Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Ренат Факиев
Эксперт по выборам. Республика Башкортостан
Коллаж: Ксения Тельманова

Предварительно оценивая прошедшие выборы в Курултай Республики Башкортостан, «Голос» сожалением вынужден констатировать, что не может признать эти выборы действительно честными — в полной мере соответствующими Конституции, законам Российской Федерации и международным избирательным стандартам, поскольку результаты достигнуты в ходе несвободной, неравной и неконкурентной избирательной кампании.

Стоит также отметить, что зафиксированные факты фальсификаций и нарушений в соблюдении процедур, в том числе при подсчете голосов, требуют дополнительной проверки, в том числе детального анализа видеозаписей с избирательных участков, после проведения которого можно будет дать окончательную оценку результатам голосования.

Говоря о выборах в Республике Башкортостан в целом, хочется выделить следующие моменты:

  1. Явка. На тех участковых избирательных комиссиях (далее — УИК), где были наблюдатели, которые контролировали явку, в среднем она не превышала 20-25%. Данные протоколов почти на всех остальных УИК показывают другую явку. На 100% УИК, где есть расхождения, в итоговом протоколе она выше, что исключает возможность ошибок подсчёта.
  2. Надомное голосование. На большинстве участков реестр был оформлен неправильно, не был заполнен или его попросту не было. Выписка из реестра или содержала не те цифры, или вместо неё на выезд брали неведомые списки или даже книги списка избирателей (что строго запрещено). Ни один участковый избирком так и не ответил на вопрос, какое право имеет УИК работать с непонятными («от собеса, из поликлиники, из ЖЭКа») списками, содержащими личные данные, и давали ли люди согласие на разглашение этих данных. На тех участках, где наблюдатели активно работали, количество проголосовавших на дому не сильно отличается от количества заявок и находится в обычных пределах для Уфы (от нуля до 30 человек).
  3. Принуждение к голосованию. На ряде УИК было отмечено массовое фотографирование избирателями себя с бюллетенем в руках.
  4. Полиция. Не помогала пресекать нарушения.
  5. Партии. Руководство региональных отделений партий не поддерживало собственных активных кандидатов, членов УИК и наблюдателей, пытающихся выявить и зафиксировать нарушения, а также предать их огласке. Отказывало им в юридической помощи. Требовало «не поднимать шума». На наш взгляд, это говорит о достижении договорённостей об итогах голосования. Об этом же говорили председатели некоторых УИК, призывая «не создавать проблем».
  6. Наблюдатели от Общественной палаты. За редчайшим исключением просто сидели, не вмешиваясь в происходящее и не пытаясь контролировать ход выборов.
  7. Нарушения. На всех УИК, где были отмечены нарушения, они были или в пользу «Единой России» или в пользу «провластных» кандидатов.
  8. Подсчёт голосов. На подавляющем большинстве УИК не соблюдались основные правила подсчёта голосов.

Должно быть: Подсчет голосов начинается сразу после окончания голосования и проводится непрерывно.

По факту: Руководство УИК предлагало отдохнуть, расслабиться, попить чаю (иногда и алкоголь), причём сделать это не в комнате, где находились урны, списки и прочее. Между этапами возникали долгие непонятные перерывы.


Должно быть: Подсчет голосов производится поэтапно, причем этапы не должны выполняться одновременно

По факту: Предлагалось «чтобы побыстрее закончить» одновременное выполнение разных этапов. Зачастую шла одновременная работа со списками избирателей и погашение бюллетеней: одновременная сортировка по кандидатам и партиям.


Должно быть: После каждого этапа подсчета полученные данные оглашаются и вносятся в увеличенную форму протокола.

По факту: Если первый пункт почти везде соблюдался, то второй — очень редко, результаты или вносились карандашом или, вообще не вносились — как простодушно заявляли председатели некоторых УИК: «Ждём, пока ТИК даст цифры явки и голосования».


Должно быть: Должны быть обеспечены возможности контроля действий комиссии.

По факту: Просили отойти на 2,5 метра (почему-то эта цифра фигурировала в сообщениях со многих УИК), загораживали стационарные камеры, физически препятствовали возможности контроля.


Должно быть: После всех подсчетов проводится итоговое заседание УИК.

По факту: в большом количестве УИК оно не было проведено.


Должно быть: До отбытия УИК с протоколом в вышестоящую комиссию его заверенная копия должна быть выдана всем желающим.

По факту: кому-то копию просто не дали, кому-то пришлось ехать за ней в ТИК (?!), кому-то её выдали оформленной с грубыми нарушениями.

Типичные сообщения с УИК после закрытия участков на подсчет голосов

УИК 361. Одновременная работа со списками избирателей и погашение бюллетеней, одновременная сортировка по кандидатам и партиям. Была пресечена попытка подсчета по уголкам. Увеличенная форма протокола (далее — УФП) заполнялся абы как, постоянно приходилось напоминать об этом председателю. И то некоторые графы не были заполнены к концу подсчёта голосов. Голоса по партиям и кандидатам (п.11+) так вообще вносились спустя часы, после отмашки ТИКа. И если за кандидатов были внесены настоящие данные, то по партиям абсолютно другие цифры 24-22-18-21-101(по протоколу) против 38-12-19-40-67 (настоящие голоса).

УИК 389. Мне пытались запретить фото и видео съёмку, предлагали коньяк. Одновременно начали и гасить бюллетени и вскрывать переносные и стационарные урны. На мои замечания в лучшем случае председательница кричала: «Не ведись на её провокацию!» Наблюдатели от общественников не просто смотрели в потолок, а подходили ко мне, шикали, показывали на со всех сторон закрытый стол и говорили: «Ну вот же, они ничего не нарушают», несколько раз угрожали удалить. Никакие промежуточные итоги подсчётов не были озвучены. Обещали не подписывать мне копию протокола. В итоге очень долго её не отдавали…

УИК 371. Пытались ограничить передвижения при подсчёте голосов, говорили смотреть либо с назначенного места, либо не ближе, чем 2,5 метра от комиссии. Пытались не дать мне наблюдать за подсчётом неиспользованных бюллетеней. Не хотели показывать мне списки, ссылались на конфиденциальность. Не хотели записывать цифры в увеличенную форму протокола после каждого этапа. Пытались считать всё сразу. Больше двух часов после подсчёта отказывались выдать протокол.

УИК 373. Явка была завышена в два раза: с наблюдателем насчитали около 250 человек, а в итоговом протоколе получилось больше 500. Неправильный подсчёт голосов, разложили по кучкам разных кандидатов и начали считать всё одновременно, не считая вслух и без показа каждого бюллетеня). Перед тем как мы сообщили о том, что подсчёт идёт неверно, во время спора члены УИК начали раскидывать из большой кучки кандидата «Единой России» бюллетени по другим малым кучкам. Похоже, в стопку кандидата ЕР просто вкинули бюллетени от других кандидатов. Недопуск наблюдателей к процессу подсчёта. Сказали за 2,5 метра не подходить к столу.

УИК 246. Запрет перемещения, ведения видеосъёмки, недопуск до стола, на котором осуществлялся подсчет, в результате чего процесс наблюдения был невозможен.

УИК 171. Во время подсчёта: нарушили процедуру подсчета — не ознакомили с книгами избирателей и не озвучили число выданных бюллетеней, не вносили цифры в протокол после каждого этапа, считали бюллетени параллельно и исключительно самостоятельно, т. е. даже не показывали никому отметки в них. Закрывали камеру, установленную на месте наблюдателя, спиной члена УИК, причем специально зампредседателя УИК говорил туда встать.

Итоговые выводы

  1. УИК является частью избирательной системы всецело зависимой от ТИК и администрации. В случае разногласия между требованиями закона и указаниями сверху — выбирается второе.
  2. Разнообразие спектра политического представительства в УИК является иллюзией: представители от партий и Общественной палаты не защищают законность и интересы партий и кандидатов, а просто делают то, что говорит руководство УИК.
  3. Честные наблюдатели и члены УИК вынуждены бороться и с нарушителями закона, и с государственной машиной.
  4. Нарушения закона на выборах — норма, а не исключение из правил.
  5. Честные УИК бывают, но их количество незначительно и уменьшается с каждыми выборами.

После того, как прошел единый день голосования, работа общественных наблюдателей не заканчивается. Впереди кропотливый анализ полных данных результатов выборов на всех участках для выявления аномалий и оценки объёма сфальсифицированных данных.

Скачать .pdf

Другие записи по теме «Избирательные стандарты»
РазборИзбирательные стандартымесяц назад
Как менялось избирательное законодательство за 35 лет — и как это влияло на выборы
С 2000-х годов главной угрозой для прав и свобод избирателей стал Кремль, пытающийся уничтожить любую альтернативу своей власти
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
Как идет муниципальная реформа в Ленинградской области
Полина Костылева
РазборИзбирательные стандарты4 месяца назад
Как в Подмосковье уничтожают партийное представительство
Тенденция на отказ от смешанной системы в пользу больших многомандатных округов вызывает опасения — эти изменения способствуют укреплению вертикали региональной власти
РазборИзбирательные стандарты4 месяца назад
Карелия-2024: Что происходит на старте избирательной кампании
Как готовятся к президентским выборам в регионе с географически-электоральной аномалией