Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Наталия Рудакова
Специальный корреспондент
Коллаж: Ксения Тельманова

9 апреля в Санкт-Петербурге проводились довыборы в Муниципальный Совет района Красное Село VI созыва по многомандатному избирательному округу № 2. Они были назначены потому, что экс-депутат Николай Колошинский лишён полномочий из-за ошибок в декларации о доходах и имуществе, а депутат Николай Коломиец умер. На два вакантных места претендовали 12 человек, «Голос» вел хронику голосования. Одним из двух кандидатов от эсеров была зарегистрирована Галина Симоненкова. Она же выступает заявителем по иску, который подан 17 апреля в Красносельский районный суд.

В иске говорится, что УИК № 1213 незаконно уклонилась от составления протокола об итогах голосования. Решение комиссии о невозможности подвести итоги также противоречит закону. Последовавший за ним ход ТИК № 26 признать итоги недействительными вызывает недоумение заявителей, ведь причиной аннулировать итог послужило загадочное исчезновение лишь одного заявления. Эсеры убеждены, что ещё можно вернуть ситуацию в правовое русло, посчитать голоса и определить итог голосования.

Что случилось

Известно, что для голосования вне помещения комиссия использовала три переносных ящика. Члены УИК последовательно подсчитали и погасили неиспользованные бюллетени, внесли необходимые данные в книги списка избирателей, после чего приступили к подсчету бюллетеней, находившихся в переносных урнах для голосования.

В день выборов около 21:00 были вскрыты три переносных ящика. В первом лежали 107 бюллетеней. Существует видео, которое подтверждает, что число заявлений избирателей о голосовании вне помещения также составило 107.

В ящике № 2 было четыре бюллетеня и столько же заявлений, а в третьем — 51 бюллетень и 11 заявлений. УИК № 1213 сразу же приняла решение признать недействительными все бюллетени из последнего ящика.

При этом документы из первых двух отправили в комплекс обработки избирательных бюллетеней (КОИБ).

В 22:14 комиссия распечатала с КОИБ сведения о результатах голосования на участке, согласно которым у Татьяны Исаковой («Единая Россия») оказался 281 голос, у Галины Симоненковой («Справедливая Россия — Патриоты — За правду») — 221 голос, у Аллы Павловой («Единая Россия») — 82 голоса. К этому моменту появились данные и по остальным 11-ти избирательным участкам, и по итогам голосования на округе, поскольку все 12 избирательных участков оборудованы КОИБ. По предварительным данным, первое место с 1007 голосами получала Татьяна Исакова, на втором с 828 голосами — Галина Симоненкова, на третьем месте (714 голосов) — Алла Павлова.

Ночной десант

С этого момента комиссия очевидно впадает в ступор. С 22:14 до 02 часов 10 апреля УИК 1213 не оформляла протокол об итогах голосования, а в 2 часа ночи на участок прибыли три члена ТИК № 26 и пересчитали заявления из первого переносного ящика. На этот раз заявлений оказалось 106.

Светлана Москалева, член ТИК № 26, назначенная по квоте партии «Единая Россия», составила акт, который аннулировал все 107 бюллетеней из ящика. Галина Симоненкова в свою очередь вызвала на участок полицию, чтобы установить причины исчезновения одного из заявлений. Команда УИК № 1213 и ТИК № 26, не дожидаясь прибытия полиции, покинула помещение для голосования, а вечером 10 апреля ТИК № 26 решила, что итоги голосования на участке № 1213 недействительны.

Представители «Голоса» присутствовали на избирательных участках на тех выборах, Антон Шейнин рассказал, как все было, в материале «Как одна участковая комиссия изменила итоги выборов в районе Санкт-Петербурга».

«Поводом послужило то самое отсутствие одного заявления о голосовании вне помещения из 107. И этот факт отражен лишь спустя пять часов после того, как бюллетени из ящика перенесли в КОИБ. Этому предшествовало вскрытие ящика, гласный подсчет бюллетеней и заявлений по этому ящику с видеофиксацией, явное согласие всех присутствующих лиц о количестве бюллетеней и заявлений, такое же открытое и гласное перемещение бюллетеней из переносного ящика № 1 в КОИБ», — поясняет юрист, представляющий заявителей в суде, Иван Попов.

Произвольное решение

Г-н Попов обращает внимание, что п. 12 ст. 68 федерального закона о выборах определяет: подсчет бюллетеней из переносных ящиков осуществляется незамедлительно после их вскрытия. Если число бюллетеней установленной формы больше количества заявлений избирателей, содержащих отметку о числе полученных бюллетеней, все бюллетени ящике решением участковой комиссии признаются недействительными. Составляется акт, который прилагается к протоколу об итогах голосования. В нем указываются фамилии и инициалы членов комиссии, обеспечивших голосование вне помещения с данным ящиком.

«При вскрытии ящика не было оснований признать содержимые документы недействительными. Такое решение не рассматривалось и не принималось, не составлялся соответствующий акт. То же самое касается процедуры загрузки бюллетеней в КОИБ. У ТИК № 26 как у окружной комиссии вообще отсутствовали правовые основания признавать итоги голосования на участке № 1213 недействительными. Решение No 39-1 от 10 апреля не основано на нормах права и является произвольным», — поясняет Иван Попов.

По словам собеседника, процедура регламентирована ст. 68 федерального закона о выборах, статьей 56 закона «О выборах депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований города федерального значения Санкт-Петербурга». «Комиссия обязана последовательно совершать действия и принимать решения, прямо предписанные указанными нормами права. Уклонение от исполнения этих норм является нарушением избирательного законодательства», — продолжает г-н Попов.

Собеседник подчеркивает, что нормы федерального законодательства и законодательства Санкт-Петербурга, а также Инструкция о порядке использования технических средств подсчета голосов — комплексов обработки избирательных бюллетеней 2017 на выборах и референдумах, проводимых в РФ (Постановление ЦИК России от 08.02.2018 No 139/1148-7), в принципе не предполагают полномочия участковой комиссии принять решение о невозможности установить итоги голосования.

«Отмечу, что ст. 69 федерального закона, регламентирующая работу окружных избирательных комиссий, также не предполагает правовую возможность поступления в окружную комиссию из участковой какого-либо иного документа, кроме как протокола об итогах голосования», — говорит юрист.

Как следует из данных подсчета по книгам списка избирателей и распечатки КОИБ, всего на УИК № 1213 проголосовали 466 избирателей. 415 бюллетеней содержатся в КОИБ и 51 недействительный бюллетень из третьего переносного ящика не введен в КОИБ. Эсеры убеждены, что отсутствие одного заявления из 107 в первом ящике при 466 активных избирателях, если учитывать количество голосов, поданных за первую тройку кандидатов, не свидетельствует о нарушениях, влекущих невозможность установить результаты волеизъявления избирателей. Это обстоятельство должно было повлечь отдельную оценку в решениях УИК № 1213 и ТИК № 26 с выводом об отсутствии оснований для признания итогов голосования недействительными.

Другие записи по теме «Избирательные стандарты»
РазборИзбирательные стандарты2 месяца назад
Как в Подмосковье уничтожают партийное представительство
Тенденция на отказ от смешанной системы в пользу больших многомандатных округов вызывает опасения — эти изменения способствуют укреплению вертикали региональной власти
РазборИзбирательные стандарты2 месяца назад
Карелия-2024: Что происходит на старте избирательной кампании
Как готовятся к президентским выборам в регионе с географически-электоральной аномалией
МнениеИзбирательные стандарты3 месяца назад
Все подписи, собранные действующими членами избиркомов, должны быть признаны недействительными
Владимир Шведа
НовостьИзбирательные стандарты4 месяца назад
Эсеры в Тверской области боролись в суде за два голоса избирателей — и проиграли
Состав новых окружных Дум в регионе оказался спорным