Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Наталия Рудакова
Специальный корреспондент
Фото: vladivostok.bezformata.com

Верховный суд сказал свое веское слово в деле о КОИБах в Приморье, отказавшись рассматривать кассационную жалобу приморцев на Судебной коллегии по административным делам. 

Это был показательный процесс, в котором избиратели и эксперты «Голоса» пытались заставить судебные органы разобраться с технологией фальсификаций. Заявители прошли все инстанции, но столкнулись с очередным нарушением своих прав. На этот раз — права на справедливый суд.

Начало процесса

Денис Дженжера в первый раз отстаивал свои избирательные права в суде и потратил на это немало сил. Вместе с «Голосом» он пытался доказать фальсификации, которые выявили эксперты

«При этом, замечу, наблюдатели из Общественной платы не заметили нарушений ни в „первом туре“, когда результаты голосования из-за фальсификаций были отменены по рекомендации ЦИК России, ни в декабре — их все устраивало. А бюджет Приморского края потратил на повторные выборы 300 млн рублей. И виновных в фальсификации первого этапа выборов нет», — напоминает Денис.

Суды по его собственному иску, поданному в декабре 2018 года, начались лишь спустя два месяца. Все это время производители КОИБ-2010 старались избежать вопросов о специфике работы оборудования, а структуры ЦИК присылали отписки. Верховный суд в октябре отказался передать жалобу Дениса Дженжеры в судебную коллегию по административным делам Верховного суда. 

За восемь месяцев судов юристы отправили запросы в ЦИК, в Федеральный центр информатизации и Экспертно-консультационный центр при ЦИК, два запроса ушло производителю КОИБ-2010 «КРОК», в Институт автоматики и процессов управления Дальневосточного отделения РАН, жаловались лично председателю ЦИК Элле Памфиловой. 

Беспрецедентный итог 

«ЗАО „КРОК Инкорпорейтед“ просто прервало связь и не дало ответ на запрос адвоката, а суд счел, что его пояснения не важны для исхода дела. При этом Лефортовская межрайонная прокуратура Москвы до сих пор не ответила на требование адвоката привлечь „КРОК“ к ответственности за нежелание давать ответ. А вот Институт автоматики и процессов управления поддержал нашу позицию и подтвердил сомнительное происхождение спорных итоговых протоколов», — рассказал сопредседатель движения «Голос» Юрий Гурман.

Как известно, выборы губернатора Приморского края были отменены после фальсификаций. Повторные выборы тоже не внушали доверия, поэтому наблюдатели и избиратели особенно внимательно следили за тем, что происходило на участках 16 декабря 2018 года. Благодаря этому, впервые были собраны доказательства массовых махинаций на участках, оборудованных КОИБ-2010. Отрицать их не стали даже в ЦИК, отмечает Юрий Гурман:

«В суд представители ЦИК не пошли, однако была создана рабочая группа, которая изучила все обстоятельства и фактически признала фальсификации. В итоге в инструкции ЦИК о применении КОИБ-2010 были внесены изменения. Парадокс заключается в том, что все те обстоятельства, которые суды в ходе разбирательства не посчитали существенными ЦИК в новой инструкции указал как безусловное основание для проведения ручного пересчета бюллетеней».

По фактам вскрывшихся фальсификаций итоговых протоколов КОИБ-2010, в которых эксперты «Голоса» выявили явные признаки подделки, избиратели Приморья подали в суд четыре иска. 

В своем заявлении Денис Дженжера добивался ручного пересчета бюллетеней, отметки в которых суммировал КОИБ. Приморский краевой суд 25 апреля отказал заявителю в апелляции, а в августе не захотел передавать дело в кассацию. 

Суды мотивировали свое решение, к примеру тем, что никто из представителей избиркома не воспользовался правом выразить особое мнение о протоколах. При этом по закону отменить результат может избирательная комиссия или суд, если волю избирателей нельзя определить из-за допущенных нарушений. Но логика судов обезоруживает:

«Итоги голосования оформлены и подписаны. Оснований для пересмотра нет. Доводы, которые приводит Денис Дженжера, мотивируя свои требования, не нашли подтверждения».

«Если в деле Дженжеры заявитель был простым избирателем, то в аналогичном деле по УИК № 507 заявитель Анатолий Чепиков был не только избирателем, а и членом участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса — тем, кто ставил подпись под итоговым протоколом. И говорил он именно о том, что в ситуации, когда подсчет проводил КОИБ, никто из членов комиссии в принципе не видел бюллетеней с отметками избирателей. Они сами не проводили подсчета, а лишь подписали протокол, который якобы распечатал КОИБ, доверившись технике. Но когда он узнал о том, что в этом протоколе есть признаки подделки, захотел перепроверить, с чем и обратился в суд, который в такой возможности также отказал», — обращает внимание Юрий Гурман.

Дорога в ЕСПЧ

Верховный суд отказался рассматривать жалобу. За справедливостью Денис Дженжера решил идти в ЕСПЧ, рассказала адвокат Полина Сидельникова:

«У нас перед глазами был важный прецедент, который показал несовершенство техники и неспособность УИК и ТИК объяснить несовпадения в протоколах, а значит речь идет о нарушении Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части права на свободные выборы. В Верховный суд по общему правилу направляются все судебные акты по делу. Однако мы в дополнении направили и протоколы судебных заседаний, которые полно и четко отражали весь процесс. Из протоколов видно, что он не был состязательным, суды свои функции не выполняли. Поэтому трудно сказать, что Верховный суд вообще что-либо оценивал. Определение Верховного суда практически дублирует определение приморской кассационной инстанции. Мы шли в суд, потому что уверены — нарушено избирательное законодательство! Мы до последнего надеялись, что хотя бы высшие суды обратят внимание на нарушения, возобновят состязательный и справедливый процесс. А теперь нарушено еще и право на справедливый суд».

Денис Дженжера считает, что самое важное — дойти до конца: 

«Я не могу оценить, сколько нужно внутренних ресурсов, чтобы бороться за свои избирательные права. Просто это некий гражданский долг. Даже не задумывался над тем, чтобы бросить все. Заниматься этим обязательно нужно, и мотивирует здесь только уверенность в собственных силах. Главный результат в том, что мы все же доведем дело до конца, не бросим! Ну и хочется верить, что этот способ мухлежа, скорее всего, не будет больше использоваться жуликами. Понятно, что они придумают что-то новое, но борьба за честные выборы — это процесс», — говорит он.

P. S. История с КОИБ-2010 имеет отголоски и в выборной кампании текущего года. Вопросы к «умной урне» в ходе единого дня голосования возникали, к примеру, в Курганской области, но интереснее всего ситуация в Петербурге. Здесь избиркомы как бы усомнившись в надежности КОИБов, сами начали считать бюллетени вручную. Как вы можете догадаться, единороссы в результате такого пересчета получили дополнительные голоса. Технологию подробно описал у себя в блоге Максим Кац. Выходит, все зависит от того, чьи интересы в приоритете. Возможно, поэтому на одном конце страны работу КОИБ признали нелегитимной сами же избиркомы, а на другом — суды не могут даже мысль такую допустить.

Уязвимость КОИБ-2010

На выборах губернатора Приморья в 2018 году наблюдатели выявили фальсификации протоколов на участках с комплексами обработки избирательных бюллетеней. Распечатанные копии протоколов отличаются форматированием от шаблонов, а результаты голосования аномальны. Для выяснения механизма фальсификации при юридической поддержке «Голоса» проходят суды, а ЦИК России с участием экспертов разрабатывает меры по устранению уязвимостей КОИБ-2010.

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Фальсификации»
МнениеФальсификации2 месяца назад
Своими решениями суды закрепили, что проверку по электоральным преступлениям проводят сами исполнители, то есть избирательные комиссии
Сергей Пискунов
РазборФальсификации4 месяца назад
«Камеры выключим, полицейского выведем. Чего еще надо?»
В Ивановской области глава города оказывала давление на председателя УИК, но осталась безнаказанной
НовостьФальсификации10 месяцев назад
Экс-председателя УИК в Пензенской области осудили по уголовной статье за фальсификации
Во время выборов губернатора Светлана Сверчкова самостоятельно заполнила 1324 неиспользованных избирательных бюллетеня и вбросила их в урну
РазборФальсификациигод назад
Документы по голосованию по Конституции будут храниться до 5 июля 2021
Иван Шукшин