Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Дмитрий Нестеров
Эксперт по выборам. Москва
Коллаж: Ксения Тельманова

26 января Госдума приняла в первом чтении «законопроект Вяткина», прописывающий электронное голосование в избирательный 67-ФЗ. Что мы узнали. 

Интриги не было

Подобные вопросы решаются уровнем выше Госдумы, и представлявший закон его номинальный автор Дмитрий Вяткин наглядно показал, что сам не особо ориентируется ни в проблематике ДЭГ, ни в регулирующем эти вопросы законодательстве. Прогнозируемо «Единая Россия» и «Новые люди» проголосовали «за», КПРФ и «Справедливая Россия — За правду» — «против». ЛДПР тоже «против», но судя по выступлению их Василия Власова и отсутствию нормальных вопросов не уверен, что голосовали осознанно. 

Примечательно, что голоса фракций коррелируют с мнение сторонников, наверно, только у КПРФ, которая больше всех теряет от возможностей, которые ДЭГ открывает административным «организаторам голосования». «Новые люди», по косвенным признакам, лучше разобрались в проблематике, но все равно проголосовали «за». Так в коротких выступлениях от фракций наряду с Денисом Парфеновым (из КПРФ) именно Антон Ткачев (из «Новых людей») в конце своего выступления перечислил актуальные недостатки и ДЭГ и данного законопроекта, что слабо вяжется с их голосованием (Ткачев подчеркнул, что поддерживают именно в первом чтении). 

Дискуссия, которая случилась в Думе, не тянет на содержательное обсуждение. Прежде всего потому что почти все депутаты имеют минимальное представление об устройстве систем ДЭГ и их уязвимостях. И потому что представлявшие законопроект депутат Дмитрий Вяткин (и комментировавший Николай Булаев из ЦИК) на проблемные вопросы не отвечали, уходя в традиционные мантры про «расширение избирательных прав» и «безопасность». А это имеет невеликую связь с реальностью, а точнее — просто успешно манипулирование терминологией, что удобно, когда в головах большинства нет четкой и структурированной картины обсуждаемой системы.

Не все изменения

По ощущениям, стоит ожидать внесения поправок ко второму чтению, прежде всего от КПРФ и «Новых людей». Именно после второго чтения и стоит судить о будущем законе и его последствиях. Потому что нередко на этом этапе принимаются поправки, радикально меняющие законопроект (правда обычно в худшую сторону).

То, что я лично думаю по поводу законопроекта написал еще 16 декабря, когда его впервые опубликовали в госдумовской системе. Да, мы позже с коллегами еще обсуждали его и даже подписали два отзыва — под редакцией Григория Мельконьянца и под редакцией Андрея Заякина. С каждым из которыми я согласен частично, но оба считаю важными и полезными в плане содержательного обсуждения проблематики.

Напомню, что пока для участников выборов и избирателей предложенные изменения ничего по сути не меняют. Они не добавляют гарантий целостности работы систем ДЭГ и их прозрачности, а лишь уточняют формальные компетенции при принятии решений об использовании систем ДЭГ на тех или иных выборах.

Есть тревожный момент: он связан с тем, что системы ДЭГ загнали под регулирование государственных информационных систем (ГИС), что скорее всего даст больше бюрократических и юридических аргументов против внедрения механизмов контроля за работой таких систем со стороны участников выборов. Это вообще-то противоречит основным принципам электоральных процедур, обессмысливая их общественную значимость. Но посмотрим — остается вероятность, что это тоже косвенные бюрократические методы перераспределения ответственности и денежных потоков.

Вместо послесловия 

Для москвичей напомню, что в законопроект недвусмысленно вписали право мэрии применять московскую систему ДЭГ для региональных и местных выборов в Москве. Так что на предстоящих муниципальных выборах, без сомнения, будет применяться московская система. Это случится вне зависимости от мнения общественности и общественной целесообразности.

На что можно попытаться повлиять в связи с этим, так это на то, чтобы московская система ДЭГ установила больше процедурных и технический ограничений на серые зоны, оставляющие возможности для манипулирования результатами. После сентябрьского скандала небольшое окно возможностей для этого остается.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Инновации»
МнениеИнновации2 месяца назад
Как ДЭГ уступил конкурсам и викторинам
Юлия Кайкконен
РазборИнновации3 месяца назад
Как устроено интернет-голосование и как за ним можно наблюдать
Спойлер: нет смысла следить за цифрами, которые показывает экран, если вы не знаете, откуда эти цифры берутся
НовостьИнновации6 месяцев назад
Суд в Москве впервые рассматривает иск к федеральной комиссии ДЭГ
Эксперт в области систем электронного голосования Виктор Толстогузов считает, что результаты дистанционного электронного голосования (ДЭГ) на выборах губернатора Подмосковья нужно отменить
МнениеИнновации6 месяцев назад
Москвич проголосовал, но его голос не был учтён
На жалобу он получил ответ, что «нужно корректно вводить номер своего бюллетеня»
Дмитрий Нестеров: другие материалы автора
МнениеНаблюдатели8 месяцев назад
В столице уже более миллиона подконтрольных избирателей, на которых власть оттачивает технологии административного принуждения
МнениеИнновации9 месяцев назад
В 2023 году у москвичей есть две основные опции, которые в максимально возможной мере позволят сохранить голос и тайну голосования
МнениеИнновациигод назад
Уже само наличие двустороннего обмена информацией важно и познавательно
МнениеИзбиркомыгод назад
22 февраля Мосгоризбирком официально начал процедуру уменьшения количества офлайновых избирательных участков в Москве