Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Владислав Ходаковский
Председатель регионального отделения движения «Голос» в Воронежской области
Коллаж: Ксения Тельманова

«Вечериночка»

Темная улица, огромные дома с новогодними гирляндами. Около некоторых стоят украшенные ели. Три человека в машине: два члена комиссии и наблюдатель. На заднем сидении переносная урна и индивидуальные пакеты с ручками, масками и бюллетенями для голосования. В руках наблюдателя список тех, кто голосует дома. И это всё под песню Монатика и Веры Брежневой «Вечериночка».


Военкомат

Четверг, 9 декабря. День идет к концу, в офисе обычная суета. Приходит руководитель: «Ходаковский, в отдел кадров беги! Тебе повестку в военкомат прислали».

Какая повестка? Мне уже 37 лет, много лет назад я получил военный билет — и на этом отношения с Министерством обороны были закончены.

В отделе кадров сидит удивленная сотрудница: просит расписаться в получении повестки и на следующий день явиться в военкомат.

В пятницу 10 декабря прихожу, меня сразу провожают в комнату — и тут начинается разговор о моих перспективах на работе (никаких), звучат предложения заключить контракт в «Мобилизационный людской резерв». Это для тех, кто хочет периодически выезжать на занятия и сборы и поддерживать себя в боеспособном состоянии.

Приятно себя осознавать настолько ценным кадром для Министерства обороны, что готовы видеть в своих рядах даже вне призывного возраста, но есть много сомнений.

Суббота, 11 декабря

Канун голосования для координатора «Голоса» — это обычно мысли о том, как распределить по участкам наблюдателей, всем достать направления, договориться о транспорте. Всё это раньше. В этот раз кандидаты от партии «Яблоко» и их команда сами организовывали наблюдение — и здесь я был гостем, а не организатором. 

Достаточно было прийти к назначенному времени в партийный офис, познакомиться с теми, с кем мне предстоит наблюдать в воскресенье, и вспомнить детство, взглянув на агитационные материалы одного из кандидатов.


Кандидатов стало меньше

Одни отмечали День Конституции — нас же ожидали дополнительные выборы Совета народных депутатов Новоусманского муниципального района Воронежской области шестого созыва, проходившие по-старому — в один день. Выборы проходили в Новой Усмани и поселке Воля одноименного района. На два места претендовали сначала 12 человек — по шесть в каждом округе, но накануне голосования представитель КПРФ снял свою кандидатуру в Новой Усмани, где мы и наблюдали, так что там осталось только пять претендентов.

Мечта сталкера

Где в Воронежской области организовывают избирательные участки? Помимо, традиционных школ, детских садов и объектов культуры? 

Была законсервированная школа, закрытая из-за отсутствия учеников в одном из сел; школа, топящаяся зимой углем; разбитый дом культуры, готовящийся к капитальному ремонту.

В Новой Усмани Воронежской области, — кстати, самым большим селе России, — избирательный участок расположился в детском лагере «Колосок». 

Сюда регулярно набирали вожатых из педагогического университета, и вот через много лет и я оказался в месте, вызывавшем когда-то восторг одногруппников.

Преодолеваешь ворота — и сразу попадаешь на заброшенную территорию лагеря. Несколько лет он не работает, и о прежней жизни напоминают только бывшие корпуса для детей и административное здание, где и расположился избирательный участок.

А вот и корпуса, где когда-то проводили каникулы дети.

Лагерь располагается на берегу реки Усманка — это излюбленное место отдыха жителей Воронежа, тут есть и свой пляж. Подход к нему выглядит не менее зловеще, чем остальная территория.

Газель, брошенная недалеко от берега, дополняет общую картину запустения.

А что внутри? Непосредственно на избирательном участке?

Из разбросанных повсюду документов видно, ещё в 2016 году заключались договоры на охрану территории и снабжение лагеря, но потом «что-то пошло не так».

Детский летний лагерь сам по себе не предполагает отопление, а заброшенный тем более. Сидеть на участке пришлось в куртках, и я пожалел, что не взял теплые вещи, рассчитывая, что в райцентре не может быть непригодного для нахождения избирательного участка помещения. Оказалось, что может. Близость Новой Усмани к Воронежу обманчива. Никогда не знаешь, где решат разместить место для голосования. 

Интернет на избирательном участке отсутствовал и для того, чтобы выйти в мессенджер, через который шла координация наблюдателей, было необходимо выходить на улицу. Почему было важно иметь постоянный доступ к связи в данном месте, стало понятно позже.

Первая жалоба

Все наблюдатели зарегистрировались — и оказалось, что на данном участке для надомного голосования определены пять переносных урн.

Это сразу насторожило. Попросили показать реестр надомного голосования — им оказался список из имен, напротив некоторых из них был указан номер телефона. На этом всё.

Понятно, что правилам это не соответствует — надо аннулировать. Пишу жалобу.

Отдаю секретарю. Она: «Пусть председатель примет жалобу».

Хорошо. Ждём председателя. Он на улице. Выходим на улицу.

—  Это всё реальные люди. Давайте не будем убирать их из списка. 

— Но он некорректен.

— Наша недоработка. Согласны. Но люди реальные и реально обращались. Участок находится вдали от села, не все могут доехать.

Тут приехал кандидат Денис Яшин, и помимо обсуждения реестра надомников спросил о черной Ладе Весте с номерами другого региона.

Все подтвердили, что видели её около участка. Полностью тонированная, откуда никто не выходил.

Денис рассказал, что она преследует его с утра: несколько раз прижимала к обочине и уезжала. Поведение агрессивное, пришлось один раз даже заехать к отделу полиции, чтобы оторваться от преследования.

Решили быть осторожнее, но голосование на дому никому не давало покоя. С одной стороны, надо аннулировать, с другой — члены комиссии уверяют, что список реальный, и они дают гарантию его подлинности. Список небольшой, порядка 70 человек из 1626 избирателей. Может и правда реальные люди, учитывая, что кандидаты вели кампанию и обходили дома жителей?

Задумались. 

Один из наблюдателей: «Есть компромисс!»

Все в его сторону: «Какой?»

— Мы едем с переносными урнами и у всех спрашиваем, вызывали ли они надомное голосование.

Всех такое развитие событий устроило, получили очередное заверения от председателя комиссии, что все обращались лично.

Предложили наблюдателям в ТИК такую идею. Несколько раз к нам приезжали из ТИКа все: от ПСГ до самого председателя, чтобы обговорить эту ситуацию.

Решились.

Список надомного голосования разделили на три части: первая часть — где есть имена и номера телефонов. Остальных, где только имена, тоже разделили на две части. Договорились, что с каждой урной едет наш наблюдатель и узнает у избирателя, было ли подано обращение в избирательную комиссию самостоятельно. 

Разъехались с урнами для голосования.

Список из неправильного реестра, доставшийся мне, состоял из 20 имен.

Новая Усмань — село контрастов, где на одной улице может стоять огромный особняк и рядом небольшая избушка, огороженная покосившимся забором.

Традиционная процедура — звонок в дверь, выход избирателя и голосование.

Новая Усмань — это ближайший пригород Воронежа, село стремительно растет и названия многих улиц не знали даже местные члены комиссии. 

Где-то открывали сразу, где-то дверь не открыли. В результате из 20 проголосовали только семь избирателей.

Вернулись с голосования «надомников» на участок к закрытию.

Нападение

Истошный крик девушки из наблюдателей, вернувшейся с улицы, где ловится интернет: «На Яшина напали!»

— Где?

— Тут! Быстрее к нему!

Связи нет. Ничего непонятно.

Вылетаем с участка, на порожках стоят сотрудники полиции: «Уже вызвали наряд. Мы не можем покидать участок». 

Бегом по разбитой дороге в сторону села. Вдали уже мигают огни полицейских машин. Машина с разбитым лобовым стеклом, полиция, ГИБДД, кандидат от «Яблока» Денис Яшин и наблюдатели, находившиеся с ним в машине во время нападения. Сбивчивый рассказ о том, как из черной Лады Весты выскочил человек с закрытым лицом и начал громить автомобиль кандидата, как за ним гнались, и как он скрылся в темноте.

Это сразу привело всех в тонус. Председатель избирательной комиссии отправился к сторожу, охраняющему территорию лагеря, чтобы он закрыл ворота и никого не пускал. Тут же всем порекомендовал подогнать автомобили ближе к участку из опасения дальнейших провокаций.

После этого подсчет голосов волновал меньше, чем случившееся событие.

Но, всё равно, процедуру голосования надо было завершить, и комиссия начала подсчет. 

Пропавший бюллетень

Начали считать бюллетени из переносной урны — и тут выяснилось, что одного нет. Сразу все взоры на наблюдателя от «Яблока» — куда девали бюллетень?

«Я смотрел» — «Нет бюллетеня». 

Тут одна из членов комиссии вспомнила, что зашли в дом к пожилой паре, и пока избиратель унес бюллетень для голосования в другую комнату, его супруга всех выставила за порог. Слаженные действия супругов вызывали подозрения, но сюрпризы нас ждали потом. 

А пока подсчет голосов.

Кандидат от партии «Единая Россия» набрала 101 голос.

Второе место занял кандидат от партии «Яблоко» с результатом 27 голосов.

Таким результатом были удивлены даже члены комиссии. Не местный житель, представитель не самой популярной партии — и это не помешало ему занять второе место. Можно предположить, что даже если бы представитель КПРФ остался в бюллетене, то представитель «Яблока» всё равно вошел бы в тройку.

Голоса подсчитаны, копии протоколов получены, пора домой. 

По пути домой заметил, что пропустил два звонка. Перезваниваю.

— Это из избирательной комиссии. Мы не смогли сдать документы в ТИК. Протокол неверно заполнен. Пропавший бюллетень из переносной урны не в то поле внесли. Будем менять протокол, приезжайте обратно.

— Только этот один бюллетень?

— Только он!

— Хорошо! Завтра утром посмотрю в ГАС «Выборы». Очень хочется спать.

С утра полезли проверять ГАСы: результаты кандидатов не изменились. Из 1626 избирателей только 136 проголосовали: 40 на дому и 96 непосредственно на участке. 

19 сентября 2021 на выборах депутатов Государственной думы из 1562 избирателей на этом участке проголосовали 1341, из них 1066 в помещении для голосования и 275 на дому. 

Голосование закончилось. Что дальше? В ходе общения местные жители рассказали, что в какой-то момент через «мутные схемы» территория детского лагеря попала в частные руки — и его судьбой стало запустение и обрастание коттеджами. Сменился глава района, старый покинул свой пост после скандалов с оборотом земель, после долгих судов территорию «Колоска» вернули в муниципальную собственность. По официальной информации, скоро там появится оздоровительно-образовательный центр. 

Надеюсь, так и будет.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
ХроникаНаблюдатели3 дня назад
Хроника голосования 26 июня
В Курганской области проходят выборы депутатов Кетовского округа, а в Ярославской — довыборы в гордуму Переславля-Залесского
АнонсНаблюдатели4 дня назад
«Голос» будет наблюдать в Курганской и Ярославской области 26 июня
В Курганской области пройдут выборы депутатов Кетовского округа, а в Ярославской — довыборы в гордуму Переславля-Залесского
НовостьНаблюдатели14 дней назад
«Голос» и другие НКО выиграли в ЕСПЧ по жалобе на закон об «иноагентах»
Решения пришлось ждать девять лет
ХроникаНаблюдателимесяц назад
Хроника голосования 29 мая
В Смоленской области проходят довыборы в областную думу по округу № 20
Владислав Ходаковский: другие материалы автора
РепортажНаблюдатели9 месяцев назад
Репортаж с выборов
РепортажНаблюдатели2 года назад
Репортаж с общероссийского голосования по Конституции
РепортажНаблюдатели3 года назад
Зарисовка с сельских выборов в Воронежской области
РепортажНаблюдатели3 года назад
Рассказ о том, как выбирали губернатора Липецкой области в городе Грязи