Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Коллаж: Ксения Тельманова

11 сентября 2022 в 125 из 146 районах столицы пройдут выборы муниципальных депутатов. Пока неизвестно, будут ли эти выборы многодневными, но то, что будет использоваться дистанционное электронное голосование, уже можно говорить с уверенностью. Партии же готовятся к выборам и жалуются на кадровый голод. Мы разбирались, по каким правилам пройдут выборы, и чего от них можно ожидать.

Интернет-голосование

Первое чтение в Госдуме прошел законопроект о единых правилах дистанционного электронного голосования (ДЭГ). Как заверил председатель комиссии по развитию гражданского общества и общественному контролю Общественной палаты Москвы и идеолог ДЭГ Алексей Венедиктов, ДЭГ будет на муниципальных выборах, если закон успеют принять. До окончания весенней сессии закон наверняка будет принят. Тогда онлайн-голосование, по словам Венедиктова, пройдет на московской платформе mos.ru. На думских выборах эксперимент с электронным голосованием проходил в ряде регионов — в столице на одной платформе, а в остальных субъектах — на другой. И если регионы публиковали результаты вскоре после закрытия избирательных участков, то в Москве итоги опубликовали только под утро: все лидировавшие по итогам классического голосования оппозиционеры проиграли выборы. 

«ДЭГ и многодневка — самая большая проблема, — говорит глава муниципального округа Якиманка и зампред московского „Яблока“ Андрей Морев. — Мы видели, как это работает на выборах в Госдуму: у нас в округе (депутат Мосгордумы Сергей) Митрохин побеждал, а потом ввели результаты ДЭГ — и итог принципиально отличался. Я в своем округе буду максимально призывать приходить голосовать лично, и обязательно в последний день, потому что контроля за тем, что происходит с бюллетенями по ночам — нет». Будет ли единый день голосования многодневным — ЦИК решит в июне, когда будут официально назначены выборы. 

Дистанционное электронное голосование вызвало критику экспертного сообщества и в ходе выборов, и в ходе обсуждения законопроекта в Госдуме. Проблемой является отсутствие возможности наблюдения и контроля за подсчетом голосов при ДЭГ. Кроме того, нет гарантий свободы голосования — в ходе думских выборов поступало много жалоб на принуждение бюджетников к участию в ДЭГ. 

Депутатов будет меньше

Еще одна новация — изменение количества депутатов в советах. В декабре прошлого года Мосгордума приняла поправки в закон о местном самоуправлении, установив, что численность советов муниципальных депутатов будет зависеть от количества избирателей в округе: до 50 000 человек — 10–12 депутатов, от 50 000 до 100 000 — 10–15, от 100 000 до 170 000 — 12–20, более 170 000 — 12–25. 

Стоит отметить, что в столице, согласно данным Мосгоризбикрома, в большинстве районов менее 50 тысяч избирателей. В 66 — от 50 до 100 тысяч, и лишь в девяти районах больше 100 тысяч избирателей. Раньше численность совета определялась самими советами. 

С середины января муниципальные советы Москвы начали сокращать составы. Например, в Свиблове число депутатов уменьшили с 12 до 10, в Коптеве, Пресненском и Тимирязевском районах — с 15 до 12, в Бирюлеве Восточном, Зябликове, Орехово-Борисове Северном и Таганском — с 15 до 10.

Кандидатов не хватает

Всего будет избрано порядка полутора тысяч депутатов (число, вероятно, сократится из-за реформы, но все равно составит порядка 1300) и мало у какой политической силы есть такое количество кандидатов. «Новые люди» — молодая парламентская партия — обещает подготовить более 1000 кандидатов. Сложность для оппозиции заключается в необходимости сбора подписей, льгота есть только у партий, представленных в Госдуме — то есть «Яблоку» собирать подписи придется, несмотря на фракцию в Мосгордуме. По словам Андрея Морева, «Яблоко» рассчитывает примерно на 500 кандидатов. 

Действующий депутат района Печатники Сергей Власов (беспартийный) планирует принять участие в выборах снова. «Мы будем выдвигаться с районным активом. Конечно, проблема кадрового голода есть — сможем ли мы достучаться до недовольных жителей района, захотят они заниматься этим всем или нет. Плохо влияет на энтузиазм закручивание гаек в целом, преследование активистов», — говорит Власов. 

Он отмечает, что сразу несколько ярких депутатов работают командами — и это не партийная история: «Городские проекты» Максима Каца и Ильи Варламова, депутатская академия, к которой присоединились депутат Госдумы Сергей Обухов и координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов, проект «Выбираем соседей» экс-кандидата в Госдуму Марины Литвинович и экс-мундепа Юлии Галяминой, школа экс-кандидата в ГД от КПРФ Михаила Лобанова и муниципального депутата Александра Замятина. 

«Школ много, а кандидатов у всех мало. Нужно 1500 кандидатов, даже если урежут мандаты в Москве и будет 1200 — столько народу нет. Всем придется собираться в коалиционные команды — потому что иначе выиграть невозможно. Идеально идти одним фронтом — яблочник, самовыдвиженец, коммунист, кандидат Каца — грубо говоря, вот самая эффективная команда», — считает Власов.

Политолог Аббас Галлямов отмечает, что противостоять кандидатам от власти на муниципальном уровне проще всего, с другой стороны, политиков это не привлекает из-за понимания, что «приз не слишком велик». «Опыт 2017 года говорит, что даже придя к власти в муниципалитетах, оппозиционеры ситуацию в стране изменить не смогли — слишком уж она централизованная, — полагает эксперт. — Возможно, что самые боевитые оппозиционеры просто не захотят больше во всем этом участвовать, они предпочтут копить силы к 2024 году».

Стратегии

Выборы более низового уровня традиционно вызывают меньший интерес у избирателя. Однако прошлые муниципальные выборы в Москве стали событием из-за всплеска политической активности в городе. «В 2017 году власти сделали на сушку явки, — говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — При низкой явке пошли две мобилизации — административная со стороны власти и политическая со стороны оппозиции. Избирателям часто бывает лень вникать в подробности, им надо, чтобы указали на правильных кандидатов. Причем и провластным, и оппозиционно настроенным избирателям. Тогда была шутка — первые приходили на участки с календариками, где были отмечены провластные кандидаты, а вторые — со смартфонами, где был список Гудкова-Каца». 

Именно проект политтехнолога Максима Каца и экс-депутата Госдумы Дмитрия Гудкова «Объединенные демократы» (сами они называли его «политическим убером») провел в советы почти всех оппозиционеров. Большая часть из них была выдвинута «Яблоком», некоторые шли как самовыдвиженцы. Кандидаты получали от политического убера помощь с печатью и распространением агитации, проверкой подписей, фандрайзингом. 

Всего проект провел 226 своих кандидатов из почти тысячи. В восьми районах города в муниципальное собрание не прошел ни один единоросс, 25 районах «Единая Россия» получила меньшинство мест. Впрочем, большинство было в целом за ними — 1153 мандата. У «Яблока» — 153, у КПРФ — 44, «Справедливой России» — десять, пять у Партии роста, четыре у ЛДПР, два у ПАРНАС, 108 были самовыдвиженцами. 

Почему это важно

Важность муниципальных выборов для оппозиции продиктована планами на будущее и «муниципальным фильтром». Чтобы выдвинуться на выборах мэра Москвы в 2023 году, кандидат должен собрать в свою поддержку подписи не менее 110 муниципальных депутатов в трех четвертях районов Москвы. Иными словами, даже если какая-либо партия возьмет полностью 50 районов, но не получит ни одно депутата еще в 50 — это не поможет пройти фильтр, хотя численно мандатов будет много. 

Партия власти учла ошибки 2017 года и будет более активна на муниципальных выборах, полагает Алексей Макаркин. «Агитация, думаю, будет более активной. Выборы в сентябре приводят к тому, что административный кандидат конкурирует с садовыми участками — ДЭГ этот вопрос для зависимого электората решает. Кроме того, в 2017 году регистрировали для участия всех, в 2022 ситуация скорее повторит сценарий Мосгордумы 2019 или Госдумы 2021 — стоит ожидать большого количества отказов», — резюмирует эксперт.

Другие записи по теме «Избирательные стандарты»
НовостьИзбирательные стандарты20 дней назад
Конституционный суд: не опустил бюллетень в урну — не можешь обжаловать
Такое решение было принято в ходе рассмотрения заявления Светланы Тережоль
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
Отложить выборы могут только из-за серьезных опасений по поводу обеспечения нужных электоральных результатов
Виталий Аверин
НовостьИзбирательные стандарты2 месяца назад
В Карелии суд признал нарушения на муниципальных выборах
Но этого оказалось мало для отмены результатов
МнениеИзбирательные стандарты3 месяца назад
Может ли избиратель пожаловаться суду на фальсификацию, если он не опустил бюллетень в урну?
Рина Кац