Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Станислав Андрейчук
Сопредседатель движения «Голос», руководитель аналитической группы
Настоящий материал (информация) произведен, распространен Андрейчуком Станиславом Валерьевичем, являющимся руководителем Общероссийского общественного движения в защиту прав избирателей «Голос», включенного в реестр иностранных агентов.
Коллаж: Ксения Тельманова

ЦИК России недавно заявила, что в этом году можно будет наблюдать за дистанционным электронным голосованием (ДЭГ) так, как никогда раньше. Давайте попробуем разобраться, так ли это, и как вообще устроено голосование через интернет?

Я буду сильно упрощать, но на главные вопросы мы ответим. Начнем с главного.

Возможно ли наблюдать за ДЭГ? Если нет, то почему?

Невозможно, потому что нет смысла следить за цифрами, которые показывает экран, если вы не знаете, откуда эти цифры берутся. Для того, чтобы это понять, надо видеть код, но его никто, кроме разработчиков системы, не видел. Говорят, что там все построено на блокчейне, но некоторые факты свидетельствуют о том, что если блокчейн и есть, то не во всем. Опыт также показывает, что программисты могут вмешиваться в работу системы прямо по ходу голосования — причем без какого-либо реального законодательного регулирования этой деятельности.

Как устроено ДЭГ? Чем отличается московское и федеральное ДЭГ? 

В России существует две системы ДЭГ: московская и федеральная. На президентских выборах будут применяться обе.

Про федеральную общество не знает практически ничего, про московскую — чуть больше. Возможно, именно поэтому самые громкие скандалы были именно с московской.

Есть и разница в их работе. Например, в московской сначала расшифровывается каждый отданный голос, из-за чего она работает очень медленно — часто медленнее обычных комиссий.

По какому принципу выбирали регионы, где решили проводить ДЭГ на этих президентских выборах?

ЦИК России еще в прошлом году заявляла, что в ДЭГ на президентских выборах будут принимать участие только те регионы, у которых уже есть подобный опыт. Однако два региона из того списка в ДЭГ не участвуют — это Тульская и Оренбургская области, они сами не стали подавать заявки, — а один из участвующих все же не имеет пока опыта — Вологодская область, в которой живет более 900 тысяч избирателей.

Интересно и само распределение регионов — в их числе оказались преимущественно проблемные для властей регионы типа Москвы или Иркутской области. А вот так называемых «электоральных султанатов» с запредельными показателями власти там нет.

Почему принуждение к ДЭГ — это нарушение? Какие практики принуждения есть?

Любое принуждение к участию в выборах — это нарушение, которое ведет к административной, а иногда и уголовной ответственности. Однако это происходит повсеместно. Причем пора расстаться с мифом о том, что принуждают только бюджетников — принуждают во всех сферах и отраслях экономики. Людей заставляют регистрироваться в ДЭГ самим и приводить еще и членов семей и своих коллег, знакомых и т. д. — как в худших образцах сетевого маркетинга. Статистика также показывает, что самая большая часть голосующих онлайн делает это в пятницу утром, то есть находясь на рабочих местах, непосредственно под контролем своих начальников.

Какую долю голосов могут «нарисовать» благодаря ДЭГ?

В 29 регионах, где будет ДЭГ, живет 48 млн избирателей, это около 40% от общего числа. Конечно, не все они будут голосовать онлайн. Исключение составляет Москва, где даже придя на обычный участок вы встретитесь с терминалом для электронного голосования. В остальных регионах большинство все равно будет голосовать на бумаге.

Судя по темпам регистрации в системе ДЭГ, электронно в итоге проголосует около 10-15 млн человек. То есть получится корзина из примерно 10-15 млн абсолютно непрозрачных и неконтролируемых голосов. Еще 20 — 25 млн голосов власти добудут в «электоральных султанатах». Судя по всему, показатели, которых хотят добиться в штабе кандидата Владимира Путина — около 55 — 60 млн голосов. Как видите, при таких раскладах — это довольно простая задача.

Другие записи по теме «Инновации»
МнениеИнновациимесяц назад
Как ДЭГ уступил конкурсам и викторинам
Юлия Кайкконен
НовостьИнновации5 месяцев назад
Суд в Москве впервые рассматривает иск к федеральной комиссии ДЭГ
Эксперт в области систем электронного голосования Виктор Толстогузов считает, что результаты дистанционного электронного голосования (ДЭГ) на выборах губернатора Подмосковья нужно отменить
МнениеИнновации5 месяцев назад
Москвич проголосовал, но его голос не был учтён
На жалобу он получил ответ, что «нужно корректно вводить номер своего бюллетеня»
МнениеИнновации7 месяцев назад
В 2023 году у москвичей есть две основные опции, которые в максимально возможной мере позволят сохранить голос и тайну голосования
Дмитрий Нестеров
Станислав Андрейчук: другие материалы автора
МнениеДопуск кандидатов15 дней назад
Разбираемся, а что, без этого их отфильтровать не получается, что ли?
МнениеДопуск кандидатов8 месяцев назад
Беспроблемный регион для федеральных властей
МнениеДопуск кандидатов8 месяцев назад
Самого сильного регионального политика КПРФ оставила за бортом
МнениеДопуск кандидатов8 месяцев назад
Один из регионов, где сильно «Яблоко» — но его кандидат в выборах не участвует