Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Павел Саркисян
Наблюдатель на выборах, кандидат физико-математических наук
Коллаж: Ксения Тельманова

9 марта 2023 года в Москве прошли судебные процессы по системе дистанционного электронного голосования (ДЭГ), использованной в столице на выборах 2022 года. В первой инстанции рассматривалось 15 судебных дел, объединенных общей проблематикой и подходом. До стадии апелляции дошли на треть меньше дел, что по-видимому связано с усталостью кандидатов, силы которых ушли на кампанию.

Про свойства ДЭГ мы и раньше знали: интернет-голосование переворачивает результаты, не соответствует принципам открытости и гласности. Это закрытая система, произведенная заинтересованными руками, торчащими из исполнительной власти. Но, несмотря на это, ДЭГ узаконен. Тут есть некий парадокс. Но углубляться в это сейчас мы не будем.

Судебные процессы 2022-2023 преодолели две пролетные инстанции без видимого успеха, однако в этих инстанциях дело наполняется доводами и доказательствами. Дальше дела будут продолжены в вышестоящих и менее зависимых судах. И хотя понятно, что судебная система сейчас лежит, иногда случаются чудеса.

История вопроса

Чтобы понять особенность настоящих дел по ДЭГ, следует дать краткий обзор ключевых дел, им предшествующих.

В кампании по выборам в Мосгордуму в 2019 году ДЭГ был введен выборочно в порядке эксперимента. Оспорить результаты пытался кандидат Роман Юнеман, однако в судах сделать ничего не смог. Подход с экспериментом видимо очень понравился властям, и эксплуатация подзаконных подвижных правил (что есть то и надо), не подлежащих обжалованию в Конституционном суде, продолжилась.

В кампании 2021 года иск подал кандидат в Госдуму Михаил Лобанов. Суду были представлены данные, наглядно доказывающие аномалию в ДЭГ. Но суд сбоев не обнаружил. Попробуйте докажите, что ваше следствие в виде пляшущих один танец графиков, связано с какой-то причиной. Не сможете! То есть, по существу, судом обкатан принцип, что никакие внешние проявления неадекватности ДЭГ не значимы. При этом курьезом стала позиция судьи, положившей в основу решения установку, что суд не вмешивается в действия исполнительной власти, поскольку иное нарушало бы принцип разделения властей.

К выборам 2022 года законодательно были закреплены новые правила игры. Согласно ним, есть некоторые базовые принципы ДЭГ, вписанные в закон, при этом избирательные комиссии от ЦИК и ниже устанавливают правила своего уровня, обеспечивающие реализацию этих принципов.

Так, например, ЦИК установил правило, что для использования на выборах нужна не просто какая-то система ДЭГ, а Государственная информационная система ДЭГ (ГИС ДЭГ), защищающая информацию и прошедшая сертификацию. Всего два вида информации — государственная и персональные данные — и с каждым видом информации связывается класс защиты. Остальное на усмотрение избиркомов.

Мосгоризбирком, не наделяя окружные комиссии* (Прим. ред.: на прошедших в сентябре 2022 года муниципальных выборах в Москве они были организующими комиссиями) какими-либо правами и инструментами контроля за ходом электронного голосования и его итогами, не давая им даже понимания, что происходит в ГИС ДЭГ и почему итогам ГИС ДЭГ следует верить, — парадоксально, обязал эти комиссии заверять итоги ДЭГ.

Понять, как получены цифры в протоколе ДЭГ, чему они соответствуют, члены комиссии при всем желании не смогут. Это удивительное правило Мосгоризбиркома отделило юридически значимое действие (заверение подписями) от смысла. Это акт изнасилования комиссий.

Основано на доверии

Итак, мы теперь подошли к существу группы судебных дел 2022 года. Основной идеей стало то, что в рамках этих дел истцы не спорят с правилами. Истцы требуют от избирательных комиссий исполнения установленных правил и также требуют показать, как вся совокупность правил обеспечивает главный принцип любых выборов, а именно — чтобы волеизъявление избирателя в неизменном виде было отражено в протоколе.

На этом моменте следует остановиться, поскольку он крайне важен для понимания предмета.

Обычная избирательная комиссия и наблюдатели контролируют механизм появления в ящике для голосования, сохранность и неизменность бумажных бюллетеней, и не контролируют волеизъявление конкретного избирателя. Они могут убедиться, что голос каждого избирателя в сохранности попадает на подсчет, который проходит гласно в присутствии общественных контролеров.

В отличие от традиционной процедуры при интернет-голосовании через ГИС ДЭГ ничего подобного нет. Комиссия вынуждена доверять некоторому недоступному для ее контроля устройству — принять от избирателя голос, хранить, а затем провести суммирование. А подсчитав итоговые суммы голосов — выдать результат в напечатанном и подписанном протоколе.

Когда этому механизму публичной проверки на замену приходит ГИС ДЭГ, члены комиссий и наблюдатели должны быть абсолютно убеждены в правильности обработки, хранения и подведения итогов, чего требует логика избирательного процесса. Говоря по-простому, ГИС ДЭГ не должна допускать сбоев, приводящих к искажению волеизъявления избирателей.

Есть определенные правила, как такие системы следует разрабатывать, эксплуатировать и проверять. Так, в частности, тот, кто их разрабатывает, не участвует в их сертификации. Построенную систему — аппаратную и программную ее части и их совместную работу, — проверяет независимая от разработчиков организация, которая выдает сертификат безопасности на полученный аппаратно-программный продукт. К слову, чтобы понимать о сложности систем уровня ГИС ДЭГ, проверка подобных систем может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет и история знает случаи, когда потенциальные электронные системы безопасности были созданы, но сертификата безопасности не получали.

Суть дела

Получив в общих чертах понимания сложности ГИС ДЭГ, мы снова обращаемся к Федеральному закону № 67-ФЗ, где свежая статья 64.1 требует, чтобы волеизъявление избирателя в неизменном виде быть сохранено, и допускает использование на выборах только ГИС ДЭГ, которые соответствуют требованиям ЦИК и прошли упомянутую выше сертификацию.

В своих требованиях ЦИК (постановление от 08.06.2022 № 86/715-8) указывает на то что ГИС ДЭГ должна обладать определенными степенями защиты по отношению к находящейся в ней информации и персональным данным. Зафиксированы классы защиты.

В зоне ответственности ЦИК установить такие требования к ГИС ДЭГ, чтобы они обеспечивали сохранность волеизъявления избирателей, включая этапы получения его голоса системой, хранения, подведение итогов и составление протокола об итогах голосования.

Тут есть интересный момент, связанный с классами защиты. Почему были выбраны именно такие классы в настоящем суде ЦИК обязан был раскрыть. Поскольку абсолютно надежной системы построить невозможно, в суде также должен был исследоваться вопрос о том, какова вероятность, что голос условного избирателя Ивана Иваныча будет искажен в системе. В ответ на иск ЦИК представил в суд по поставленным вопросам звенящую пустоту.

Далее в предметы исков входила обязанность Мосгоризбиркома доказать, что примененная в кампании ГИС ДЭГ получила соответствующий сертификат.

И снова по четкому и ясному вопросу в ответ нет ничего четкого и ясного. Правда Мосгоризбирком доказал, что не только нет необходимого сертификата на ГИС ДЭГ, но и доказал, что нет самой ГИС ДЭГ.

Некое СПО

Что же использовалось в качестве ГИС ДЭГ на муниципальных выборах 2022 года в Москве? В точности то, что указано в решении суда по делу Михаила Лобанова — некое «специальное программное обеспечение» (СПО) которое было разработано и внедрено Департаментом информационных технологий Москвы. И сертификаты есть только на два программных продукта, которые не могут быть ГИС ДЭГ, что сами ответчики подтверждают без явного признания.

Неудивительно, что система сбоила, показывая общественности какие «классы» защиты она в действительности имеет. Даже государственное агентство отметило случаи, когда портал mos.ru зависал при осуществлении избирателями дистанционного голосования, причем система авторизовала некоторых избирателей под чужими именами.

Таким образом получается, что в нарушение действующего закона и своих же правил ЦИК и Мосгоризбирком провели выборы, используя вместо сертифицированной системы некую поделку, а теперь не имеют возможности доказать ее удовлетворительность.

Продолжение следует.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Инновации»
НовостьИнновации7 дней назад
Суд в Москве впервые рассматривает иск к федеральной комиссии ДЭГ
Эксперт в области систем электронного голосования Виктор Толстогузов считает, что результаты дистанционного электронного голосования (ДЭГ) на выборах губернатора Подмосковья нужно отменить
МнениеИнновации21 день назад
Москвич проголосовал, но его голос не был учтён
На жалобу он получил ответ, что «нужно корректно вводить номер своего бюллетеня»
МнениеИнновации3 месяца назад
В 2023 году у москвичей есть две основные опции, которые в максимально возможной мере позволят сохранить голос и тайну голосования
Дмитрий Нестеров
МнениеИнновации3 месяца назад
В столице с внедрением «электронных списков избирателей» решили отказаться от голосования по месту нахождения, «участков для бомжей» также не будет
Станислав Рачинский