Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
НовостьНаблюдатели29 июня 2022, 06:40
Михаил Подивилов
Председатель отделения движения «Диалог» в городе Озеры
Коллаж: Ксения Тельманова

В прошедшее воскресенье, 26 июня, я наблюдал на дополнительных выборах депутатов Переславль-Залесской думы по многомандатному избирательному округу № 6.

Как это было

В общей сложности в день голосования работали пятнадцать участковых избирательных комиссий. Я наблюдал сразу на двух участках, поскольку они находились в одном здании — это были УИК № 2402 и № 2403.

Явка на моих участках была относительно небольшой — это неудивительно, ведь в селе Глебовское, где я наблюдал, проживает всего около пятисот человек. В день голосования отдать свой голос за кандидатов пришли 109 человек на УИК № 2402 (явка 36,3%) и 132 человека на УИК № 2403 (явка 21,8%).

День голосования пролетел быстро и незаместно: каких-то грубых нарушений на своих участках в процессе проведения голосования я не выявил, а незначительные недостатки комиссии достаточно быстро исправляли.

Единственное, что меня напрягло — члены УИК № 2402 при выезде на надомное голосование спустя некоторое время вернулись в помещение участковой избирательной комиссии, якобы «чтобы отдохнуть».

Я сообщил председателю УИК № 2402, что подобное поведение недопустимо, и по возвращении членов комиссии с надомного голосования необходимо составлять акт о проведении голосования вне помещения.

Не оправдывая действия УИК № 2402, их действительно можно понять: погода была очень жаркой (в помещении было прохладнее, чем на улице), а избиратели находились на большом расстоянии друг от друга, поэтому выезд длился в общей сложности порядка пяти-шести часов.

Та же комиссия «забыла» распечатать реестр надомного голосования:

На это сообщение быстро отреагировали в НОМ:


НОМ утверждает, что «ведение реестра в электронном виде на данном этапе не влечет нарушения избирательных прав граждан при организации и проведении надомного голосования».

На самом деле это не так.

В соответствии с п. 2 ст. 66 Федерального закона 67-ФЗ участковая комиссия регистрирует все поданные заявления (устные обращения) непосредственно в день подачи заявления (устного обращения) в специальном реестре, который по окончании голосования хранится вместе со списком избирателей, участников референдума.

В соответствии с п. 3 ст. 66 Федерального закона 67-ФЗ при регистрации устного обращения в реестре, предусмотренном в пункте 2 настоящей статьи, указываются время поступления данного обращения, фамилия, имя, отчество избирателя, участника референдума, заявившего о своем желании проголосовать вне помещения для голосования, адрес его места жительства, а также подпись члена комиссии, принявшего обращение.

В реестр, составляемый в электронном формате, члены комиссии могут поставить свои подписи лишь постфактум (после его распечатки), что недопустимо: таким образом, например, член УИК может незаметно для наблюдателей добавить несколько нелегитимных записей в электронный реестр, что делает его незаконным, а все бюллетени, полученные в ходе надомного голосования — подлежащими аннулированию.

ЦИК приехал

Вечером, как это обычно и бывает, началось самое интересное: мои участки посетили сотрудники аппарата ЦИК. На всякий случай проверил их удостоверения, чтобы убедиться, что они действительно являются теми, за кого себя выдают.

После начала подсчёта голосов они посетили УИК № 2403, заперлись там вместе с остальными членами комиссии и решительно не хотели меня пускать в помещение для голосования, где происходил подсчёт голосов.

После того, как мне удалось попасть в помещение УИК № 2403, сотрудник аппарата ЦИК спросил, на каком основании я проник сюда в процессе подсчёта голосов и попросил меня покинуть помещение (впоследствии он отказался от своих слов, назвав меня провокатором):

Сотрудник аппарата ЦИК недоволен моим появлением

Забавно, что даже полицейский, находящийся в здании, подтвердил мою адекватность и факт, что дверь помещения УИК № 2403 была заперта.

На этот неприятный инцидент отреагировал член СПЧ, председатель Ассоциации «НОМ» Александр Брод:

Отвечаю товарищу Броду:

Резюмирую: товарищ Брод не прав, недопуск СМИ в помещение для голосования — грубое нарушение, СМИ обеспечивается свободный доступ в помещение, где проводятся голосование и подсчет голосов избирателей.

К слову, из-за этого неприятного инцидента уже непосредственно при написании заметки обратил внимание на ошибку, которую допустила УИК № 2402 — цифры в одной строке УФП не совпадают с данными протокола:

Обратите внимание на строку № 5 — в УФП её значение отличается от значения в протоколе (75 в УФП, 71 в протоколе).

Давайте проверим контрольное соотношение — число обнаруженных в ящиках бюллетеней не должно превышать числа выданных.

Сумма количества бюллетеней, выданных досрочно, в помещении и на дому должна быть равна сумме количества бюллетеней, содержащихся в переносных и стационарных ящиках для голосования.

В случае с УФП это будет 4 + 75 + 38 ≠ 38 + 75 (117 > 113). В протоколе всё сходится: 4 + 71 + 38 = 38 + 75 (113 = 113).

Неприятно, но не критично: видимо, это техническая ошибка — остальные цифры не изменены и не подгонялись.

При передаче данных в ГАС «Выборы» контрольные соотношения проверяются автоматически: если они не сойдутся, система не даст отправить протокол. Похоже, здесь свою ошибку комиссия УИК № 2402 и обнаружила.

Вместо заключения

Эти выборы мне запомнятся внезапным появлением сотрудников аппарата ЦИК на моих участках и их неправомерным требованием покинуть помещение УИК № 2403 в процессе подсчёта голосов.

Казалось бы, уж ЦИК-то должна знать закон о выборах, однако практика в этот раз доказала обратное.

Победу на этих выборах одержали два кандидата, за которых проголосовали более 700 избирателей:

  • Павлин Илья Валерьевич от ЛДПР — 747 или 33,47% голосов;
  • Субботина Галина Михайловна от «Единой России» — 725 или 32,48% голосов.

Явка на выборах составила 33,4% от общего числа избирателей.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
НовостьНаблюдатели24 дня назад
У участников «Голоса» вновь проходят обыски
Силовики пришли к члену Совета Юрию Гурману и эксперту Марии Терацуянц
НовостьНаблюдателимесяц назад
Каким был обыск в офисе «Голоса»: мы разобрали по минутам
Мы собрали воедино всю имеющуюся у нас информацию: показания единственного очевидца и результаты осмотра офиса после обыска
НовостьНаблюдателимесяц назад
5 октября, наряду с обысками в квартирах участников движения «Голос», обыск прошел и в центральном офисе
Владимир Егоров
НовостьНаблюдателимесяц назад
Каша из топора: письмо ФСБ, из-за которого в «Голосе» прошли обыски
Из содержания письма и перечисленных в нем лиц следует, что цель обысков — добыча какой-либо информации о деятельности движения «Голос», причем вне рамок какого-либо возбужденного дела