Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Коллаж: Ксения Тельманова

Скачать .pdf

Оглавление

Введение 

Ключевые выводы 

1. Выдвижение кандидатов в президенты России 

2. Сбор и проверка подписей в поддержку выдвижения кандидатов 

Приложение 

Введение

Нынешняя избирательная кампания во многом оказывается уникальной: это первые федеральные выборы в условиях масштабного военного конфликта; уровень цензуры и давления на граждан оказывается беспрецедентно высоким, а результаты выборов кажутся абсолютно предсказуемыми — тем более, что по количеству зарегистрированных кандидатов нынешняя кампания повторяет антирекорд 2008 года.

В то же время нынешние выборы уже преподносят сюрпризы. Это и неожиданный ажиотаж вокруг сбора подписей в поддержку выдвижения Бориса Надеждина, и появление на политическом небосклоне фигуры Екатерины Дунцовой. В сочетании с очевидным кризисом существующей партийной системы становится очевидным запрос большой группы избирателей на новые лица, которые могли бы их представлять.

Проблема в том, что существующая избирательная и, шире, политическая системы настроены скорее на обратное — максимальное ограничение участия граждан в решении вопросов государственного управления. Этот конфликт длится уже несколько лет, но сначала пандемия, а затем и внешнеполитический кризис привели к тому, что он на некоторое время отошел на второй план. Однако уже видны признаки очередного пробуждения общества. Правда, оценить его масштаб в полной мере мы, вероятно, сможем только после голосования в марте.

Нынешний доклад посвящен итогам выдвижения и регистрации кандидатов на выборах президента России. Он второй в нынешней избирательной кампании. В предыдущем мы анализировали ключевые изменения законодательства о выборах президента России 2024 года в сравнении с выборами 2018 года.

Ключевые выводы

  1. Сбор подписей прошел в условиях административного, финансового и информационного неравенства и с большим количеством нарушений. Так, если верить информации штаба Владимира Путина о сборе 3 млн подписей в поддержку его выдвижения, то разница в «стоимости» одной подписи с Борисом Надеждиным окажется 100-кратной. Во многом это объясняется злоупотреблением административным ресурсом со стороны должностных лиц разного ранга и обходом правил финансирования избирательных кампаний — в частности, использованием ресурсов «Единой России» и Народного фронта в обход ограничений на финансирование избирательных кампаний. Большую роль сыграло и огромное неравенство в освещении деятельности кандидатов в СМИ: в конце января разрыв в объеме уделенного федеральными телеканалами Владимиру Путину и Борису Надеждину эфирного времени (в минутах) достигал 3 362 (!) раз.
  2. Число кандидатов, которые окажутся в бюллетене, в этот раз будет равным кампании 2008 года, но меньше, чем во всех остальных президентских кампаниях в истории Российской Федерации. Произошло и сокращение числа желающих выдвинуть свою кандидатуру: в сравнении с 2018 годом — с 36 до 15 кандидатов. Это продолжение тенденции, которую мы фиксировали на региональных и местных выборах в единый день голосования 2023 года. Участие в выборах в нынешних условиях представляет серьезную угрозу для политиков — даже для тех, кого считают «согласованными» в администрации президента. При этом участие некоторых кандидатов на этом этапе избирательной кампании носило откровенно имитационный характер. Как имитация, в частности, выглядели сборы подписей кандидатов Сергея Бабурина и Сергея Малинковича, а Андрей Богданов, Анатолий Баташов, Рада Русских и Ирина Свиридова, предположительно, сбор подписей избирателей вообще не осуществляли. Например, Анатолий Баташев и Рада Русских представили в ЦИК меньше подписей, чем было участников собрания группы избирателей при их выдвижении.
  3. Отсев кандидатов на этапе регистрации оказался самым высоким в сравнении с кампаниями 2012 и 2018 годов (64% против 50% и 53% соответственно). Во многом это связано с процедурами проверки подписей избирателей, которые оставляют широкий простор для произвола. Наш многолетний опыт свидетельствует, что сложившаяся система проверки подписных листов не отвечает правовым критериям. Основных механизмов выбраковки подписных листов два — почерковедческая экспертиза и проверка по базе МВД. Так называемая почерковедческая экспертиза предусматривает работу на основании методики, имеющей гриф, и потому недоступной для электоральных юристов, что само по себе недопустимо. В целом вывод ЦИК о более чем девяти тысячах недействительных подписей выглядит необоснованным.
  4. На президентских выборах 2024 г. сохраняются чрезмерные требования закона к процедуре выдвижения кандидатов, которые вместе с его толкованием, противоречащим конституционным принципам (статья 18: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием»), приводят к существенным ограничениям пассивного избирательного права россиян и искусственному снижению конкуренции на президентских выборах.
  5. Нынешняя избирательная кампания еще раз ярко продемонстрировала кризис существующей партийной системы в России. Из 25 существующих политических партий участие в выборах пытались принять лишь восемь (32%), а в итоге в предвыборной гонке за главный пост в стране остались представители лишь трех партий (12%). Особо отметим, что две парламентские партии «Единая Россия» и «Справедливая Россия» своих кандидатов не выдвинули.


1. Выдвижение кандидатов в президенты России

1.1. Общая статистика выдвижения кандидатов

По сообщениям ЦИК России, всего комиссия получила уведомления о желании выдвинуться от 33 граждан: девять из них собирались выдвигаться от партий и 24 — путем самовыдвижения. Однако официально в Центризбирком документы о своем выдвижении подали только 15 кандидатов — девять партийных выдвиженцев и шесть самовыдвиженцев, т. е., предположительно, на «нулевом» этапе отсеялись 18 самовыдвиженцев (имен большинства из них мы не знаем).

Из 15 кандидатов, подавших документы о выдвижении, первый этап (регистрацию уполномоченных представителей и разрешение на открытие избирательного счета) прошли 11 (восемь партийных и три самовыдвиженца). Таким образом, отсев на этом этапе составил четыре человека или 27%.

Эти данные можно сравнить с аналогичной информацией по предыдущим кампаниям. В кампании 2018 года уведомили о желании выдвинуться 70 граждан (24 от партий и 46 самовыдвиженцев). Представили в ЦИК документы о выдвижении 36 кандидатов (21 партийный и 15 самовыдвиженцев). В конце первого этапа остались 17 кандидатов (15 партийных и два самовыдвиженца). Отсев на первом этапе составил 19 человек или 53%.

На выборах 2012 года выдвигались 15 кандидатов: пять от партий и 10 самовыдвиженцев. Все партийные выдвиженцы первый этап прошли, а у самовыдвиженцев пятеро отсеялись. Таким образом, первый этап прошли 10 кандидатов, а отсев составил 33%.

В выборах 2008 года желание участвовать высказали 33 гражданина. Из них четыре были выдвинуты политическими партиями, но один партийный выдвиженец почти сразу же отказался от участия в выборах. О желании провести собрание избирателей в поддержку своего самовыдвижения ЦИК уведомили 29 кандидатов, но в ЦИК поступили ходатайства о регистрации 11 групп избирателей, а зарегистрированы были лишь две. Также первый этап прошли все три партийных кандидата, подавших документы. Таким образом, первый этап прошли пять кандидатов, то есть отсев составил 64% (см. таблицу 1).

Таблица 1. Выдвижение кандидатов на выборах президента России в 2008–2024 годах


Год выборов президента России

Кандидаты от политических партий

Самовыдвиженцы

Всего кандидатов

Отсев

Подали документы

Зарегистрированы уполномоченные представители

Подали документы

Зарегистрированы группы избирателей

Подали документы

Зарегистрированы уполномоченные представители / группы избирателей

2008

4

3

11

2

15

5

64%

2012

5

5

10

5

15

10

33%

2018

21

15

15

2

36

17

53%

2024

9

8

6

3

15

11

27% 


Таким образом, по числу кандидатов, прошедших первый этап, и отсеву на первом этапе нынешние выборы близки к выборам 2012 года. Число прошедших первый этап кандидатов ниже, чем в 2018 году, но выше, чем в 2008 и 2010 годах. Отсев на первом этапе ниже, чем в 2008 и 2018 годах. При этом важно помнить, что после президентских выборов 2012 году в связи с радикальной либерализацией правил регистрации политических партий их количество выросло с семи до 75 (к 2014 году). После этого началось сокращение числа партий. К концу 2017 года, когда были объявлены выборы президента России, их было 66, а к концу 2023 года их число уменьшилось до 25. Соответственно увеличивалось или уменьшалось и число кандидатов, выдвинутых партиями.

Сокращение числа желающих выдвинуть свою кандидатуру в сравнении с 2018 годом продолжает тенденцию, которую мы фиксировали на региональных и местных выборах в единый день голосования 2023 года. Участие в выборах в нынешних условиях представляет серьезную угрозу для кандидатов — даже для тех, кого считают «согласованными» в администрации президента. Особенно хорошо политики помнят ситуацию с выдвижением Павла Грудинина от КПРФ в 2018 году, который несмотря на договоренности, о которых много писали в СМИ, в результате столкнулся с волной «черного PR» и давления — проблемами, с которыми он не смог до конца разобраться даже к 2024 году.



1.2. Отказы в регистрации уполномоченных представителей и групп избирателей

В 2024 г. Верховный суд РФ во всех четырех случаях отказов поддержал решение ЦИК.

Постановление ЦИК России от 28 декабря 2023 года № 145/1113-8 об отказе в регистрации уполномоченных представителей Партии социальной защиты, выдвинувшей Владимира Михайлова, ссылается на проверку, проведенную Министерством юстиции по запросу ЦИК.

Согласно протоколу съезда партии, представленному в ЦИК, на съезде присутствовали 54 делегата, которые при этом представляли 51 региональное отделение. Однако проверка Минюста выявила множество нарушений при проведении собраний региональных отделений партии, избиравших делегатов на съезд. На основании выявленных нарушений был сделан вывод о том, что полномочия присутствовавших на съезде делегатов от 16 региональных отделений партии не подтверждены. Учитывая изложенное, Минюст России сообщил о неправомочности съезда партии и ничтожности принятых на нем решений, так как в работе съезда участвовали делегаты от региональных отделений, образованных менее чем в половине субъектов Российской Федерации.

Истцы (партия и Владимир Михайлов) в Верховном суде ссылались на то, что принимая постановление, ЦИК России осуществила проверку не документов, представленных партией, а информации Министерства юстиции РФ в отношении иных документов, представление которых в ЦИК России законом не предусмотрено. Они отметили, что все претензии к протоколам собраний региональных отделений партии основаны на наличии технических ошибок и описок в документах.

Суд отметил, что ЦИК вправе проверять соблюдение политическими партиями, их региональными отделениями и иными структурными подразделениями требований законодательства РФ к порядку выдвижения кандидата. Согласно выводу суда, основанием для принятия оспариваемого постановления послужили не недостатки в оформлении копий документов, связанных с проведением съезда, а нарушения, допущенные при проведении указанного съезда, которые не могут быть устранены путём внесения изменений в документы.

У нас нет оснований сомневаться в выводах Минюста относительно нарушений, допущенных при проведении собраний региональных отделений партии, избиравших делегатов на съезд, но остаются сомнения в двух других аспектах.

 Во-первых, следует ли из перечня данных нарушений вывод о том, что участие делегатов от 16 региональных отделений было неправомочным? Например, в постановлении отмечено, что четыре гражданина, участвовавшие в общем собрании Санкт-Петербургского регионального отделения партии, не могли являться членами данного регионального отделения и участвовать в общем собрании. В судебном решении говорится, что в том собрании участвовали 12 членов. О результатах голосования не сказано, поэтому нельзя сделать вывод, повлияло ли нарушение на результат голосования. Мы не можем согласиться с неявно присутствующим в решениях ЦИК и суда посылом, что любые нарушения при проведении собрания являются основанием для признания его решения ничтожным. Такой посыл расходится с практикой решений по результатам выборов, которые отменяются только в случае, когда доказано влияние нарушений на эти результаты.

Во-вторых, мы не знаем, соблюден ли был принцип равенства политических партий. Напомним, что ЦИК приняла решения о регистрации уполномоченных представителей восьми партий. Во всех ли случаях ЦИК направляла запрос в Минюст? И если да, то была ли Минюстом сделана столь тщательная проверка в отношении всех этих восьми партий? Опыт показывает, что выявленные Минюстом нарушения у Партии социальной защиты довольно типичны и вполне могли иметь место и у других партий.

Постановление ЦИК от 29 декабря 2023 года № 146/1151-8 об отказе в регистрации группы избирателей, созданной в поддержку самовыдвижения Ивана Отраковского, следует считать вполне обоснованным. Кандидат не представил в ЦИК протокол регистрации членов группы избирателей, удостоверенный нотариально, а также сведения о доходах и имуществе и некоторые другие документы. При таких обстоятельствах ЦИК не могла принять решение о регистрации группы.

В своем иске в Верховный суд кандидат оспаривал в основном положения закона, считая их не соответствующими Конституции России. При этом он отметил, что около 20 нотариусов отказали ему в совершении нотариальных действий, а арендодатели отказали в предоставлении помещений для проведения собрания. Кандидатом был представлен протокол регистрации участников собрания, не заверенный нотариально, в котором было 527 человек.

Суд резонно заметил, что регистрация членов группы избирателей, присутствующих на собрании, посредством их подписей в протоколе регистрации, удостоверяемых нотариально, необходима для подтверждения легитимности проведения собрания. А отсутствие такого документа препятствует установлению точного числа лиц, принимавших участие в собрании и обладающих активным избирательным правом.

Представляется, что требования о проведении единого собрания, на котором должно присутствовать не менее 500 человек, и о нотариальном удостоверении участников собрания является чрезмерным, существенно затрудняющим самовыдвижение кандидатов. Об этом свидетельствуют не только утверждения, содержащиеся в исковом заявлении Ивана Остраковского, но и обстоятельства, связанные с отказами в регистрации групп в поддержку Екатерины Дунцовой и Александры Тищенко (о них будет сказано ниже), а также приведенная выше статистика: в кампании 2018 года было отказано в регистрации групп в поддержку 13 из 15 самовыдвиженцев; в нынешней кампании 18 граждан, пожелавших воспользоваться самовыдвижением, вообще не смогли этого сделать, а в кампании 2018 года не смог выдвинуть свою кандидатуру и подать документы в ЦИК России 31 человек. Одна из причин — ограниченность количества помещений, вмещающих не менее 500 человек. Другая — нежелание нотариусов выполнять столь тяжелую и не свойственную для них работу, как заверение подписей сразу сотен человек. Такие обстоятельства могут усугубляться применением административного ресурса, когда владельцам больших помещений и нотариусам не рекомендуют идти навстречу желаниям неугодных кандидатов.

Постановления ЦИК от 23 декабря 2023 года № 144/1111-8 и от 29 декабря 2023 года № 146/1152-8 об отказе в регистрации групп избирателей, созданных в поддержку самовыдвижения соответственно Екатерины Дунцовой и Александры Тищенко, основаны на том факте, что процедура нотариального удостоверения регистрации членов группы избирателей продолжалась в течение всего времени проведения собрания, нотариально удостоверенный протокол регистрации членов группы избирателей отсутствовал как на момент начала собрания, так и на момент его завершения. По аналогичному основанию в 2018 году было отказано в регистрации группы избирателей, созданной в поддержку самовыдвижения Татьяны Воловик. Эксперты тогда отмечали, что эта претензия не основана на законе.

Действительно, тот факт, что в нотариально заверенном протоколе регистрации участников собрания значатся более 500 человек, означает, что кандидат выполнил требование закона. Требования же о том, что этот протокол должен быть заверен к началу собрания, на законе не основаны. Разумеется, такие требования вполне разумны с точки зрения «хорошей практики», но они не учитывают реалий, связанных с большой трудоемкостью заверения подписей и дефицитом нотариусов.

Из судебных решений можно понять, что в обоих собраниях заверением протокола занимался всего один нотариус. Очевидно, что необходимо было большее число нотариусов, но мы можем легко поверить, что большего числа привлечь не удалось в силу описанных выше обстоятельств. Тем не менее, мы полагаем, что кандидаты выполнили требования закона, а позиции ЦИК и Верховного суда основаны на излишнем правовом ригоризме, не учитывающем реальную обстановку.

Отдельное внимание в контексте работы нотариусов при совершении избирательных процедур стоит обратить на попытку выдвижения участника российско-украинского конфликта 2014 года Игоря Гиркина (Стрелкова), который на момент объявления выборов находился в СИЗО. Как сообщило «Русское движение Стрелкова», собрание инициативной группы прошло 24 декабря. Подача документов на выдвижение кандидата невозможна без его личной подписи. Гиркин еще 14 декабря подал ходатайство о разрешении свидания с нотариусом, однако ему в этом было отказано. В результате он был лишен возможности реализовать свое право на выдвижение, которое закон предоставлял ему как гражданину, не лишенному на тот момент своего пассивного избирательного права.

В целом мы полагаем, что на президентских выборах 2024 г. сохраняются чрезмерные требования закона к процедуре выдвижения кандидатов, отмеченные нами в ходе мониторинга избирательной кампании 2018 года, которые вместе с его толкованием, противоречащим конституционным принципам (статья 18: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием»), приводят к существенным ограничениям пассивного избирательного права россиян и снижению конкуренции на президентских выборах.


2. Сбор и проверка подписей в поддержку выдвижения кандидатов

2.1. Общие сведения о сборе подписей в поддержку выдвижения кандидатов

На 5 января 2024 г., когда завершился этап выдвижения, осталось 11 кандидатов: восемь из них были выдвинуты политическими партиями, трое были самовыдвиженцами. Три «партийных» кандидата были выдвинуты парламентскими партиями — это Владислав Даванков («Новые люди»), Леонид Слуцкий (ЛДПР), Николай Харитонов (КПРФ). Представителям парламентских партий не нужно было собирать подписи, и все они были быстро зарегистрированы (см. таблицу 2).

Таблица 2. Выдвижение и регистрация кандидатов от парламентских партий


Кандидат

Партия

Дата проведения съезда

Дата подачи документов на выдвижение в ЦИК

Дата подачи документов на регистрацию

Дата регистрации

Владислав Даванков

Новые люди

24.12.23

25.12.23

01.01.24

05.01.24

Леонид Слуцкий

ЛДПР

19.12.23

25.12.23

01.01.24

05.01.24

Николай Харитонов

КПРФ

23.12.23

27.12.23

03.01.24

09.01.24


Особо отметим, что две парламентские партии, «Единая Россия» и «Справедливая Россия», своих кандидатов не выдвинули, а поддержали самовыдвиженца Владимира Путина. Вообще из 25 существующих политических партий участие в выборах пытались принять лишь восемь (32%).

Выдвиженцам пяти других (непарламентских) политических партий — Сергею Бабурину («Российский общенародный союз»), Андрею Богданову (РПСС), Сергею Малинковичу («Коммунисты России»), Борису Надеждину («Гражданская инициатива») и Ирине Свиридовой («Демократическая партия России») — предстояло до 18:00 31 января 2024 года собрать и представить в ЦИК России не менее 100 000 подписей избирателей в поддержку своего выдвижения, собранных в не менее чем 40 регионах, но не более 2 500 в каждом. Из них только двое — Сергей Малинкович и Борис Надеждин — действительно сдали в ЦИК необходимое количество подписей на проверку (см. таблицу 2).

Таблица 3. Выдвижение кандидатов от непарламентских партий


Кандидат

Партия

Дата проведения съезда

Дата подачи документов на выдвижение в ЦИК

Дата подачи документов на регистрацию

Дата снятия кандидатуры

Дата регистрации/отказа в регистрации/признания утратившим статус кандидата

Сергей Малинкович

Коммунисты России

28.12.23

01.01.24

28.01.24 

-

08.02.24

отказ

Борис Надеждин

Гражданская инициатива

23.12.23

26.12.23

31.01.24

-

08.02.24

отказ

Андрей Богданов

РПСС

24.12.23

26.12.23

не подал

31.01.24

31.01.24

утратил статус

Сергей Бабурин

РОС

23.12.23

26.12.23

не подал

30.01.24

31.01.24

утратил статус

Ирина Свиридова

ДПР

25.12.23

28.12.23

 не подала

30.01.24

02.02.24

утратила статус




30 января лидер партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин посетил ЦИК России и продемонстрировал 19 картонных коробок с подписными листами. По его словам, подписи собирали активисты партии и волонтеры. Они собрали всего около 120 000 подписей, из которых было отобрано для представления в ЦИК 102 670. Однако после этого кандидат неожиданно решил снять свою кандидатуру с выборов, поэтому сколько подписей реально было собрано — неизвестно, их не проверяли. Бабурин заявил, что власть «нельзя дробить в условиях противостояния с Западом, раздвоения патриотических сил быть не должно» и призвал «объединиться вокруг кандидатуры Владимира Путина». В комментариях СМИ он уточнил, что изначально у членов партии и сторонников были сомнения в необходимости его выдвижения на выборах из-за настроений в обществе, которые не видят альтернативу Путину.

Также 30 января прекратила свою избирательную кампанию выдвиженка от Демократической партии России (ДПР) Ирина Свиридова. Председатель партии Александр Зорин сообщил, что она не сумела набрать необходимое количество подписей избирателей, и партия не будет представлять в ЦИК документы на регистрацию, а вместо этого поддержит Владимира Путина. Согласно решению ЦИК от 2 февраля 2024 года Ирина Свиридова утратила статус кандидата, поскольку не представила ни одного из необходимых для регистрации документов.

Выдвиженец от Российской партии свободы и справедливости (РПСС) Андрей Богданов посетил ЦИК 31 января. Он уверял, что «за период сбора подписей мы собрали 160 000, сегодня мы сдаем в ЦИК максимум — 105 000», а сам сбор подписей проходил по смешанной системе — обход по квартирам после предварительного обзвона. Однако он тоже сразу же снял свою кандидатуру. В ЦИК сообщили, что Богданов подал заявление o снятии кандидатуры, когда он сдавал необходимые для регистрации документы членам рабочей группы ЦИК. Кандидат объяснил свой поступок тем, что был обнаружен (или якобы он сам вспомнил о нем — объяснения разнятся, еще позже он уточнил, что речь идет о нескольких счетах) зарубежный банковский счет, который он не успел закрыть из-за проблем с визой. На основании этого заявления ЦИК признала их утратившими статус кандидата и подписи проверять не стала.

Два кандидата представили достаточное число подписей, но получили отказы в регистрации по результатам проверки подписных листов — это Сергей Малинкович («Коммунисты России») и Борис Надеждин («Гражданская инициатива»).

Трем самовыдвиженцам — действующему президенту России Владимиру Путину, блогеру Раде Русских и экологическому активисту Анатолию Баташеву — по закону требовалось собрать 300 000 подписей.

Единственный кандидат, который был зарегистрирован по подписям — Владимир Путин. 16 декабря состоялось собрание инициативной группы избирателей по его выдвижению. 18 декабря документы на выдвижение были сданы в ЦИК. Уже через месяц, 22 января 2024 года, в ЦИК были сданы на регистрацию 315 000 подписей и документы. 29 января Владимир Путин был зарегистрирован (см. таблицу 4).

Таблица 4. Самовыдвижение кандидатов в президенты России

Кандидат

Дата собрания инициативной группы

Дата подачи документов на выдвижение

Дата подачи документов на регистрацию

Дата регистрации / отказа в регистрации

Владимир Путин

16.12.23

18.12.23

22.01.24

29.01.24

регистрация

Анатолий Баташов

26.12.23

27.12.23

31.01.24

08.02.24

отказ

Рада Русских

26.12.23

27.12.23

31.01.24

08.02.24

отказ


Анатолий Баташев и Рада Русских не смогли собрать необходимое количество подписей. Тем не менее, они сдали некоторое их количество (Баташев — 313, Русских — 476) и ряд других документов в ЦИК согласно процедуре регистрации. Здесь следует напомнить, что ранее ЦИК зарегистрировала группы в поддержку самовыдвижения обоих кандидатов, что подразумевало, что эти группы насчитывают не менее 500 российских граждан (точная численность групп в постановлениях ЦИК не указана). Получается, что эти два самовыдвиженца не смогли собрать полностью даже подписи членов групп, созданных в их поддержку.

При этом Анатолий Баташев принес в ЦИК России пять коробок с подписями, из которых четыре оказались пустыми. На вопрос журналистов, зачем нужно было приносить пустые коробки, ответа получено не было. 2 февраля оба были уведомлены о неустранимых недостатках в документах, представленных на регистрацию и, соответственно, 8 февраля получили отказ в регистрации.

Согласно извещениям ЦИК о выявленных недостатках в документах Анатолия Баташева и Рады Русских, кандидаты не предоставили ни документы, подтверждающие факты оплаты изготовления подписных листов, ни списки своих сборщиков. Это означает, что кандидаты фактически и не приступали к реальному сбору подписей избирателей. Подтверждает это и финансовая отчетность кандидатов (см. раздел доклада 2.3). Складывается мнение, что единственное, ради чего эти кандидаты приняли участие в выборах, — это привлечь к себе внимание СМИ.

Таким образом, всего зарегистрированы четыре кандидата — столько же, сколько в 2008 году, но меньше, чем во всех остальных президентских кампаниях. Отсев на втором этапе составил 64%, а на первых двух этапах (считая, что на старте было 15 кандидатов) — 73%. Если сравнивать с двумя предыдущими кампаниями, то отсев на втором этапе получился больше, чем в обеих (в 2018 году он составлял 53%, в 2012 — 50%). Отсев на двух этапах больше, чем в 2012 году (было 67%), но меньше, чем в 2018 году (было 78%).



2.2. Процедура проверки подписей, собранных в поддержку выдвижения кандидатов в президенты

Кроме Владимира Путина, успешно преодолевшего подписной фильтр, еще два кандидата представили достаточное число подписей, но получили отказы в регистрации по результатам проверки подписных листов. Сергей Малинкович («Коммунисты России») представил 104 998 подписей. ЦИК проверила 60 000 подписей, из них признала недействительными 8 979 подписей, что составляет 15,0%. Количество достоверных подписей составило 96 019. Борис Надеждин («Гражданская инициатива») представил 104 734 подписи. ЦИК проверила 60 000 подписей, из них признала недействительными 9 147 подписей, что составляет 15,2%. Количество достоверных подписей составило 95 587. Таким образом, оба кандидата получили отказы по двум основаниям — число недействительных подписей более 5%, и число достоверных подписей менее 100 тыс.

Наш многолетний опыт свидетельствует, что сложившаяся система проверки подписных листов не отвечает правовым критериям. Основных механизмов выбраковки подписных листов два — почерковедческая экспертиза и проверка по базе МВД.

Так называемая почерковедческая экспертиза предусматривает работу на основании методики, имеющей гриф секретности, и потому недоступной для электоральных юристов, что само по себе недопустимо. Результатом такой экспертизы обычно являются голословные утверждения о недействительности подписи по причине несобственноручного указания в подписном листе фамилии, имени, отчества избирателя или даты внесения подписи.

Рисунок 1. Слайд с презентации ЦИК, содержащий, по мнению комиссии, характерные примеры фальсификации подписей

С помощью иллюстрации, представленной на рис. 1, ЦИК России пыталась убедить участников и зрителей заседания в том, что в сданных подписях избирателей были обнаружены подписи, выполненные не самими избирателями (при этом кандидату не были представлены даже такие доказательства). Вероятно, что для презентации пытались использовать наиболее «убедительные» примеры. Однако они в целом выглядят весьма сомнительными, но главное — не поддаются проверке, а избиркомы и суды им безусловно верят. По нашему мнению, такие решения не являются правовыми, поскольку явно расходятся даже с буквой закона: закон требует от экспертов заключения, а голословные утверждения не могут быть признаны заключениями.

Отдельно отметим, что обнаружение экспертами подделки подписей имеет признаки правонарушений, предусмотренных ст. 5.46 КоАП РФ или ст. 142 УК РФ. Однако такие дела никогда не возбуждаются и не расследуются, хотя расследовать их легко: есть данные избирателей и сборщиков. По-видимому, истинная цель таких экспертных заключений и принятых на их основе решений имеет чисто политический характер, а реальная борьба с правонарушениями в избирательной сфере остается вне зоны интересов ЦИК и правоохранительных органов.

В процедуре проверки данных об избирателях по базе МВД заложен ряд дефектов, в результате которых на практике часто признаются недействительными подписи с достоверными данными. Это и ошибки сотрудников избиркомов при вводе данных из подписных листов в компьютер, и ошибки в базе МВД, и просто отсутствие синхронности в изменениях адресных записей в паспортах и в базе. Для выявления всех этих ошибок и несоответствий у кандидата обычно просто не хватает времени, а у избиркомов — и времени, и желания. Поэтому выявленное с помощью данной процедуры число недействительных подписей остается сомнительным.

Из постановления об отказе в регистрации Борису Надеждину мы узнаем, что ЦИК признала достоверными 62 подписи, ранее забракованные рабочей группой. И мы можем предположить, что будь у команды кандидата больше времени, им удалось бы «отбить» большее количество подписей.

В постановлениях об отказе в регистрации Сергею Малинковичу и Борису Надеждину не содержится расшифровки, по каким основаниям подписи признаны недействительными. Из информации, полученной от штаба Бориса Надеждина, мы знаем, что у него 2516 подписей забракованы на основании утверждения, что дата внесения подписи выполнена не рукой избирателя, и 1548 подписей на основании утверждения, что ФИО избирателя вписаны не рукой избирателя. Итого 4064 подписи забракованы на основании утверждений почерковедов, которые нельзя считать их заключениями. 858 подписей забракованы на основании справки МВД, и с этими подписями еще следует разобраться.

1767 подписей были признаны недействительными на том основании, что сборщик отсутствует в нотариально заверенном списке. По утверждениям штаба Бориса Надеждина, значительная часть указанных сборщиков в списке присутствует, но в других его частях, что не является нарушением закона.

В целом вывод ЦИК о более чем девяти тысячах недействительных подписей выглядит необоснованным. Более подробную информацию мы, возможно, получим в результате судебного процесса.



2.3. Финансирование сбора подписей в поддержку выдвижения кандидатов

Сбор подписей невозможно осуществить без определенных финансовых расходов, как минимум речь идет о печати 20 тыс. подписных листов, необходимых для сбора 100 тыс подписей.

Анатолий Баташев в первом финансовом отчете указал, что в его избирательный фонд поступило 211 050 рублей, израсходовано было 202 850 рублей, из них 183 050 рублей — на агитационные материалы и 19 800 — на выполнение других услуг по договорам. По статьям, связанным со сбором подписей, расходов не было. Рада Русских согласно первому финансовому отчету собрала в избирательный фонд 539 014 рублей, сколько из них она потратила на организацию сбора подписей — неизвестно. Относительно ее расходов существует путаница: в первом финансовом отчете, размещенном на сайте ЦИК, одновременно указано, что все 538 800 рублей она потратила на организацию сбора подписей, а также 519 000 рублей — на изготовление и распространение агитационных материалов, еще 19 800 рублей — на оплату других работ и услуг. Сбербанк также предоставил сведения, что 485 000 рублей ее крупных расходов (свыше 100 000 рублей) ушли на агитационные материалы.

Согласно сведениям о поступлении средств в избирательные фонды и расходовании этих средств на 5 февраля 2024 года, представленных Сбербанком относительно кандидатов, прекративших участвовать в выборах:

  • Сергей Бабурин успел получить в свой фонд более 6,2 млн рублей, из которых потратил около 4,7 млн рублей. Сколько из них пришлось на обеспечение сбора подписей — неизвестно, поскольку первый финансовый отчет не представлен. Из расходов, превышающих 100 000 рублей, указан лишь один транш в 200 000 рублей по статье «другие расходы на сбор подписей»;
  • Андрей Богданов собрал лишь 625 018 рублей и почти все из них израсходовал — 624 870 рублей. По статье «другие расходы на сбор подписей» (сверх 100 000) проходит 260 000 рублей;
  • Ирина Свиридова получила 166 000 рублей, израсходовала 152 600 рублей, и, что интересно, — 112 000 рублей из них ушло на изготовление и распространение печатных и иных агитационных материалов. То есть на сбор подписей осталось только около 40 000 рублей, если только под агитационными материалами кандидат не понимает подписные листы.

Первые финансовые отчеты кандидатов Сергея Бабурина, Андрея Богданова, Ирины Свиридовой отсутствуют на сайте ЦИК, что означает, что эти кандидаты не совершили процедуру подачи документов на регистрацию и снялись не после, а до их подачи. Получается, что «подачи» Сергеем Бабуриным и Андреем Богдановым коробок с подписями в ЦИК были не более чем постановочными спектаклями.

Согласно информации в СМИ, в социальных сетях, на сайтах и других медиаресурсах кандидатов и поддержавших их политических партий, свидетельствам наших долгосрочных наблюдателей, можно с уверенностью заявлять о том, что только два кандидата — Владимир Путин и Борис Надеждин — проводили реальный публичный сбор подписей в свою поддержку. Безусловно, способы, механизмы, масштабы и задействованные ресурсы этих подписных кампаний значительно отличались друг от друга, но нет никаких сомнений в том, что сбор необходимого количества подписей был произведен.

Этого же нельзя с уверенностью сказать о подписной кампании кандидата от «Коммунистов России» Сергея Малинковича. На сайте «Коммунистов России» приводятся слова кандидата о том, что на пикетах от Калининграда до Магадана они собрали необходимое количество подписей и отобрали из них 110 000 хороших. Кандидат и его штаб уверяют, что они собрали в общей сложности более 152 000 подписей, сам сбор проходил в форме пикетов и поквартирного обхода. Однако приведенные на сайте краткие репортажи и фотографии — например, из Воронежа и Иванова — позволяют предположить либо имитационный, либо явно недостаточный для выполнения требований законодательства характер подобных усилий. В другом ролике из Санкт-Петербурга отчетливо видно, что сбор подписей у одного из избирателей (мужчина преклонного возраста) во время пикета, в котором участвует сам кандидат, происходит с очевидным нарушением процедуры: фамилия, имя и отчество избирателя и дата вписываются сборщиком, а не самими избирателем, как того требует закон, адрес — со слов избирателя, а паспортные данные с фотографии с телефона. Если это постановочный под камеру пример работы сборщиков с избирателями, то что говорить о том, как проводился реальный сбор? На личной странице кандидата в социальной сети «ВКонтакте» хорошо виден постановочный характер многих фото и видео о сборе подписей, главная цель которых — лишь обозначить присутствие сборщиков в регионе. Возможность сбора достаточного количества подписей силами единичных пикетов в зимних условиях кажется весьма сомнительной.

Согласно первому финансовому отчету и сведениям о поступлении и расходовании средств избирательных фондов кандидатов, предоставленных Сбербанком по состоянию на 5 февраля 2024 года, Сергей Малинкович из примерно 369 000 собранных им рублей потратил на сбор подписей чуть больше 320 000, из них лишь 56 500 — на оплату труда сборщиков. Это совершенно невероятная для сбора таких масштабов сумма (см. таблицу 5).

Для сравнения, Борис Надеждин указал, что потратил на сбор подписей более 37,3 млн рублей, из них более 3,2 млн рублей — на оплату труда сборщиков. Всего на 5 февраля 2024 года Надеждин собрал более 93 млн рублей, а потратил 87,8 млн рублей.

Владимир Путин на организацию сбора подписей потратил 11,9 млн рублей, из них также чуть больше 3 млн рублей — на оплату сборщиков. На 5 февраля 2024 года Владимир Путин собрал в избирательный фонд 447,4 млн рублей, а потратил более 129,4 млн рублей.

Только крупных расходов, превышающих 100 000 рублей, по статьям «другие расходы на сбор подписей» и «финансовое обеспечение сбора подписей» у Бориса Надеждина набралось на сумму 18,2 млн рублей, а у Владимира Путина по статье «финансовое обеспечение сбора подписей» — 1,4 млн рублей, по суммам менее 100 000 — 7,5 млн рублей ушло на «финансовое обеспечение выборов» и 3,3 млн рублей — на «оплату труда лиц привлекаемых для сбора подписей избирателей». У Сергея Малинковича по этой статье было потрачено лишь 150 000 рублей.

Таблица 5. Расходы кандидатов на сбор подписей



1

2

3

4

5

Кандидат / число подписей 

Всего расходов, рублей

На организацию сбора подписей, рублей / в %

Из них на оплату труда сборщиков, рублей

Всего расходов на 05.02.2024, рублей

Расходы свыше 100 000 рублей на сбор подписей, рублей

Сергей Бабурин / 100 000

нет информ.

нет информ.

нет информ.

4 660 724

200 000

Анатолий Баташев / 300 000

202 850

202 850

0

Андрей Богданов / 100 000

нет информ.

нет информ.

нет информ.

624 870

260 000

Борис Надеждин / 100 000

52 255 847

37 330 881 / 71,44%

3 220 765 

87 776 618

18 182 493

Сергей Малинкович / 100 000

369 333

320 853 /

86,87%

56 600

369 333

150 000

Владимир Путин / 300 000

109 951 642 

11 857 262/

10,78%  

3 025 000

129 406 700

1 388 000

Рада Русских / 300 000

538 800

0

0

538 800

0

Ирина Свиридова / 100 000

нет информ.

нет информ.

нет информ.

152 600

0


Примечание: колонки 1, 2, 3 — на основе данных из первого финансового отчета; колонки 4, 5 — по данным Сбербанка на 05.02.2024.

Таким образом, либо штаб Сергея Малинковича проявил чудеса экономической эффективности при организации реального сбора подписей и нашел технологию, которая его кратно удешевляет, и соответственно продемонстрировал Владимиру Путину и Борису Надеждину, что их штабы просто обкрадывают своих кандидатов. Либо все-таки финансовые затраты Владимира Путина и Бориса Надеждина близки к реальной действительности, но тогда «расходы» Сергея Малинковича являются подтверждением имитационности его подписной кампании.

Исходя из данных кандидатов, представивших первые финансовые отчеты, и сведений об их расходах на сбор подписей, получается, что одна сданная в ЦИК подпись обошлась Борису Надеждину примерно в 356 рублей, Владимиру Путину в — 38 рублей, а Сергею Малинковичу — всего в 3 рубля. Если же верить заявлениям предвыборного штаба Владимира Путина о том, что он собрал в 10 раз больше подписей, то себестоимость одной подписи в пользу его выдвижения сравняется с себестоимостью подписей Сергея Малинковича, что также вызывает вопросы о реальности объявленного количества. Затраты же Бориса Надеждина выглядят вполне достоверными для кандидата, который не обладал заранее развернутой инфраструктурой: региональные отделения партии «Гражданская инициатива», как правило, не имеют заметных ресурсов, наработанных сетей сборщиков и сторонников. Поэтому кандидату и его штабу пришлось все организовывать практически с нуля: нанимать работников штабов и сборщиков, оплачивать их работу, открывать и оплачивать офисы, приобретать для них мебель, оборудование и обеспечивать доступ к интернету. Организация подобного полноценного регионального штаба, по нашим оценкам, варьируется в диапазоне 0,5 млн — 1 млн рублей.

В таблице 6 показана структура поступлений пожертвований в избирательные фонды кандидатов. Обращает на себя внимание, что жертвователями в избирательный фонд Владимира Путина стали фонды поддержки регионального сотрудничества и развития или фонды регионального развития различных регионов, а также Национальный фонд поддержки регионального сотрудничества и развития. В общей сложности 30 фондов перечислили 472 млн рублей. Эти фонды тесно связаны с «Единой Россией», часто возглавляются членами региональных исполкомов. Кем и из каких источников пополняются эти фонды, откуда у них взялись средства на перечисление в избирательный фонд Владимира Путина (восемь фондов — например, Краснодарский, Московский, Татарстанский, Башкирский и другие, перечислили по 20 и более млн рублей) — публично неизвестно. Можно предположить, что большая часть этих средств была пожертвована крупным региональным бизнесом. В свою очередь большая часть средств, собранная в избирательный фонд кандидата, была израсходована в период сбора достаточно большого количества подписей не на получение поддержки со стороны избирателей, а на изготовление и распространение предвыборной агитации и на проведение агитационных мероприятий.

Таблица 6. Поступления в избирательные фонды кандидатов (рублей)



1

2

3

4

5

6

Кандидат

Поступило в избирательный фонд на 05.02.24, рублей

Пожертвования от ЮЛ, свыше     200 000 рублей (кол-во) / в %

Пожертвования от ФЛ свыше         20 000 рублей (кол-во) / в %

Собственные средства кандидата, рублей

Средства выдвинувшей партии, рублей

Пожертвования граждан рублей / %

Владимир Путин

477 377 297

472 000 000 (30)/ 98,87%

5 250 000 (3) / 1,1%

0

-

269 316

0,06%

Владислав Даванков

102 010 001

0

7 000 000 (3)

/6,86%

0

10 000 000

100%

0

Леонид Слуцкий

101 996 861

0

1 400 000 (5) /1,37%

нет информ.

нет информ.

нет информ.

Борис Надеждин

93 010 642

0

18 694 678 (197) / 20,1%

1 102 000

0

79 414 048

98,6%

Николай Харитонов

67 000 100

0

0

нет информ.

нет информ.

нет информ.

Сергей Бабурин

6 251 000

2 950 000 (2) / 47,19%

0

нет информ.

нет информ.

нет информ.

Андрей Богданов

625 018

0

0

нет информ.

нет информ.

нет информ.

Рада Русских

539 014

0

519 000 (1) 

/ 96%

20 000


519 014

96,89%

Сергей Малинкович

369 333

0

0

250 000

119 316

17

Анатолий Баташев

211 050

0

183 050 (1)

/87%

20 000


191 050

90,52%

Ирина Свиридова

166 015

0

146 000 (1) 

/ 88%

нет информ.

нет информ.

нет информ.


Примечание: колонки 1, 2, 3 — по данным Сбербанка на 05.02.2024; колонки 4, 5, 6 — по данным первых финансовых отчетов кандидатов на момент подачи документов на регистрацию; % исчисляются от поступивших на тот момент средств.

«Голос» и раньше указывал, что схема финансирования, используемая в последние годы кандидатами от власти, позволяет скрыть реальных доноров кандидатов и партий и фактически сводит на нет эффект законодательных норм, которые направлены на повышение финансовой прозрачности избирательных кампаний. Мы предлагали обязать некоммерческие организации, оказывающие финансовую поддержку партиям или кандидатам, раскрывать обществу информацию о собственных донорах (название компании или имя физического лица, ИНН, регион, сумму пожертвования), публиковать такие отчеты на сайте Министерства юстиции Российской Федерации.

Борис Надеждин основную массу своих средств из более чем 90 млн рублей получил от граждан, и лишь около 6,5 млн рублей — от юридических лиц. Причем пожертвования свыше 20 000 рублей (192 пожертвования) составили лишь 20% его фонда. При этом 70% расходов пошли на сбор подписей, т. е. получение поддержки граждан.

Владислав Даванков среди всех кандидатов с партийным выдвижением демонстрирует наиболее тесную связь с партией. Это проявляется и в финансировании избирательной кампании, и в ее продвижении. Согласно первому финансовому отчету, первые 10 млн рублей в свой избирательный фонд он получил от партии «Новые люди».

Леонид Слуцкий и Николай Харитонов показали в своих первых финансовых отчетах от 28 декабря и 29 декабря 2023 года 0 (ноль) рублей поступлений на избирательный счет. Поэтому избиратели смогут узнать о том, сколько средств они получил от своих партий, а сколько внесли собственных, только в итоговых финансовых отчетах через три месяца после выборов. Согласно сведениям, поступившим в ЦИК из Сбербанка, у Леонида Слуцкого первый крупный транш на оплату предвыборной агитации с его избирательного счета был перечислен 14 января, а ко 2 февраля на его избирательный счет поступило 101 542 211 рублей, источники которых публично не разглашаются — по всей видимости, это средства партии. У Николая Харитонова аналогичный первый крупных транш был совершен 16 января, а ко 2 февраля на счет поступило 67 000 100 рублей.

Таким образом, исходя из информации, распространенной в СМИ и социальных сетях, а также размещенной на ресурсах самих кандидатов, из данных, содержащихся в финансовых отчетах кандидатов и документах ЦИК России, можно утверждать, что сбор подписей в поддержку кандидатов Владимира Путина и Бориса Надеждина носил реальный характер и был направлен именно на регистрацию кандидатов. Сбор подписей кандидатов Сергея Бабурина и Сергея Малинковича носил скорее постановочный и имитационный характер и по-видимому не ставил перед собой задачу преодоления регистрационного барьера. Андрей Богданов, Анатолий Баташов, Рада Русских и Ирина Свиридова, предположительно, сбор подписей избирателей не осуществляли. При этом Сергей Бабурин и Андрей Богданов, чтобы опровергнуть эти предположения и подтвердить свои заявления о более чем 100 000 собранных подписей, могли бы предоставить на обозрение общественности содержимое тех коробок, которые так и не были ими сданы в ЦИК.

«Голос» продолжает считать, что существующая система публичной финансовой отчетности кандидатов остается закрытой для общественности и не транспарентной. Реальные источники средств, поступивших на избирательные счета кандидатов через прокладки в виде благотворительных фондов и НКО, остаются для избирателей неизвестными.


2.4. Сбор подписей в поддержку выдвижения Владимира Путина

  • Любые действия, которые совершают кандидаты, их доверенные лица, избирательные штабы, сборщики подписей, агитаторы и другие участники избирательной кампании, должны строго соответствовать избирательному законодательству. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», а также закон «О выборах Президента Российской федерации» устанавливают ряд жестких требований к процедуре сбора подписей:
  • как и иные мероприятия, осуществляемые кандидатами и их штабами, сбор подписей должен финансироваться исключительно за счет средств избирательных фондов, в том числе все расходы, связанные с изготовлением подписных листов и со сбором подписей;
  • оказание любых услуг кандидатам, в том числе и для проведения сбора подписей (например, предоставление помещений для сборщиков), должны осуществляться на возмездной основе;
  • не допускается участие в процессе сбора подписей органов государственной власти, органов местного самоуправления, органов управления организаций независимо от формы собственности, учреждений;
  • запрещается бесплатное выполнение или выполнение по необоснованно заниженным (завышенным) расценкам юридическими лицами, их филиалами, представительствами и иными подразделениями работ (оказание услуг), прямо или косвенно связанных с выборами президента Российской Федерации и направленных на достижение определенного результата на выборах. Материальная поддержка кандидату, направленная на достижение определенного результата на выборах, может быть оказана только при ее компенсации за счет средств избирательного фонда кандидата;
  • также в сборе подписей не допускается участие членов избирательных комиссий с правом решающего голоса;
  • в процессе сбора подписей запрещено принуждение избирателей, а также не допускается вознаграждение в любой форме за внесение подписи;
  • запрещено осуществлять сбор подписей на рабочих местах, в процессе и местах выдачи заработной платы, пенсий, пособий, стипендий, иных социальных выплат, оказания благотворительной помощи;
  • сбор подписей осуществляется специально уполномоченными лицами (сборщиками), нотариально заверенные списки которых составляют кандидат и/или выдвинувшая его политическая партия.

Однако имеется информация о нарушении данных запретов и ограничений при проведении сбора подписей в поддержку Владимира Путина.

Предвыборный штаб Владимира Путина начал работу 21 декабря 2023 года. Сбор подписей проходил с 23 декабря 2023 г. по 17 января 2024 г. Согласно данным штаба Владимира Путина, а также заявлениям руководителей соответствующих юридических лиц, сбор подписей осуществлялся силами волонтерских организаций, ОНФ и партии «Единая Россия» и было собрано порядка 2,5 млн подписей.

Практически во всех регионах была создана разветвленная структура региональных и местных штабов, которая в том числе и обеспечивала сбор подписей в поддержку выдвижения Владимира Путина.

В каждом субъекте федерации был создан публичный региональный избирательный штаб Владимира Путина, который в качестве председателей как правило возглавили доверенные лица кандидата, а аппарат, который реально и организовывает работу штаба, — представители «Единой России». Формально именно этот штаб отвечал за организацию сбора подписей.

Помимо него были созданы некие штабы Общественной поддержки (и дальше идет название региона) со своими отдельными помещениями. Внешне они напрямую не связаны с кандидатом, позиционируются как многофункциональные площадки для связи между общественностью, органами исполнительной власти, депутатами, а также для проведения различных публичных мероприятий. Часто в открытии этих штабов принимали участие губернаторы, спикеры региональных парламентов, представители «Единой России». В основном они используются для проведения мероприятий «Молодой Гвардии Единой России», «Единой России», для встреч общественности с различными чиновниками. Нередко эти штабы поддержки также возглавляются видными единороссами, а под поддержкой региона прежде всего понимается поддержка курса президента. В действительности под видом социальных проектов и общественной деятельности они ведут ту же самую агитационную работу, что и основной избирательный штаб. В частности, они были одной из площадок, где можно было прийти и поставить подпись в поддержку Путина. Финансируются ли эти штабы из избирательного фонда кандидата Владимира Путина — неизвестно, скорее всего, нет.

В различных регионах упоминалось, что сбор подписей осуществляют волонтеры из таких организаций как «Молодая гвардия», «Российские студенческие отряды», «Лига молодежной политики», «Волонтеры Победы», Российский союз молодежи, «Молодежь села», поисковые отряды, клубы волонтеров-пенсионеров, «клубы долголетия», региональные Комитеты семей воинов Отечества, региональный союз машиностроителей России и различные иные местные организации. Также в сборе подписей участвовали представители профсоюзов (например, в Башкортостане). Как правило, эти организации регулярно получают поддержку и гранты на свои проекты и деятельность из местных бюджетов. Многие из этих организаций входят в ОНФ или имеют соглашения о сотрудничестве с «Единой Россией».

Пункты сбора подписей размещались в основном в торговых центрах, в открывшихся штабах поддержки Путина. Также оставить подпись за выдвижение Владимира Путина в каждом регионе было можно в региональных и местных отделениях Народного фронта (ОНФ) и «Единой России». Согласно сообщениям СМИ, 16 февраля «Единая Россия» за один день собрала в своих офисах более 1 млн подписей (см. Приложение, карточки № 1 — 15). Информация о сборе подписей в форме уличных пикетов и поквартирного обхода не поступала. О помощи в сборе подписей самовыдвиженцу Владимиру Путину также сообщала и «Справедливая Россия».

«Голос» полагает, что политические партии должны стараться максимально активно участвовать в выборах, а парламентские партии — тем более, особенно, когда речь идет о выборах президента страны. Однако в данном случае обе партии предпочли не выдвигать своих кандидатов, и в нынешней избирательной кампании они выступают не участниками, а сторонними лицами. В данном случае — юридическими лицами. При этом еще раз напомним, что п. 7 ст. 61 закона «О выборах Президента России» прямо запрещает юридическим лицам оказывать помощь кандидатам на безвозмездной основе. В противном случае это приведет к нарушению правил финансирования избирательных кампаний и в конечном счете — нарушению принципа равенства прав кандидата.

Правила финансирования избирательных кампаний, в том числе требования о «потолке» расходов избирательных фондов и запрете на стороннее финансирование кампаний кандидатов, направлены на ограничение роли денег на выборах. Выборы — это прежде всего публичная дискуссия, в которой в максимально равной степени должны звучать аргументы разных сторон. Если один из кандидатов получает существенное преимущество в финансировании, то это ведет к нарушению этих принципов.

В данном случае это проявилось особенно ярко. Еще раз вернемся к вопросу расходов кандидатов на сбор подписей. Борису Надеждину, практически не обладавшему инфраструктурой в регионах на момент старта кампании, одна подпись обошлась примерно в 356 рублей. При этом Бориса Надеждина выдвинула политическая партия, хоть и малоизвестная. Самовыдвиженец Владимир Путин потратил на одну сданную подпись 38 рублей, а если верить заявлениям штаба кандидата о полном количестве собранных подписей, то одна подпись стоила всего 3 рубля. При этом Владимир Путин, обладая безусловно гораздо большей известностью, все же тоже не имел своей готовой инфраструктуры, поскольку выступил в роли самовыдвиженца. Эту 100-кратную разницу в стоимости собранных подписей создали как раз возможности «Единой России», действовавшей, похоже, в обход установленных законодательством финансовых запретов.

Стоимость сбора подписей для действующего президента явно снизило и системное злоупотребление административным ресурсом. Сообщения о пунктах сбора Владимира Путина (и только этого кандидата) и графике их работы публиковали СМИ, аффилированные с государственными органами власти и органами местного самоуправления, официальные сайты и аккаунты в соцсетях госорганов и бюджетных учреждений. Там же размещались материалы откровенно агитационного характера. Должностные лица ставили подписи под телекамеры в рабочее время (см. Приложение, карточки № 16 — 36).

Использование административного ресурса для обеспечения сбора подписей в поддержку Владимира Путина в регионах можно систематизировать по нескольким видам (направлениям):

  • оказание предположительно бесплатных услуг по организации сбора подписей со стороны юридических лиц различных форм собственности (например, ОНФ, «Единая Россия», НКО, бюджетные учреждения, предприятия и др.) в виде предоставления своих помещений и офисов для проведения сбора подписей, организации (мобилизации) групп избирателей. Порой, пункты сбора подписей размещались непосредственно в помещениях администраций или бюджетных учреждений;
  • информационная поддержка со стороны представителей региональной власти, а также со стороны связанных с ними административных информационных ресурсов (сайты региональных правительств и администраций, страницы органов власти в социальных сетях, телерамм-каналы глав регионов, мэров городов). Например, многие из них опубликовали информацию о местах сбора подписей за Путина, а также репортажи о том, как подписи ставят первые лица региона и города (см. Приложение, карточки № 37 — 50);
  • сайты, аккаунты и группы государственных и муниципальных учреждений (ГБУ МБУ, ГУКов, МБУКов и т. п.) в социальных сетях с призывами поставить подписи за кандидата Путина — нередко от лица их руководителей (см. Приложение, карточки № 51 — 63);
  • репортажи региональных и местных государственных и муниципальных СМИ (особенно телеканалов) об открытии пунктов сбора подписей за Путина и/или о том, как свои подписи поставили главы регионов, известные общественники и политики, а также простые избиратели (см. Приложение, карточки № 64 — 76).

Вот, например, типичный «информационный» репортаж из Екатеринбурга, сделанный местным представительством «ФедералПресс»: «3 декабря в отделении ОНФ в Свердловской области стартовал сбор подписей в поддержку выдвижения Владимира Путина кандидатом на выборы главы государства. „Каждый желающий может прийти и оставить свою подпись, главное — не забыть с собой паспорт. За неполный час пришло уже более 20 человек“, — отметил глава регионального исполкома ОНФ в Свердловской области Вадим Савин. Он уточнил, что в региональном отделении ежедневно ожидают несколько сотен желающих поддержать Владимира Путина на предстоящих президентских выборах. „Мне сложно прогнозировать с учетом того, что выходные и праздничные дни начались, но, как показывает практика, люди активно идут. Думаю, будет несколько сотен человек каждый день“, — прокомментировал для „ФедералПресс“ Савин. Пришедшие поддержать президента отметили, что благодаря политике Владимира Путина люди ощущают поддержку в экономической, социальной, туристической сферах. „Мне очень нравится системная работа по поддержке семей с детьми. И мы видим всю эту ситуацию, которая развивается в Свердловской области: растет количество многодетных семей. Люди не боятся рожать новых детей“, — рассказала глава свердловского областного родительского комитета Людмила Золотницкая. Она добавила, что Владимир Путин — харизматичный, умный лидер, который вызывает у людей восхищение. Сбор подписей проходит в штабе регионального ОНФ на Хохрякова, 9. Работать пункт будет с 23 декабря по 25 января с 10:00 до 18:00. Выходными будут 1, 2 и 7 января. Помимо ОНФ в Екатеринбурге открылись еще шесть точек сбора подписей под эгидой „Единой России“».

Нередко в том или ином регионе «информирование» о том, что подписи в поддержку Путина поставили высшие лица региона, превратилось в целую информационно-политическую кампанию. Так, например, в Удмуртии 23 и 24 декабря посты во «Вконтакте» опубликовали глава республики Александр Бречалов, заместитель главы республики Ярослав Семёнов, министр имущественных отношений Анна Боталова, главы Ижевска, Воткинска, Глазова, Можги, главы районов — Увинского, Балезинского, Алнашского, Малопургинского, Киясовского, Кизнерского, Завьяловского.

Главы регионов также участвовали в открытии штабов общественной поддержки Путина, что, естественно, активно освещалось в местных СМИ.

Отметим, что движение «Голос» признает за избранными лицами особые права (и даже обязанности перед своими избирателями) по освещению своего отношения к важнейшим политическим вопросам, в число которых, безусловно, входят выборы главы государства. При этом проблемой является то, что часто такие лица начинают откровенно злоупотреблять своим административным ресурсом, используют свое должностное положение, привлекают подчиненных к изготовлению или продвижению своих мнений. Все это является прямым нарушением закона. Представляется, что должностным лицам следовало бы разделять свои личные и официальные информационные ресурсы в социальных сетях: в первых информировать подписчиков о своих личных делах (семье, хобби, путешествиях и т. д.) или политических взглядах как любого частного лица, во вторых — о своих делах, поездках, решениях и т. п. в статусе должностного лица. Проставление подписи в поддержку какого-то из кандидатов в президенты — это личное дело гражданина, а не функция его должности, и поэтому должно отражаться только на личных информационных ресурсах.

Корпоративная мобилизация также стала одним из незаконных ресурсов для сбора подписей в поддержку действующего президента, что отражено на страницах во «Вконтакте» и на сайтах крупных предприятий, в том числе и входящих в государственные холдинги. На этих ресурсах публиковалось, например, как их руководство ставит подписи (например, в Удмуртии). Так, в Чувашии 16 января в объявленный «Единой Россией» единый день сбора подписей в штаб общественной поддержки был организован привод работников завода «Промтрактор», который принадлежит доверенному лицу кандидата Андрею Водопьянову.

Во многих публикациях на ресурсах организаций разных форм собственности отмечалось, что в сборе подписей приняли участие целые коллективы, что свидетельствуют о явном принуждении сотрудников. Зачастую принуждение носило открытый и непосредственный характер (см. Приложение, карточки № 77 — 79).

Естественно, что ничего подобного в отношении сбора подписей в пользу других кандидатов не наблюдалось.

Административное давление на избирателей в период сбора подписей выражалось в предложениях со стороны руководства подписаться за Путина, от которого подчиненным было крайне сложно отказаться (см. Приложение, карточки № 80 — 83)

Также имеются единичные случаи, когда администрация оказывала давление на подчиненного, подписавшегося за другого кандидата и опубликовавшего информацию об этом в своих социальных сетях.

Например, в Екатеринбурге ресурс It’s My City опубликовал репортаж о том, что руководство клуба туристов «Азимут» из Нижнего Тагила оказывало давление на свою работницу, которая подписалась за Надеждина и рассказала об этом на своей странице во «Вконтакте». Руководство требовало удалить пост и угрожало увольнением.

Наличие среди подписей, представленных в поддержку выдвижения кандидата, более 5%, собранных в местах, где сбор подписей запрещен; использование при сборе подписей средств помимо избирательного фонда, если их сумма на 5% превышает предельную сумму расходов; а также неоднократное использование кандидатом преимуществ своего должностного или служебного положения являются основаниями для отказа в регистрации кандидата.

Пока никаких данных о том, что услуги «Единой России» и других юрлиц по сбору подписей были оплачены из средств избирательного фонда, не поступало. Не было и каких-либо заявлений об условиях предоставления таких услуг для других кандидатов. Для окончательного вывода стоит дождаться итогового финансового отчета, в котором будут отражены все траты кандидатов, но пока есть все основания считать, что сбор подписей за действующего президента прошел с грубейшими нарушениями закона.



2.5. Сбор подписей в поддержку выдвижения Бориса Надеждина

В целом можно констатировать, что кандидаты, приступившие к сбору подписей избирателей, не столкнулись с какими-то серьезными внешними препятствиями при его осуществлении. По крайней мере об этом не сообщалось публично. Сведения о проблемах, с которыми столкнулись сборщики кандидата Бориса Надеждина в ряде регионов, носили единичный характер (например Москва, где на непродолжительное время полицией была задержана сборщица). Проблемы замедленного старта подписной кампании Бориса Надеждина скорее всего носили организационный характер — причиной стало отсутствие реальной региональной сети (региональные отделения партии «Гражданская инициатива» не обладают необходимыми человеческими и иными ресурсами).

Однако попытки сборщиков Бориса Надеждина организовать сбор подписей на своего рода «территории Путина», т. е. в торговых центрах, в ряде случаев были пресечены. В Красноярске, Новосибирске, Краснодаре и в Великих Луках охрана требовала от сборщиков прекратить работу в торговых центрах и вызывала полицию или Росгвардию. В Нижнем Новгороде и Татарстане администрации торговых центров отказали представителям штабов Надеждина в сборе подписей на их территории.

Основными каналами информирования о ходе сбора подписей в поддержку Бориса Надеждина являлись его предвыборный сайт, личные аккаунты кандидата в социальных сетях, а также аккаунты региональных штабов или инициативных групп сборщиков, где в ежедневном режиме обновлялась информацию о количестве собранных подписей, размещались фото и видеоматериалы. На сайте https://nadezhdin2024.ru/ есть адреса штабов. Можно было оставить свои координаты и штаб свяжется с информацией как и где поставить подпись. На странице https://nadezhdin2024.ru/addresses имелись актуальные адреса-контакты стационарных точек сбора. В телеграм-боте @nadezhdin2024_bot по поиску можно было найти ближайшие точки сбора подписей. В телеграм канале московского штаба https://t.me/center_msk можно было найти оперативную информацию о мобильных точках сбора подписей. 24 января сайт Надеждина подвергся DDoS атаке.

Отметим масштабное информационное неравенство кандидатов, которое проявилось уже на стадии освещения СМИ хода сбора подписей в поддержку кандидатов. В регионах информационные сюжеты о сборе подписей за Бориса Надеждина опубликовали лишь немногие оставшиеся частные и независимые СМИ. На федеральных телеканалах его кампания тоже не освещалась. В федеральных СМИ фактически фигурировал только штаб Владимира Путина.

Типичную информационную картину своим читателям, например, демонстрировал сайт газеты «Ведомости», который регулярно освещал, сколько подписей в поддержку Путина было доставлено в штаб на тот или иной день, совершенно игнорируя аналогичную информацию от штабов других кандидатов. Региональные государственные и муниципальные СМИ также подробно освещали исключительно процесс сбора подписей в поддержку Владимира Путина, игнорируя деятельность штабов других кандидатов.

Характерный эпизод произошел в Орловской области. 3 января в 13:00 на сайте ИА «Орловские новости» был размещен информационный материал «В Орле собрали тысячу подписей за выдвижение Бориса Надеждина» о деятельности регионального штаба кандидата в президенты. Спустя несколько часов материал был удалён как с сайта информационного агентства, так и из телеграмм-канала. При попытке перейти по адресу https://newsorel.ru/fn_1434508.html сайт выдаёт сообщение об удалении страницы, однако в кэше Google текст сохранился. Также сохранилась перепечатка со ссылкой на первоисточник на «Ленте новостей Орла». Как пояснил Сергей Тарасов, региональный координатор штаба Бориса Надеждина, материал был удален по решению руководства СМИ «как содержащий признаки политической агитации». Между тем, ранее на сайте ИА «Орловские новости» неоднократно размещались материалы об избирательной кампании Владимира Путина: «Орловец попал в «Команду Путина», «В Орле стартовал сбор подписей за выдвижение Путина в президенты», «Музалевский, Меркулов и Строев отдали подписи за выдвижение Путина в президенты» и т. п.

Еще более показательным стал анализ эфира федеральных телеканалов. Так, на седьмой неделе избирательной кампании (22 — 28 января 2024 г.) кандидат от «Гражданской инициативы» Борис Надеждин, в чьи пункты сбора подписей как раз стояли очереди избирателей, был упомянут на шести телеканалах, входящих в первый мультиплекс, всего три раза, а самовыдвиженец Владимир Путин — 173 раза в качестве кандидата и еще 1157 раз в качестве президента. Разрыв в объеме уделенного им эфирного времени (в минутах) достиг в итоге 3 362 (!) раз.

У Бориса Надеждина возникла и еще одна проблема при сборе подписей, и связана она с высокой мобильностью его избирателей — значительное число желавших поставить подпись в поддержку его выдвижения оказались за пределами регионов, в которых они зарегистрированы в качестве избирателей, а многие в момент сбора подписей — и за пределами страны.

В законе «О выборах Президента России» есть норма, которая вводит региональные квоты на сбор подписей: на один субъект Российской Федерации должно приходиться не более 2500 подписей избирателей (для кандидатов от партий) или 7500 (для самовыдвиженцев), «место жительства которых находится на территории данного субъекта Российской Федерации. Если сбор подписей избирателей осуществляется среди избирателей, постоянно проживающих за пределами территории Российской Федерации, общее количество этих подписей не может быть более» 2500 подписей или 7500 подписей соответственно.

Логика этой нормы понятна — обеспечить региональное разнообразие. Важно в данном случае понимать, что такое «место жительства». В избирательном законодательстве под «адресом места жительства» понимается «адрес (наименование субъекта Российской Федерации, района, города, иного населенного пункта, улицы, номера дома и квартиры), по которому гражданин Российской Федерации зарегистрирован по месту жительства в органах регистрационного учета граждан по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации».

Именно так определяется, например, наличие активного избирательного права у гражданина на выборах регионального и местного уровня — он имеет право голосовать на выборах, например, губернатора, если он зарегистрирован в этом регионе. При этом сам он может находиться где угодно — для реализации этого права на протяжении многих лет и вводятся разные инструменты, в том числе и цифровые: мобильный избиратель, ДЭГ, сбор подписей через портал «Госуслуг». Именно поэтому, находясь в Москве, житель условного Алтайского края может без особых проблем проголосовать на выборах губернатора или поставить подпись в поддержку выдвижения кандидата на каких-либо местных выборах. Таким образом, «место жительства» напрямую связано с активным избирательным правом гражданина в конкретном регионе.

Однако в законе «О выборах Президента России» нормы про возможность сбора подписей были сформулированы давно и крайне неудачно — они совершенно не соответствуют всем последним тенденциям на учет интересов избирателей, чья мобильность растет. Так, в ст. 38 сказано, что недействительными признаются подписи избирателей, «место жительства которых расположено за пределами территории соответствующего субъекта Российской Федерации, при сборе подписей за пределами территории Российской Федерации — подписи избирателей, не проживающих постоянно за пределами территории Российской Федерации».

В результате получается, что обладая активным избирательным правом на региональных и местных выборах, жители региона, находящиеся на момент проведения выборов за его пределами, оказываются лишены части своих избирательных прав по единому федеральному округу. И особенно жестко это прописано для граждан, оказавшихся в момент сбора подписей за границей.

Та же проблема связана и с оформлением подписных листов, в которых нужно указывать регион, в котором проходил сбор подписей.

Всё это в нынешних условиях выглядит как устаревшее «закрепощение» избирателей и противоречит как логике законодательства, так и последним тенденциям в его практическом применении.

Эту проблему мог бы решить сбор подписей на выборах президента России через портал «Госуслуг» — эта система вполне работает на выборах регионального и местного значения, — но эта норма за несколько лет так и не появилась в законе «О выборах Президента России». Правда, глава ЦИК России 8 февраля 2024 года пообещала обратиться к депутатам Госдумы с просьбой внести соответствующие поправки в законодательство, но в нынешней кампании Борис Надеждин, собравший большое количество подписей за пределами регионов регистрации избирателей, вынужден был в итоге отказаться от их представления в ЦИК России, причем произошло это после того, как члены ЦИК России отреагировали на информацию о таком сборе и вместо защиты прав избирателей, поддержавших выдвижение кандидата, стали открыто угрожать ему признать эти подписи недействительными.

Приложение

Выборы президента России 2024

Голосование на выборах президента России 2024 будет трехдневным, оно пройдет с 15 по 17 марта. Будут применяться дополнительные формы голосования: передвижные пункты и особый режим в «зоне проведения СВО».

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Допуск кандидатов»
МнениеДопуск кандидатов2 месяца назад
Разбираемся, а что, без этого их отфильтровать не получается, что ли?
Станислав Андрейчук
НовостьДопуск кандидатов5 месяцев назад
Эта избирательная кампания проходит с беспрецедентными нарушениями и массовым открытым использованием административного ресурса практически с самых первых её дней
Владимир Шведа
ЗаявлениеДопуск кандидатов5 месяцев назад
Заявление о нарушениях при сборе подписей в поддержку выдвижения Владимира Путина
Движение «Голос» призывает штаб кандидата Владимира Путина, администрацию президента и руководителей органов государственной власти и местного самоуправления остановить практику принуждения и незаконного сбора сбора подписей в поддержку его самовыдвижения, ведь каждое из указанных нарушений является основанием для отказа в регистрации Владимира Путина в качестве кандидата в президенты России
НовостьДопуск кандидатов7 месяцев назад
«Партия дела» отстояла своего кандидата в Верховном суде
Он признал незаконным недопуск их кандидата на выборы в Заксобрание Забайкальского края