Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Антон Шейнин
Эксперт по выборам. Ярославская область
Изображение: Ксения Тельманова

9 апреля в Санкт-Петербурге прошли дополнительные выборы в советы внутригородских муниципальных образований. Депутатов выбирали в Красном Селе, муниципальном округе Южно-Приморское и поселке Понтонное Колпинского района Санкт-Петербурга. Наиболее драматично события развивались на участке № 1213, где дошло до отмены результатов. Почему так вышло и кто от этого выиграл?

В целом эти выборы отметились низкой явкой избирателей, обеспеченной в том числе низким уровнем информирования избирателей, как это обычно бывает на различных кампаниях довыборов, проводимых в России вне единого дня голосования. Лишь в Понтонном, где голосование проходило на двух УИКах, явка приблизилась к отметке в 15% избирателей. В Южно-Приморском суммарно проголосовали 12,5% избирателей, а в Красном Селе около 10%. Причем на значительной доле участков последнего показатели явки были и того ниже.

В этих условиях основными заинтересованными участниками избирательного процесса оказались наблюдатели. Их было действительно много. Представители «Справедливой России» и «Яблока», гражданские активисты «Наблюдателей Петербурга» и «Общества. Будущее», а также корреспонденты информагентства «Время» присутствовали на всех участках, заполнив почти все «зрительские места» в помещениях для голосования.

Наиболее интересным во всех отношениях оказался единственный УИК № 1213 в Красном Селе, расположенный в районе Хвойный. На этом УИКе изначально предполагалось голосование военных местной воинской части.

Объявление о голосовании в войсковой части в Хвойном

Потерянное заявление

Комиссия решила организовать это голосование на выезде с использованием переносных ящиков. При этом реестр не использовался, а для внесения голосующих в список избирателей использовался список, поданный в комиссию командиром части, что является негативной, но распространенной практикой на российских выборах. Из-за ограничений доступа в военную часть наблюдатели не могли проследить за голосованием военных.

«Выездная группа» УИКа № 1213 приезжала в военную часть дважды. Каждый раз она брала с собой список избирателей и новую переносную урну. К 18 часам свободные переносные ящики у них ожидаемо закончились, и комиссия решала, можно ли использовать повторно для четвертого выезда один из уже наполненных бюллетенями.

Члены УИК № 1213 возвращаются с третьим переносным ящиком

Наблюдатели при этом боролись за организацию выездного голосования согласно норме закона, изложенной в 66 статье основного закона о выборах в Российской Федерации.

Итогом этих прений стало аннулирование голосов в одной из урн, использовавшейся при голосовании в военной части. При этом все надомное голосование отменять не стали, хотя как минимум две урны из трех использовались для голосования военных с одинаковыми нарушениями (использование списка избирателей вместо выписок из реестра голосующих на дому и выдача бюллетеней без заявлений о голосовании вне помещения).

Итог голосования в военной части — переносной ящик с бюллетенями, сложенными ровной стопочкой

При этом, как бы то ни было, к моменту начала подсчета на злополучном УИКе № 1213 все необходимые документы — прежде всего корректное число заявлений к голосам в оставшихся переносных ящиках — присутствовали. Это подтверждает доверенное лицо кандидатки «Яблока» Михаил Лебедев, который был на подсчете.

Всем присутствующим было предъявлено содержимое переносных ящиков и соответствующее число заявлений о голосовании на дому. Из практики работы российских УИКов и всей избирательной системы в целом можно сказать, что к этому моменту все бюллетени, находящиеся в КОИБе и изъятые из ящиков, совершенно спокойно учитываются в итогах голосования, потому что именно заявления о голосовании на дому признаются комиссиями как главный документ, подтверждающий голосование гражданина «на дому» или в нашей в случае — в воинской части. Все заявления были в наличии и ничто не указывало на то, что результаты выборов на уике могут быть отменены.

Однако после того, как из КОИБа были получены результаты голосования, комиссия странно засуетилась. Внезапно выяснилось, что одно заявление о надомном голосовании куда-то пропало. Их осталось в стопке только 106. Комиссия долго консультировалась в ТИКе, а потом решила не подписывать итоговый протокол и отвезти все документы в ТИК как есть.

Единственным разумным основанием такого поведения членов УИК, которые могли вполне спокойно подписать итоговый протокол, но предпочли отправить все в ТИК, могут быть только неудовлетворительные для администрации итоги голосования, подсчитанные КОИБом. С их учетом выходило, что одна из кандидатов «Единой России» в Совет не проходила, так как её обгоняла кандидатка от «Справедливой России» Галина Симоненкова. В пользу этой версии говорит тот факт, что до выдачи КОИБом сведений об итогах голосования никаких проблем на подсчете у комиссии не было.

Сведения об итогах голосования, полученные из КОИБ участка № 1213

Разумеется, что итоги голосования в УИКе, комиссия которого даже не подписала протокол, а к тому же сдала в ТИК только 106 заявлений о голосовании на дому, были относительно легко аннулированы ТИКом на заседании 10 числа. Административный баланс был достигнут и обе кандидатки от «Единой России» уже получили свои депутатские мандаты к настоящему времени.

20% избирателей проигнорировали

Местные наблюдатели отмечают, что случаи подобной «коррекции» итогов при помощи отмены итогов голосования на отдельных УИКах являются вполне типичными для Санкт-Петербурга, то есть тянут на полноценную административную технологию.

И все бы ничего. Нам бы оставалось только горько посмеяться над этой ситуацией, в контексте того, что одни и те же должностные лица Санкт-Петербургских комиссий заявляли о выборах без нарушений, а потом сами же инициировали отмену итогов выборов на злополучном участке.

Однако за бортом осталась не только кандидатка от «Справедливой России», которая в результате такого решения лишилась мандата и уже подала исковое заявление в суд, но и без малого 415 избирателей, голоса которых просто не были учтены в итогах голосования.

При низкой явке в 10% эти 415 избирателей составляют почти 20% от проголосовавших. Их голоса и их мнение были просто отправлены в корзину сначала председателем УИК № 1213, а затем и членами ТИК 26 Красносельского района, организующей эти выборы. Потому что они приводили к «неправильным» итогам для «партии власти».

Особой насмешкой «невозможность установления итогов голосования» на УИКе № 1213 выглядит в контексте использования КОИБов. Понятно, что при ручном пересчете отделить одни бюллетени от других в общей куче невозможно. Но КОИБ как раз это способен делать — все бюллетени в протоколе коиба оказываются разделенными, так как вводятся в него в разных режимах и подсчитываются автоматически. Но оказывается, что даже это не может спасти выборы от вмешательства администрации, которой нужен правильный результат.

Другие записи по теме «Наблюдатели»
НовостьНаблюдателимесяц назад
Арест Григория Мельконьянца продлили до 17 июля
Следствие не предоставило никаких новых доказательств и продолжает безосновательно затягивать процесс
МнениеНаблюдателимесяц назад
Впечатления члена комиссии из Казани
Марина
МнениеНаблюдателимесяц назад
Личный опыт «электорального мероприятия» в одной из школ Адмиралтейского района
Ирина
МнениеНаблюдателимесяц назад
Очевидно, что псевдорезультат нужно было просто подогнать под уже запланированные результаты по Татарстану
Идель Исхаков
Антон Шейнин: другие материалы автора
МнениеИнновации2 года назад
Единственное, что оно может сделать — это обеспечить очередную страховку власти от влияния на выборы протестного электората, который можно этим электронным голосованием нейтрализовать
МнениеИзбиркомы2 года назад
Казалось бы, ну наконец-то ликвидировали этот самый бесполезный институт отечественной избирательной системы. Но нет — это все на самом деле очень грустно
Мнение6 лет назад
Отчет-рецепт
Мнение6 лет назад
К чему привела стандартизация сайтов избиркомов. Дополнение к докладу «Голоса»