Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Наталия Рудакова
Специальный корреспондент
Коллаж: Ксения Тельманова

Видеозаписи с участков не относятся к персональным данным, а значит являются публичными, указано в определении Первого кассационного суда общей юрисдикции, которое было вынесено 14 декабря. Выходит, что суды безосновательно поддерживают полицию, когда она отказывает в доступе к таким материалам.

Почему это важно

Прецедент из Воронежской области в какой-то мере позволяет выбить почву из-под ног у фальсификаторов выборов, считают эксперты. Хотя закон «О персональных данных», конечно, очень многофункционален и используется, чтобы отказывать наблюдателям не только в получении видео, но и в проверке списков голосующих или их подписей. Тем не менее, кандидат в депутаты Воронежской областной Думы VII Cозыва по одномандатному округу № 19 от КПРФ Александр Сухинин сделал большое дело. Он отстоял свое право лично убедиться в содержании видео с участка, а не полагаться на мнение правоохранителей. Об этом он написал у себя в Facebook. Определение суда также имеется в распоряжении «Голоса».

Иск 

Муниципальный депутат Александр Сухинин подал иск в отношении начальника отдела МВД по Борисоглебску, поскольку полиция в ответ на его заявление о возможных нарушениях в ходе выборов 2020 года просто сообщила, что подозрения не подтвердились. Убедиться в этом правоохранители инициатору проверки не позволили, сославшись на заботу о персональных данных избирателей. Александр Сухинин считает, что подобные действия незаконны и мешают обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела.

Суды сначала поддержали полицию, а вот апелляционная инстанция не приняла их аргументы, признала действия полиции незаконными и обязала повторно рассмотреть обращение Сухинина. Первый кассационный суд, где правоохранители намеревались обжаловать это решение, также указал, что защита персональных данных и частной жизни граждан «никак не ограничивает ознакомление с записями установленных на избирательных участках камер видеонаблюдения». В определении суда отмечено, что запрос изображений избирателей и иных лиц без распространения сведений конфиденциального характера не свидетельствует о вмешательстве в их частную жизнь.

Нет доступа

Движение «Голос» неоднократно заявляло, что возможность контролировать выборы на всех избирательных участках с помощью видеокамер может существенно повысить доверие к выборам. И важным является не только наличие видеокамер на участках, но и полный доступ граждан к трансляциям и видеозаписям.

Введенное в 2012 году видеонаблюдение, — когда каждый гражданин мог смотреть онлайн-трансляцию с любого избирательного участка, а доступ к записям камер был достаточно простым, — позволило повысить доверие к выборам и одновременно выявить нарушения. Однако за прошедшие 10 лет ситуация с видеонаблюдением изменилась радикально.

В 2016 году, перед выборами в Госдуму, возможности получить видео с участка резко сузились. ЦИК разрешил региональным комиссиям самостоятельно регулировать процедуру предоставления видеозаписей, а перед выборами президента 2018 года вообще постановил выдавать видеозаписи только после обращения в региональную избирательную комиссию с указанием на предполагаемое нарушение.

Право обратиться в избирком или в суд с жалобой в связи с нарушением прав избирателя и получить видео никто как бы не отрицает. Но заявитель должен еще до просмотра указать, какое нарушение, где и в какое время он обнаружил. А в Санкт-Петербурге, например, ввели еще один барьер — если заявление уже рассматривается в суде, то запрашивать видео может только суд. Все это означает, что как только трансляция заканчивается, ее содержание меняет свой статус с открытого на закрытый. Если обратиться с запросом к избиркому, то в выдаче видео, очевидно, откажут. Против такой практики активно борются юристы «Голоса».

В прошлом году ЦИК вообще изменил порядок видеонаблюдения, сделав его недоступным через Интернет для простых граждан. При этом глава комиссии Элла Памфилова через СМИ убеждала общественность, что никаких сложностей в доступе к видеозаписям и трансляции у наблюдателей и членов комиссии не возникнет. На деле все вышло ровно наоборот. На запросы о доступе к видеозаписям наблюдатели получают ответы разной степени изощренности, но большинство из них сводятся к отказу. Ответ может выглядеть, к примеру, так: «Из вашей заявки не следует, что доступ к видеоматериалам требуется для защиты непосредственно ваших избирательных прав...».

У наблюдателей возникает резонный вопрос: зачем нужно видеонаблюдение, если никто не может посмотреть записи? Пример из Кузбасса довольно красноречиво говорит о том, как работает система. После ЕДГ-2021 в Кузбассе вышестоящие комиссии, рассматривая жалобы, ориентировались только на показания УИКов, и не смотрели видео. В адрес Избирательной комиссии Кемеровской области были направлены запросы от разных субъектов на получение записей с УИК № 68, 151, 237, 288, 342, 528. По всем даны отказы. На судебном заседании по УИК № 342 представители комиссий заявили, что видеокамеры были направлены только на сейфы, поэтому нет смысла их изучать. А судья, рассматривающая дело УИК № 1410, вообще не смогла открыть ссылки на видео, представленные облизбиркомом.

Другие записи по теме «Видеонаблюдение»
НовостьВидеонаблюдениемесяц назад
Суд в Санкт-Петербурге отметает видеодоказательства
Кандидат в Госдуму Надежда Тихонова не смогла оспорить результаты на 14 участках, несмотря на свидетельства
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
В Псковской области приняли постановление о видеонаблюдении в ЕГД-2022
Екатерина Новикова
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Комиссия решила оснастить участки автомобильными регистраторами
Давид Канкия
РазборВидеонаблюдение3 месяца назад
Суд в Санкт-Петербурге закрывает глаза на изъяны выборов в Госдуму
Результаты видеонаблюдения на участках не стали поводом для пересмотра результатов