Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеЗаконотворчество31 декабря 2020, 08:00
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

30 декабря подписан, опубликован и вступил в силу Федеральный закон от 30 декабря 2020 года № 481-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия угрозам национальной безопасности». 

Этот закон позволяет объявлять «иностранными агентами» как общественные объединения, не имеющие статуса юридического лица, так и физических лиц. Для этого требуются два условия.

  1. Участие в политической деятельности, при этом определение политической деятельности в законе настолько широкое, что под него подпадает любая гражданская активность.
  2. Получать из зарубежных источников (к каковым приравнены граждане России, «действующие в интересах иностранного источника») поддержку, к которой относятся не только денежные средства, но и иная имущественная или организационно-методическая помощь.

Для лучшего понимания подчеркну, что как закон, так и сложившаяся практика:

  1. Не требуют доказательств какой-либо связи между полученной из зарубежных источников «помощью» и «политической» (т.е. гражданской) деятельностью;
  2. Не предполагают учет размера помощи (так, уже есть прецедент, когда организация, собирающая на свою деятельность пожертвования граждан, была признана иностранным агентом за пожертвование от иностранного гражданина в размере 240 руб.).

Закон также обязывает не только физических лиц, признанных «иностранными агентами», но и учредителей, членов, участников, лиц, входящих в состав органа организации, признанной «иностранным агентом», маркировать распространяемые ими материалы соответствующим клеймом. 

Давать развернутую оценку вновь принятому закону у меня желания нет. Отмечу лишь, что все законодательство об «иностранных агентах», с моей точки зрения, антиправовое.

Что делать законопослушным людям и организациям, которые оказываются в «зоне риска» стать «иностранными агентами»? Я вижу три варианта.

  1. Прекратить «политическую» (т.е. гражданскую) активность. Вряд ли такой вариант устроит неравнодушных людей.
  2. Признать себя «иностранным агентом». Возможно, в некоторых случаях это позволит спокойно продолжать свою деятельность. Но, во-первых, это мало подходит к тем, кто взаимодействуют с государственными органами, поскольку те будут соответствующим образом реагировать на клеймо. И особенно это касается тех, кто занимается выборами, ибо другой закон запрещает для «иностранных агентов» участие в выборах в любой форме. Во-вторых, «иностранных агентов» будут теперь очень пристрастно контролировать на предмет соблюдения ими требований маркировки. И, как показал, опыт «Мемориала», могут найти нарушения даже когда их нет. К тому же я так и не понял насчет обратной силы: нужно ли маркировать висящие в Интернете сообщения о прошлой деятельности? Почти уверен, что практика тут будет противоречивая и избирательная.
  3. Постараться исключить все возможные виды «помощи»:
  • не получать гонораров от публикаций в зарубежных изданиях (к каковым относится, в частности, «Медуза»);
  • не продавать ничего (в т.ч. свои книги) иностранным гражданам;
  • не выезжать за рубеж за счет принимающей стороны;
  • не участвовать в мероприятиях, организуемых иностранными или международными организациями;
  • не брать в долг у иностранных граждан и не давать им в долг (ибо потом они должны будут вернуть), это равно относится и к тем, кто получает деньги из зарубежных источников; не принимать от них подарки.

Так есть шанс уберечься, хотя гарантий все равно никаких, ибо никогда не знаешь, кого объявят «посредником». Для физических лиц еще есть какие-то возможности контролировать свои «связи», а организациям, существующим на пожертвования граждан, уберечься практически невозможно.

Так что – С Новым годом, товарищи! Будем учиться жить в новой реальности.

P.S. Теперь надо придумать, как подписывать такие тексты, чтобы было понятно. Как вариант, «Аркадий Любарев, пока еще не “иностранный агент”». Или, напротив, в другом ключе: «Аркадий Любарев, друг “иностранного агента”» (ибо таковые уже есть среди друзей).

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Законотворчество»
МнениеЗаконотворчество9 дней назад
Сейчас главное — обсуждение для формирования широкого консенсуса оппозиционных сил по ключевым вопросам избирательного законодательства
Аркадий Любарев
МнениеЗаконотворчество3 месяца назад
Почему интерпретация поправок, которую представил ЦИК, с гнильцой
Григорий Мельконьянц
МнениеЗаконотворчество4 месяца назад
Поправки наносят сокрушительный удар по наблюдению за классическим голосованием: для участковых и территориальных комиссий упраздняется статус члена комиссии с правом совещательного голоса
Григорий Мельконьянц
МнениеЗаконотворчество4 месяца назад
Поправки к законопроекту о дистанционном голосовании практически полностью убивают статус члена комиссии с правом совещательного голоса. Наблюдатели запустили петицию на Change.org, чтобы постараться сохранить ПСГ в участковых и территориальных комиссиях
Тимофей Васькин
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество9 дней назад
Сейчас главное — обсуждение для формирования широкого консенсуса оппозиционных сил по ключевым вопросам избирательного законодательства
МнениеЗаконотворчество4 месяца назад
Как 225 рублей гражданки Молдовы могут «заразить» собой целый фонд и превратить всех к нему причастных в инагентов
МнениеЗаконотворчество4 месяца назад
Сколько мандатов должно распределяться по списочной части, а сколько — по мажоритарной, к чему приводит перекос и кому он выгоден
МнениеНаблюдатели5 месяцев назад
Самое правильное решение — вообще отменить все законодательство об «иностранных агентах». Но для этого должно слишком многое измениться