Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Дмитрий Нестеров
Эксперт по выборам. Москва
Коллаж: Ксения Тельманова

О ДЭГ с 2019 года опубликовано немало материалов. Внимание как правило фокусировалось на аномалиях, внутреннем устройстве систем ДЭГ, заложенных в них уязвимостях и обсуждении степени (не)прозрачности. Рассмотрению судебных претензий к ДЭГ достается намного меньше внимания. Однако не стоит недооценивать важность этой деятельности. Добавлю пару слов к комментарию Павла Саркисяна.

Как минимум после первого громкого судебного разбирательства Романа Юнемана в 2019 году, о котором писали СМИ, команда Романа собрала использованные в суде материалы в сборник. Причины понятны: судебные разбирательства тянутся месяцами, и содержательная их часть происходит после окончания выборов, когда интерес публики ослабевает. Кроме того, суд — специфическая институция, его формальные «правила игры» и то, как ставятся вопросы в судах, зачастую не близко интересующимся выборами.

Приведу лишь один контраргумент. Как минимум после закрытия «венедиктовских» рабочих групп, где разработчики московской системы ДЭГ общались с независимыми экспертами, суды остались единственной площадкой, где участники выборов (а через них и все общество) имеют шанс получить крупицы содержательной информации об этих черных ящиках. Именно в судах, избирательным комиссиям (ЦИК, МГИК), иным ведомствам, приходится отвечать на вопросы и официально высказывать позиции. Зачастую не похожие на пиар ДЭГ, регулярно изливающийся в рамках публичных официальных заседаний, не подразумевающих диалога.

Судя по доступным материалам, описываемая группа судебных исков пытается протестировать систему ДЭГ на соответствие установленным ЦИК правилам в области технической безопасности. Это не касается открытости системы для наблюдения, но может пролить свет как минимум на устройство части критических компонентов и на предсказуемость работы, устойчивость относительно внутреннего вмешательства.

Наблюдая за многими судебными разбирательствами вокруг выборов уже более 10 лет, лично у меня не возникает завышенных ожиданий. Вероятно и нынешние претензии не будут удовлетворены, и не все вопросы получат удовлетворительные содержательные ответы. Хотя бы потому, что обратное могло бы повлечь негативные последствия для важного электорального инструмента, на который нынешние администрации возлагают большие надежды в контексте будущих столичных и федеральных выборов. Но уже само наличие двустороннего обмена информацией, пусть и в таком формате, повторюсь, важно и познавательно.

Кроме того, происходящая за три года эволюция практики рассмотрения дел в рамках одной узкой темы ДЭГ невольно зафиксирует изменения отношения к участникам избирательного процесса и самой судебной системы, и избирательных комиссий высокого уровня.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Дистанционное электронное голосование

Система голосования через интернет (дистанционное электронное голосование, ДЭГ) тестируется в России с 2008–2009 годов. На выборах в законодательные органы власти ДЭГ впервые применялся в 2019 году: в единый день голосования и на выборах депутатов в Мосгордуму. В Москве существует собственная система ДЭГ. Эксперты критикуют интернет-голосование за непрозрачность и слабые возможности общественного контроля.

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Инновации»
МнениеИнновации2 месяца назад
Как ДЭГ уступил конкурсам и викторинам
Юлия Кайкконен
РазборИнновации3 месяца назад
Как устроено интернет-голосование и как за ним можно наблюдать
Спойлер: нет смысла следить за цифрами, которые показывает экран, если вы не знаете, откуда эти цифры берутся
НовостьИнновации6 месяцев назад
Суд в Москве впервые рассматривает иск к федеральной комиссии ДЭГ
Эксперт в области систем электронного голосования Виктор Толстогузов считает, что результаты дистанционного электронного голосования (ДЭГ) на выборах губернатора Подмосковья нужно отменить
МнениеИнновации6 месяцев назад
Москвич проголосовал, но его голос не был учтён
На жалобу он получил ответ, что «нужно корректно вводить номер своего бюллетеня»
Дмитрий Нестеров: другие материалы автора
МнениеНаблюдатели8 месяцев назад
В столице уже более миллиона подконтрольных избирателей, на которых власть оттачивает технологии административного принуждения
МнениеИнновации9 месяцев назад
В 2023 году у москвичей есть две основные опции, которые в максимально возможной мере позволят сохранить голос и тайну голосования
МнениеИзбиркомыгод назад
22 февраля Мосгоризбирком официально начал процедуру уменьшения количества офлайновых избирательных участков в Москве
МнениеИнновации2 года назад
Дискуссия, которая случилась в Думе, не тянет на содержательное обсуждение