Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Юлия Бабинцева
Наблюдатель за выборами. Пермь
Коллаж: Ксения Тельманова

Когда 25 июня я пришла на свой участок №3226 в Перми, мне понравилась комиссия — я очень надеялась, что больших нарушений тут не будет. Комиссия была в целом приветливой, и председатель отвечала на все мои вопросы. В дни наблюдения до голосования они рассказывали, как все устроено, говорили о том, как важно, чтобы люди приходили на участок, как сложно им их собирать, как коллеги от ЕД «приводят» им избирателей, жаловались, что заставляют стоять на ветру во дворах (мне правда их было очень жаль), говорили как они переживают, что явка не будет «нужной». Милые женщины в избирательной комиссии очень старались быть учтивыми и реагировали на мои просьбы, замечания. Надо сказать, о работе наблюдателей у них было странное представление, хотя многие в комиссиях по 20 лет.

В день голосования ситуация усложнилась. Я начала задавать еще больше вопросов: просить показывать мне списки участников голосования, обращать внимание на нарушение процедуры. Очень старалась не придираться по мелочам, и, как в инструкции «Голоса», улыбалась всем (сквозь маску;), выражала сочувствие. Члены комиссии вели себя приветливо.

А потом я увидела серьёзное нарушение — девушке без регистрации и заявления (на «Госуслугах» до 21-го числа надо было заполнять) дали проголосовать — тут они сильно напряглись на мой счет. 

Отматывая назад наш разговор с заместителем председателя, я поняла, что таких голосовавших, как эта девушка, на участке могло быть порядка 10-ти(!). 

У меня уже были вопросы о том, как так получилось, что у нас уже 23 человека в допсписке, при этом тут же отдельных людей, по звонку в ТИК вычеркивали, но (!) такой процедуры нет в действующем Порядке и это серьезное нарушение согласованное с ТИК(!). 

Чтоб зафиксировать нарушение, я написала жалобу. Конечно, комиссии это не понравилось, председатель судорожно звонила в ТИК (Мотовилиха), просила с ними поговорить, те отвечали что-то невнятное — документа, подтверждающего законность этой процедуры, у них не было. В это же время участок закрылся, и начался уже подсчет по книгам. Я видела одним глазом, потому что строчила жалобы в двух экземплярах (по странице).

В момент подсчета председатель всех очень торопила, я продолжала настаивать на процедуре, потом при подготовке к подсчету бюллетеней попросила списки избирателей убрать в сейф, согласно Порядку.

Атмосфера накалялась. Мы стали считать бюллетени — и тут члены комиссии начали прям ныть, говорить о том, что они устали, что давайте все быстро посчитаем уже, «я хочу домой», «спасть», писать...

Председатель попросила таблетку — мне было жаль эту очень женщину пенсионного возраста, но все-таки это детский сад какой-то. Нарушаем процедуры, готовы забыть голоса, бюллетени, только чтоб пойти домой. Их можно понять — они тут с 7-и утра, но все равно такое чувство, что люди вообще не понимают, что они делают, будто не голоса людей, а просто бумажки, которые надо сдать уже чтобы уйти. 

Когда я попросила еще раз пересчитать стопку с «да», её пересчитали — нашлось два бюллетеня и один испорченный. А и вот когда попросила пересчитать стопку «нет» еще раз — тут у комиссии случился взрыв. Эти милые женщины превратились орущее нечто, в один огромный кричащий ком, они были готовы меня порвать, выписывали мне все возможные проклятия и оскорбляли, в какой-то момент мне показалось, что они сейчас тут же побьют меня или побьют на улице, когда пойду домой. 

Наблюдатель от Общественной палаты активно их поддерживала и тоже орала на меня. Через 15-ть минут ора и оскорблений, комиссия все-таки пересчитали стопку с «Нет». Но дальше комиссия и председатель «обиделись», и мои замечания уже не принимались. Тут мне стало совсем сложно одной контролировать ситуацию. Уверена, если копнуть, то в процедуре подсчета были еще нарушения, но, к сожалению, я их уже не осилила.

Зачем я это все пишу?

Мой участок один из тысячи в крае. Ему повезло, что на нём была я, но на многих и многих УИК приходится полагаться только на членов комиссии и ТИК. Я очень хочу, чтобы мои усилия не были напрасными, и чтобы больше людей не оставались в стороне! Я глубоко уверена, что когда мы меняем наше отношение к выборам — мы берём ситуацию в свои руки, и меняем наше будущее. Я считаю, чтобы не говорили про выборы, надо находить на них время и силы. Надо ходить голосовать и наблюдать(!) на выборах/голосованиях, чтобы поддержать голоса тех, кто поддерживает нас.

Если бы я была не одна на участке, то нарушения было бы на много меньше. А если бы наблюдателей было больше и на других участках — нам бы удалось приостановить системные нарушения. И хотя бы на половине участков — да фиг с ним, хотя бы на трети участков — были бы наблюдатели, и каждое нарушение подвергалось гласности — соотношения были бы совсем другими.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
НовостьНаблюдателимесяц назад
Арест Григория Мельконьянца продлили до 17 июля
Следствие не предоставило никаких новых доказательств и продолжает безосновательно затягивать процесс
МнениеНаблюдателимесяц назад
Впечатления члена комиссии из Казани
Марина
МнениеНаблюдателимесяц назад
Личный опыт «электорального мероприятия» в одной из школ Адмиралтейского района
Ирина
МнениеНаблюдателимесяц назад
Очевидно, что псевдорезультат нужно было просто подогнать под уже запланированные результаты по Татарстану
Идель Исхаков