Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Артем Александров
Наблюдатель, Ленинградская область
Коллаж: Ксения Тельманова

1 июля к 7:30 я пришел на избирательный участок №972, расположенный в школе на бульваре Менделеева 20 в Мурине, чтобы участвовать в голосовании по поправкам в Конституции в качестве наблюдателя.

Стараниями всех уровней власти, возможности по наблюдению за этим голосованием были сведены к минимум. Независимых наблюдателей на всю Ленинградскую область было не более полутора десятка человек. Поэтому очевидно, что результат голосования, проводимого без общественного контроля, скорее всего, предрешен заранее, и хотя бы отдаленно честной игры не будет. Единственной моей мотивацией, заставляющей смотреть на этот цирк и рисковать подцепить всем известный вирус, было убедиться самому и продемонстрировать гражданам срез реального волеизъявления. Хотя бы на одном участке.

И это удалось. Скажу прямо, я горд за наше Мурино. По 972 участку против поправок проголосовали 636 человек, а всего было выдано, согласно изученным нами спискам избирателей, 774 бюллетеня. Это означает, что 82% процента граждан сказали «нет» конституционному перевороту и узурпации власти.

Но почему же официальные результаты как по по участку 972, так и по всей России, настолько отличаются от этих цифр? Все дело в «досрочном голосовании».  Запросив у председателя 972 комиссии данные о досрочниках, мы узнали, что до дня голосования в период с 25 по 30 июня досрочно уже проголосовали 1601 человек, т. е. ⅔ всех избирателей, зарегистрированных на участке. С боем прорвавшись к спискам избирателей, мы смогли изучить их, и увидеть, что реально в списках содержится всего 294 отметки о проголосовавших досрочно. Откуда же взялись остальные 1307 бюллетеней с аккуратными одинаковыми галочками «за»? Мне кажется, что этот вопрос не требует ответа.

До конца дня мы терзались вопросом: как же председатель комиссии Макарова собирается закрыть расхождение между количеством бюллетеней по спискам и имеющихся в реальности? Ответ на этот вопрос в некоторой степени вывел нас из равновесия. Никак. В своих действиях председатель руководствовалась, похоже, принципом: «Да, мы охренели. И что?». 

В итоговый протокол было просто вписано левое число выданных бюллетеней, на нашу жалобу в вышестоящую избирательную комиссию — ТИК Всеволожского района — поступил ответ, краткая суть которого сводится к «Все посчитано правильно, уймитесь». Списки же уехали в подвал ТИКа, и, я думаю, схоронены там навечно.

Однако председатель все же допустила ошибку, проведя отдельную сортировку бюллетеней, опущенных в ящик в день голосования. Хотя сортировка проводилась всего лишь с целью выявления испорченных бюллетеней, но мы сняли весь процесс на видео, и теперь можно своими глазами увидеть реальное волеизъявление граждан.


Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Фальсификации»
НовостьФальсификации4 месяца назад
Учителей-фальсификаторов осудили в Оренбурге: они придумали избирателей и проголосовали за них
Председатель и член УИК отделались штрафами
МнениеФальсификации8 месяцев назад
Как члены комиссий фальсифицируют и как нейтрализуют наблюдателей
Иван Шукшин
НовостьФальсификациигод назад
Избирком Санкт-Петербурга в суде просит исключить доказательства фальсификаций
Нарушения на участках № 114 и 116 зафиксированы на фото и видео
МнениеФальсификации2 года назад
Пока 25 «новоизбранных» депутатов от партии власти получали свои удостоверения, я сравнивал цифры и протоколы, что в конечном итоге и дало ответ на все вопросы
Артур Баврин