии должны предъявлять отметки в бюллетенях всем присутствующим, а потом отдельно считать бюллетени в каждой пачке, чтобы присутствующие могли видеть отметки в бюллетенях. Как известно «строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения» ©, но настойчивые наблюдатели могут хотя бы опереться в своих требованиях на закон. 

Немецкие же участковые избирательные комиссии (по некоторым причинам здесь их называют комитетами) не ограничены в методах подсчета голосов и считают так, что квалифицированные российские наблюдатели пришли бы в ужас. Члены комитета скопом, без всякого предъявления сортируют бюллетени, а потом считают их «по уголкам». Но никаких признаков того, что они кладут бюллетени «не туда» или считают не так нет!

Фото: Александр Грезев

Рассортировав предварительно бюллетени по цветам (всего было три вида бюллетеней), члены комитета расставили на столах 29 табличек с названиями партий (вообще-то в выборах участвует вдвое больше, но мелкие партии выдвигают кандидатов лишь по некоторым округам), каждый взял пачку бюллетеней и стал молча раскладывать их по табличкам. Легко представить себе, какой бы манной небесной были бы такие традиции подсчета для наших фальсификаторов, тем более, что ни одного местного наблюдателя я в Берлине не видел.

Кто работает в комиссиях

Еще в больший ужас придет российский наблюдатель, узнав, что выборы в Германии организует исполнительная власть. Вся трехступенчатая избирательная система Берлина — это фактически сотрудники исполнительной власти! На самом нижнем уровне, в «участковых избирательных комитетах» работают «полуволонтеры», то есть граждане, которые сами записываются на эту работу. 

На этих выборах желающих было много, поскольку оплата была повышена до 240 евро. Раньше волонтеров не хватало, и их могли привлекать к этой работе в порядке общественной обязанности. Но и эти волонтеры отбираются окружными администраторами.

Почему так

Причины этих удивительных порядков кроются в традициях, менталитете и политическом строе. Они прямо противоположны тому, что существуют у нас. По всем трем пунктам. 

Первая и самая важная причина: сама исполнительная власть, по крайней мере ее «бюрократическая» составляющая НЕ ЯВЛЯЕТСЯ участником выборов, не имеет «своей» партии и «своих» кандидатов. Аппарат бюрократической машины — профессиональные чиновники — не зависит от политического руководства. Организаторы выборов не являются их участниками и в целом нейтральны к непосредственным участникам выборов — партиям. Это разительно отличает немецкие выборы от российских. 

В России политически доминирующей силой является исполнительная власть во главе с президентом, она организует выборы и одновременно является их непосредственным участником, незарегистрированной политической партией бюрократии.

Вторая причина заключается в том, что политически индифферентная администрация формирует политически разнородные участковые комитеты. И члены комитетов НИКАК не зависят от председателя или заместителя председателя своего комитета.

Третья причина в том, что если тебя поймают на умышленной фальсификации, то уж условным сроком ты не отделаешься. Электоральные преступления — тяжкие преступления. Это не Россия, где хорошо документированные прямые фальсификации в лучшем случае приводили к условным срокам для «стрелочников». 

Конституционный суд Берлина признал виновными в нарушениях на отмененных выборах 2021 года Сенат Берлина (орган исполнительной власти) и берлинского Уполномоченного по выборам фрау Петру Михаэлис (сотрудницу исполнительной власти), которая сразу подала в отставку. 

Фото: Александр Грезев

Выборы — также, как и в России, — прописаны в Конституции Германии как обязанность государства, и государство, в отличие от российского, старается тщательно выполнять свои обязанности перед гражданами. И если одна ветвь власти не выполнит свои обязанности, то другая ветвь ее поправит.

Итак, процедуры подсчета голосов в Германии никуда не годятся с точки зрения российского закона. Но сомнений в честности подсчета не возникает! Наблюдателей нет! Полицейских на участках нет! И выборы организует администрация! Этот ужас компенсируется наличием настоящих партий, настоящей предвыборной борьбой, практической возможностью сменить политическую власть, непредсказуемостью результата, отсутствием административного давления и доверием избирателей к избирательной системе. 

Конституционный суд Берлина в своем решении написал, что процедурными нарушениями были нарушены ПРИНЦИПЫ выборов (равенство избирателей и кандидатов, открытость и гласность), и если эти нарушения не приведут к отмене выборов, то будет «подорвано ДОВЕРИЕ избирателей к выборам». 

Увы, в России искажена суть института выборов, а декларированные принципы выборов нарушаются кардинально. Сравнивать живого человека с манекеном, конечно, можно, но лишь в рекламных целях. Чтобы выборы были настоящими, недостаточно наклеить на них этикетку «выборы» и декларировать строгие правила их проведения.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Выборы за рубежом»
РазборВыборы за рубежомдень назад
Избиратель с Кипра оспаривает итоги голосования на выборах президента РФ
Досрочно на этом участке проголосовали 36870 избирателей
МнениеВыборы за рубежом4 месяца назад
Десять главных выборов в ЕС в 2024 году
Субъективный рейтинг
МнениеВыборы за рубежом7 месяцев назад
Что происходило на семи избирательных участках Варшавы
Андрей Бузин
РазборВыборы за рубежомгод назад
В Эстонии голосуют почти неделю, в том числе и числе через интернет. Можно ли доверять этим выборам?
Иван Шукшин
Андрей Бузин: другие материалы автора
МнениеВыборы за рубежом7 месяцев назад
Что происходило на семи избирательных участках Варшавы
МнениеСтатистика8 месяцев назад
Выборы губернаторов в единый день голосования 2023 года действительно были репетицией грядущих выборов президента с испытанием различных вариантов использования новых технологий
РазборСтатистикагод назад
Какова разница между обычным и почтовым голосованием, Западным и Восточным Берлином, и есть ли место фальсификациям?
МнениеВыборы за рубежом2 года назад
Голосование 26 сентября было омрачено большим количеством сбоев — не хватало избирательных бюллетеней