Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Ольга Розанова
Участница движения «Сонар»
Фото: Ольга Розанова

Самое главное

За пару минут до 20:00, когда должны закончится голосование и начаться подсчет голосов, — на этом этапе опытные наблюдатели навостряют уши — председателю принесли документ якобы от кандидата о моем отзыве.

Парня-гонца, кстати, я заметила. Копию «документа» мне не выдали, как и не дали возможность посмотреть вблизи, что же там написано, и сравнить подпись на «документе» с реальной подписью кандидата.

Мне объявили, что я должна уйти. Председатель Ирина Анатольевна Мартынова вызвала полицейского, но затем, схватив меня двумя руками (!), лично оттаскивала от двери в зал, где должен был начаться подсчет голосов. Предъявление действующей аккредитации СМИ от ЦИК, позволяющей находиться на УИК, — ноль внимания. Сотрудник аппарата Мособлизбиркома никак не реагировала на ситуацию.

Председатель Ирина Мартынова схватила мой рюкзак со всеми вещами (!) и оттащила в сторону входа вне поля моего зрения, за дверь (потом оказалось, что не на улицу, как я думала, а в «предбанник»). Дверь в зал подсчета закрыли. Перед ней стражами встали полицейский и неизвестный наблюдатель.

Кандидат Аркадий Парвицкий, назначивший меня наблюдателем, оперативно сообщил, что он меня не отзывал. Однако полчаса я провела вне зала для подсчета голосов. Что там в это время происходило — неизвестно. После удаленного вмешательства МОИК меня допустили на УИК. Комиссия уже начала подсчет по списку избирателей.

Таким образом, мое право на наблюдение было нарушено — что может вполне подпадать под преступление по статье 141 УК («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав»).

День голосования

УИК № 3343 находится в поселке Черусти. На УИК меня назначил в статусе наблюдателя кандидат-самовыдвиженец Аркадий Парвицкий. Комиссию на этом участке рекомендовали как одну из самых адекватных в округе. К концу дня голосования мне пришлось в этом разубедиться.

Выборы были назначены из-за объединения Шатуры и Рошаля в один Шатурский городской округ. Кстати, в Рошале в 2018 году по требованию суда должны были вскрыть избирательную документацию для пересчёта, но, к несчастью, в тот момент помещение, где она хранилась, затопило, и всё утонуло. Статистические аномалии на УИКах в Рошале мы увидим потом и по результатам этих выборов.

В субботу шли компанией наблюдателей мимо УИК № 3343, вблизи УИК в нарушение закона на стенде обнаружили агитацию «Единой России». Зашла на УИК, обратила внимание председателя — оперативно сняли. 

Утром 4 октября стандартно зарегистрировали в списке присутствующих, взяли требование о выдаче копии протокола с уведомлением о фото- и видеосъемке. Из 1503 избирателей в списке проголосовали досрочно 3 избирателя, были поданы 43 заявки на надомное.

Председатель явно плавала в процедуре обработки досрочки, но из-за ее малого количества я решила устно на итоговом заседании высказать свои замечания.

С утра проголосовали несколько сотрудников Мособлпожспаса, избиратели шли немногочисленным, но достаточно постоянным ручейком. Всем выдавали маску, перчатки, ручку, меряли температуру бесконтактным термометром. Критическим показателем должна была считаться 37,1. У всех в течение дня оказалась нормальной, если верить члену УИК, управлявшей термометром.

На участке было много наблюдателей, также присутствовал сотрудник аппарата МОИК. Наблюдатель от «Единой России» Раиса Лазенко рассказала, что выкладывает в Инстаграм, «Вконтакте» и Твиттер «всё только самое хорошее». Другая наблюдатель в розовой кофточке «не скажу от кого, от партии я» утром время от времени фотографировала избирателей — потом оказалось, что она от «Зеленой Альтернативы», на подсчете будет много хамить и закрывать обзор.

На надомное голосование не ездила. По словам выездной группы и наблюдателей, проголосовали все, кроме трех человек, которых не оказалось дома, все ждали приезда группы — как будто достоверные заявки. В обработке надомного голосования комиссия и председатель тоже плавали — пришлось напоминать им, что перед выездом на надомное надо сделать особые пометки в списке избирателей, чтобы предотвратить возможность двойного голосования избирателя, сразу на УИК и на дому. 

В середине дня я даже отстаивала действия УИК, когда прибывший сотрудник аппарата МОИК Горячих рекомендовал «разносить» в списке избирателей сразу весь реестр, а не только к тем, к кому выехали.

Приходилось также делать замечания по поводу выдачи бюллетеней — члены УИК через раз не проверяли место жительства (прописку в паспорте) избирателя. Ну, наткнутся когда-нибудь на незаконную выдачу бюллетеня выписавшемуся вчера избирателю, мне не жалко.

За час до конца голосования избирателей проговорили с председателем процедуру подсчета голосов. Еще ничего не предвещало. А около 20:00 грянуло: меня незаконно выдворили с участка.

На сообщение о нарушении приехал кандидат Парвицкий, назначивший меня, член ТИК, представитель СМИ. Они громко и отчетливо стучались в дверь, но ни полицейский, ни председатель, ни кто либо еще даже не поинтересовались, кто приехал, и не шевельнулись, чтобы впустить имеющих право находиться на подсчете. Их так и не пустили на УИК, даже после подписания протокола. Приехавший наряд полиции ничего не предпринял.

Сам подсчет проходил с нарушениями: нарушение порядка, негласная сортировка, часть бюллетеней упаковали сразу без возможности с ними ознакомиться. Заседание комиссии по рассмотрению моих жалоб проводили в отдельной комнате (если вообще проводили — может, просто под чью-то диктовку текст записывали) — меня на него не пригласили. На упаковке с бюллетенями расписалась только я.

Что интересно, неуверенность председателя в некоторых процедурах дня голосования сменилась на подсчете хамской уверенностью в незаконных действиях. В других присутствующих на участке тоже вдруг проявились какие-то орки. «Наблюдателей» больше интересовала моя персона: есть ли у меня дети, зачем мне это нужно, почему я снимаю процедуру подсчета; загораживали мне обзор и уверяли, что мои действия незаконны. Подсчет как таковой их не интересовал вообще.

Судя по поведению комиссии и наблюдателей, может сложиться впечатление, что они первый раз в жизни пытались считать бюллетени и присутствовать при этом, а на предыдущих выборах подсчет проводился не по прописанным в законе этапам, а в каком-то сильно сокращенном виде.


Главные действующие лица

Члены УИК:

  • председатель Ирина Мартынова («Единая Россия», стрелок ведомственной охраны комбината Росрезерва)
  • зампред Оксана Данильченко («Справедливая Россия», методист в ДК)
  • секретарь Валерия Захарченко (собрание избирателей, менеджер Сбербанка)
  • Галина Данилова (ЛДПР), Захарова Надежда Константиновна (собрание избирателей, заведующий детсада), Макеева Марина Николаевна (собрание избирателей, библиотекарь), Мелькина Наталья Сергеевна (КПРФ, диспетчер комбината Росрезерва).

Хочу поблагодарить:

  • Михаила, предоставившего ночлег;
  • Аркадия Аркадьевича Парвицкого, назначившего и не отозвавшего меня,
  • волонтёров горячей линии «Голоса», которые очень вовремя звонили и принимали информацию о нарушениях;
  • всех тех участников избирательного процесса, которые приехали к незаконно закрытому УИКу, стояли на холоде и напоминали комиссии о себе;
  • всех сочувствующих, звонивших в полицию с сообщениями о преступлении, дававших ценных советы.

Спасибо вам, без вас было бы чуть более одиноко)

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
НовостьНаблюдателимесяц назад
Мосгорсуд отклонил жалобу защиты на продление ареста Мельконьянца
Заседание прошло 27 мая, сопредседателя «Голоса» подключили по видеосвязи
РазборНаблюдателимесяц назад
КС посчитал наблюдение за выборами «участием в деятельности нежелательной организации»
Иван Брикульский
НовостьНаблюдатели2 месяца назад
Арест Григория Мельконьянца продлили до 17 июля
Следствие не предоставило никаких новых доказательств и продолжает безосновательно затягивать процесс
МнениеНаблюдатели2 месяца назад
Впечатления члена комиссии из Казани
Марина