Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Иван Брикульский
Юрист Института права и публичной политики*
Изображение: Ксения Тельманова

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЁН, РАСПРОСТРАНЁН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «ИНСТИТУТ ПРАВА И ПУБЛИЧНОЙ ПОЛИТИКИ» ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «ИНСТИТУТ ПРАВА И ПУБЛИЧНОЙ ПОЛИТИКИ»

27 декабря Конституционный суд вынес определение, в котором указал, что заключения почерковеда не имеет обязательной силы для судов, а сами избиратели могут быть вызваны в суд в качестве свидетелей. Но не спешите радоваться: КС говорит об этом уже лет десять, оспорить эту норму практически невозможно, хотя есть некоторые лазейки. Юрист Института Иван Брикульский разбирает, что же нового сказал суд в этот раз.

Проблемы самовыдвижения

Самовыдвижение — особая боль юристов и кандидатов на любой избирательной кампании, будь она оппозиционная или системная. С отменой в 2011 году избирательного залога единственный шанс для «самодвигов» попасть в бюллетень — собрать определённое количество подписей. 

Закон устанавливает достаточно строгие критерии как для подписного листа, так и для его заполнения: часть данных вносит избиратель сам, а часть может заполнить специальный сборщик. После сдачи всех подписных листов в избирком следует мучительная и нервная проверка на достоверность и действительность. Если будет обнаружено 5% т. н. «брака» собранных подписей, то в регистрации кандидатам отказывают, а значит, подпись каждого избирателя оказывается на вес золота. «Цимес», как говорят в Одессе, всей защиты подписей избирателей в том, что защитить «забракованные» подписи практически невозможно. Даже когда в суд приходит лично сам избиратель. 

Подчеркнём: у кандидата и избирателя нет никаких механизмов для защиты подписи, если в ней засомневался эксперт-почерковед, которого по незнанию почему-то называют «графологом». 

О чем говорит Конституционный суд

Конституционный суд говорит: во-первых, письменное заключение эксперта не обладает для суда заранее определённой доказательной силой и тем более не выступает неопровержимым доказательством. Во-вторых, не исключаются участие и вызов в суд самих избирателей в качестве свидетелей. В-третьих, ничего не мешает подать заявление о назначении почерковедческой экспертизы.

Многих воодушевил фрагмент о том, что избирателя теперь якобы можно вызывать в качестве свидетеля, если его подпись признана недействительной. Значит ли это, что проблема почти решена и теперь суды пойдут против собственной практики и прислушаются к самим избирателям?

Спешу огорчить: более 10 лет КС выносит определения с практически идентичным содержанием о роли почерковедческой экспертизы, а также о том, что ничего не мешает вызывать в суд любых участников избирательного процесса. 

Так, в 2011 году ряд кандидатов совместно с Уполномоченным по правам человека по итогам муниципальных выборов обратились в Конституционный суд. Один из аргументов заявителей был в том, что оспорить в суде заключение эксперта, используя показания самих избирателей, невозможно. Суд им ответил, что это вопрос правоприменения, а не конституционности закона: сам по себе закон не мешает вызывать в суд свидетелей, проводить допросы или совершать иные действия по доказыванию. 

Точно так же КС указал, что заключения эксперта сами по себе не дисквалифицируют подписи избирателей и не предопределяют решение об отказе в регистрации. Практически идентичная «подписная» ситуация была и в 2012 году: там Суд снова воспроизвёл прошлогоднюю позицию о том, что процессуальное законодательство не мешает совершать другие действия по доказыванию, проверке и оценке доказательств, включая допрос свидетелей. 

Немного по-другому обстояла ситуация в 2015 году: тогда заявителем выступил не кандидат, а сам избиратель. Полагая, что его подпись была необоснованно признана недействительной, он обратился в суд по поводу решения избиркома. В своём решении суд указал, что наделение кандидата правом оспаривать решение избиркома об отказе в регистрации по «подписным мотивам» не исключает и участие избирателя, а действующее законодательство никак не препятствует вызову в суд свидетелей, тем более их допросу. Здесь говорится практически о том же, о чём в решении 2022 года. Идентичная позиция у суда была и в 2016 году по поводу жалобы ПАРНАС.

Короче говоря, ни в одном из этих решений КС никак не препятствует вызову избирателя в суд. Очень странно говорить о какой-то прогрессивности нового определения лишь на том основании, что старые определения не содержали фразы «самих избирателей». 

А теперь вишенка на торте: в определении 2020-го КС прямым текстом говорит, что законы не исключают участия в процессуальных отношениях также самих избирателей, «а именно вызова в суд в качестве свидетелей для допроса». И буквально через год в другом решении повторяет то же самое. Напомним: о какой прогрессивности нового определения может идти речь, если суд говорит об этом уже с десяток лет, а в нескольких определениях — даже в идентичных формулировках?

Кто виноват?

Когда КС отказывает по таким политическим делам, у нас есть большой соблазн публично обвинить суд и встать на сторону кандидатов. Будем объективны: в этом конкретном деле нет никакой вины КС. С 2011 года в своих решениях КС не зря говорит, что закон не мешает вызову избирателей в качестве свидетелей, поскольку это исключительно усмотрение суда и никакого дефекта закона, который оспаривается, здесь нет. 

Напомню, что согласно Конституции и соответствующему закону, КС не решает вопросы фактов. При всём желании КС не может давать оценку конкретным судебным решениям или «отрихтовать» данную норму, так как это банально не относится к его компетенции. Тем более КС не может оценивать действия конкретных судей, хотя заявители фактически просят проверить именно действия судей в конкретном деле. Проблема здесь не в конкретной норме, а в регулировании всей процедуры сбора подписей в целом: попытка «снести» через КС хотя бы один из элементов этой процедуры будет заканчиваться тем же самым.

На мой взгляд, заявители по таким делам попадают в интересную ловушку: чтобы добиться справедливости в стенах КС, они вынуждены спорить не столько с законом, сколько с судейским усмотрением, а значит, покушаться и на принцип самостоятельности всех ветвей власти (статья 10 Конституции). Возможно, ещё одна проблема при обращении в КС кроется в том, что заявители путают нарушения прав в их конкретном деле с нарушением их прав законом по смыслу, который ему придаёт правоприменительная практика. 

А что делать дальше?

Одна из главных проблем любых решений КС — это вопрос их исполнения. Даже если в вашу пользу вынесено решение, это ещё не гарантирует, что права будут восстановлены: суды общей юрисдикции очень и очень неохотно идут на пересмотр дел и не всегда понимают, что от них требуют. Это не значит, что нужно опускать руки.

Решения КС принимаются в форме постановлений, заключений и определений. По данному делу было вынесено как раз определение. Решения КС и правовые позиции в этих решениях общеобязательны и не требуют подтверждения другими органами власти. Суды не могут отказываться от исполнения решения КС, а также от предписаний, которые в них содержатся. 

Например, в одном из таких решений КС указал, что если в ходе конституционного судопроизводства нормативный акт пусть и не был признан неконституционным, но его применение судами противоречит конституционно-правовому смыслу, который выявил КС, то дело подлежит пересмотру в полном соответствии с правовой позицией КС. В одном из постановлений по теме исполнения КС детализировал основания пересмотра: выявленный смысл является общеобязательным и исключает иное истолкование в правоприменительной практике. То же самое следует из закона. 

Следовательно, заявитель может попытать счастье в исполнении данного решения, тем более КС неоднократно давал оценку этой норме и, частично, правоприменению. Заявитель может зайти с той позиции, что правоприменение в его деле расходится с тем истолкованием, которое КС придал этой норме в своём определении, а истолкование является обязательным для всех судов. Подробно расписывать нет смысла: имеющий уши, да услышит.

И что в итоге?

В общем, будем смотреть. Один из возможных вариантов — снова посудиться до КС, попробовав на зуб исполнение этих позиций. А пробовать можно и нужно: однажды мир прогнётся под нас.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Допуск кандидатов»
ДокладДопуск кандидатов18 дней назад
Итоги выдвижения и регистрации кандидатов в президенты России на выборах 2024 года
Аналитический доклад
НовостьДопуск кандидатов2 месяца назад
Эта избирательная кампания проходит с беспрецедентными нарушениями и массовым открытым использованием административного ресурса практически с самых первых её дней
Владимир Шведа
ЗаявлениеДопуск кандидатов2 месяца назад
Заявление о нарушениях при сборе подписей в поддержку выдвижения Владимира Путина
Движение «Голос» призывает штаб кандидата Владимира Путина, администрацию президента и руководителей органов государственной власти и местного самоуправления остановить практику принуждения и незаконного сбора сбора подписей в поддержку его самовыдвижения, ведь каждое из указанных нарушений является основанием для отказа в регистрации Владимира Путина в качестве кандидата в президенты России
НовостьДопуск кандидатов4 месяца назад
«Партия дела» отстояла своего кандидата в Верховном суде
Он признал незаконным недопуск их кандидата на выборы в Заксобрание Забайкальского края
Иван Брикульский: другие материалы автора
РазборИнновациигод назад
«Коридор возможностей» позволяет присваивать ЦИК любые полномочия, в том числе те, которые не основаны на законе
РазборИнновациигод назад
Конституционный суд отличился очень формальным подходом и не ответил на самые существенные аргументы жалобы