Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Григорий Мельконьянц
Сопредседатель движения «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

В декабре 2021 г. в Госдуму был внесен законопроект о регулировании дистанционного электронного голосования (ДЭГ). Мы с коллегами направили в Госдуму отзыв, в котором дали детальную оценку поправкам, которые закладывают основу для непрозрачного и недоступного для проверок внедрения и применения систем ДЭГ и не рекомендовали к принятию законопроект в первом чтении.

Законопроект в первом чтении в итоге приняли. Тогда мы с коллегами направили в Госдуму большой пакет поправок. В итоге наши предложения отвергли, зато одобренные комитетом Госдумы поправки подменили концепцию законопроекта, начиная с замены его названия и включением множества никак не связанных с ДЭГ вопросов, заканчивая введением нового реестра иноагентов. 

Никаких значимых инструментов для прозрачности и наблюдения за ДЭГ в законопроекте не появилось, зато одобренные поправки наносят сокрушительный удар по наблюдению за классическим голосованием. 

Для участковых и территориальных комиссий упраздняется статус члена комиссии с правом совещательного голоса. Это означает, что возможности у общества наблюдать за выборами сокращаются более чем в два раза. Именно этим статусом в основном пользуются кандидаты для реального контроля, так как он (в отличии от статуса наблюдателя) позволял знакомиться с документами, получать их копии. Указанный статус сохраняется лишь в ЦИК и региональных комиссиях, однако с сильно урезанными правами: например, такие члены комиссий не могут задавать вопросы или проверять правильность подсчета.

Обязанность предоставления кандидатами списков наблюдателей не позднее, чем за три дня до дня голосования, которая уже шесть лет установлена для наблюдателей в участковых комиссиях, теперь распространяют на территориальные комиссии. Подача списков за три дня приводит к тому, что фальсификаторы заранее знают, на каких участках не будет наблюдателей — более того, есть примеры, когда на наблюдателей заранее оказывается давление, чтобы вынудить их отказаться от наблюдения.

Расширяются возможности для удаления наблюдателей и отстранения членов комиссий от работы не только в помещениях для голосования, но и в помещениях, в которых осуществляется прием протоколов и составление протоколов об итогах голосования по территории.

В городах с численностью избирателей свыше 500 тысяч предусматривается создание «резиновых» избирательных участков с количеством избирателей более 3 тысяч человек. Это значительно усложнит контроль за процедурами, так как при укрупнении участков сокращается и количество наблюдателей. Формальное увеличение количества наблюдателей от каждого кандидата до трех человек ничего не меняет, так как в помещении по-прежнему может работать только один из них.

Кроме этого, увеличиваются сроки лишения пассивного избирательного права для осужденных по экстремистским статьям — до истечения пяти лет со дня снятия или погашения судимости.

Упрощается отложение голосования на выборах при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. Теперь это можно делать без наличия угрозы жизни и здоровью избирателей.

Одобренные поправки предлагают ввести и ряд других изменений (например, упраздняются комиссии муниципальных образований).

Последние годы происходило планомерное ограничение общества в наблюдении за выборами: запрет публичных видеотрансляций, атаки на наблюдательские организации, разжигание конфликтов между членами комиссий и наблюдателями, введение аккредитации для журналистов и ценза по стажу для освещения выборов, введение предварительной регистрации наблюдателей — а теперь и упразднение самого важного и эффективного для контроля статуса члена комиссии с правом совещательного голоса.

На мой взгляд, демонтаж остатков инструментов контроля, наряду с отказом от законодательного закрепления ясных процедур контроля за ДЭГ, направлен на выхолащивание выборов. Они будут превращаться в аналог белорусских — со всеми вытекающими последствиями.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Законотворчество»
МнениеЗаконотворчество3 месяца назад
Сейчас главное — обсуждение для формирования широкого консенсуса оппозиционных сил по ключевым вопросам избирательного законодательства
Аркадий Любарев
МнениеЗаконотворчество6 месяцев назад
Почему интерпретация поправок, которую представил ЦИК, с гнильцой
Григорий Мельконьянц
МнениеЗаконотворчество7 месяцев назад
Поправки к законопроекту о дистанционном голосовании практически полностью убивают статус члена комиссии с правом совещательного голоса. Наблюдатели запустили петицию на Change.org, чтобы постараться сохранить ПСГ в участковых и территориальных комиссиях
Тимофей Васькин
МнениеЗаконотворчество7 месяцев назад
Как 225 рублей гражданки Молдовы могут «заразить» собой целый фонд и превратить всех к нему причастных в инагентов
Аркадий Любарев
Григорий Мельконьянц: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество6 месяцев назад
Почему интерпретация поправок, которую представил ЦИК, с гнильцой
МнениеСтатистика8 месяцев назад
ЦИК России опубликовал данные на 1 января 2022
РазборИзбиркомыгод назад
В сеть попали видео из ТИК Таштагольского района Кемеровской области
МнениеИнновациигод назад
В здании ЦИК прошло первое заседание Территориальной избирательной комиссии дистанционного электронного голосования (ТИК ДЭГ)