Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover
Фото: «Сто лат»

«Голос»: Муниципальный фильтр полностью подконтролен местным и региональным администрациям

Эксперты движения «Голос» проанализировали, как проходила кампания по выдвижению кандидатов на выборах глав регионов. 

Выяснилось, что практически повсеместно независимым кандидатам не удалось собрать необходимое количество подписей муниципальных депутатов из-за жесткого административного давления. Эти факты сложно задокументировать, но мы собрали вместе расследования журналистов и свидетельства самих кандидатов.

Можно констатировать, что не менее чем в половине регионов, где в сентябре пройдут прямые губернаторские выборы (в 8 из 16 регионов), несистемным кандидатам не удалось преодолеть муниципальный барьер из-за противодействия местной и региональной власти.

«Голос» будет добиваться отмены муниципального фильтра как механизма, мешающего проводить честные и свободные выборы в России.

Аналитический доклад

Об административном контроле над процедурой сбора подписей депутатов и глав муниципальных образований в поддержку кандидатов («муниципальный фильтр») на выборах глав регионов, назначенных на 10 сентября 2017 г.

Программа долгосрочного наблюдения за выборами движения в защиту прав избирателей «Голос» (далее — «Голос») в 2017 г. включает в себя выборочный мониторинг региональных и муниципальных избирательных кампаний на предмет соблюдения принципов и стандартов свободных и равных демократических выборов. При подготовке данного аналитического доклада использовались сведения, полученные от долгосрочных наблюдателей в 30 регионах, где движение «Голос» ведет систематическое общественное наблюдение за 34 наиболее значимыми избирательными кампаниями. Кроме того, в поле анализа попала информация из других регионов, поступившая на информационный ресурс «Карта нарушений», а также в средства массовой информации.

«Голос» в своей работе руководствуется всемирно принятыми стандартами мониторинга выборов и строго соблюдает политический нейтралитет, являющийся одним из основных условий независимого и объективного наблюдения за выборами.

В единый день голосования (далее — ЕДГ) 10 сентября 2017 г. в 16 регионах страны состоятся прямые выборы высших должностных лиц субъектов Российской Федерации (далее — губернаторов или глав): в Республике Бурятия, Республике Карелия, Республике Мордовия, Республике Марий Эл, Удмуртской Республике, Пермском крае, Белгородской области, Калининградской области, Кировской области, Новгородской области, Рязанской области, Саратовской области, Свердловской области, Томской области, Ярославской области и городе Севастополе.

Выводы 

Как и в предыдущие годы, наиболее острые проблемы на выборах глав регионов связаны с преодолением кандидатами так называемого «муниципального фильтра». Движение «Голос» последовательно выступает против использования данного способа отсева кандидатов как ограничивающего избирательные права граждан (как право быть избранным, так и права избирать) и политическую конкуренцию. Сложившаяся практика реализации «муниципального фильтра» сопровождается повсеместным административным давлением на муниципальных депутатов и использованием общественных ресурсов (организационных, транспортных, информационных и пр.) для обеспечения сбора подписей в пользу административного кандидата (действующего главы или врио), а также так называемых «технических» кандидатов, призванных обеспечить видимость конкуренции на выборах. 

По итогам проведенного анализа процесса выдвижения и сбора подписей на выборах глав регионов ЕДГ 10 сентября 2017 г. движение «Голос» констатирует, что «муниципальный фильтр» всецело находится под контролем действующей администрации. Вместо того, чтобы быть механизмом электоральной поддержки претендентов на должность главы региона, он является средством политической фильтрации соперников, по тем или иным причинам неугодных региональным властям и неприемлемых для них. При этом ни система избирательных комиссий, ни судебно-правоохранительные органы, ни местные сообщества, ни политические партии, ни СМИ, ни общественные организации, ни сами кандидаты не имеют эффективных правовых инструментов, способных противостоять этому, по факту, административному произволу. 

Мы считаем, что проведение свободных и конкурентных выборов глав субъектов Российской Федерации в условиях сохранения «муниципального фильтра» невозможно. Предлагаем всем заинтересованным участникам политического процесса продолжить обсуждение этой проблемы и инициировать глубокую реформу избирательного законодательства с целью отмены существующего порядка сбора подписей муниципальных депутатов в поддержку кандидатов на выборах глав регионов.

1. Выдвижение кандидатов на выборах глав регионов

Сам процесс выдвижения кандидатов в главы регионов прошел без существенных проблем. Случаев воспрепятствования выдвижению кандидатов со стороны избиркомов не зафиксировано. В процессе выдвижения у кандидатов не возникало каких-либо сложностей в подготовке необходимых документов. Жалоб на действия избирательных комиссий в этот период со стороны кандидатов также не поступало. 

Между тем, различные данные свидетельствуют, что выдвижение конкретных кандидатов от политических партий находилось под политическим контролем региональных властей и администрации президента. На наш взгляд, а также по мнению ряда экспертов и СМИ, вмешательство администраций имело место в ходе выдвижения кандидатов как минимум в таких регионах, как Республика Бурятия (выдвижение кандидата от КПРФ и, возможно, ЛДПР), Рязанская область (выдвижение кандидата от КПРФ) и Свердловская область («случай Ройзмана»).

Обстоятельства выдвижения Евгения Ройзмана от партии «Яблоко» подробно описаны в СМИ и вызывают большое количество вопросов, причем ко всем участникам этого процесса. 

Кроме того, примечательный инцидент случился в Рязанской области в результате действий регионального отделения партии КПРФ. Первоначально рязанские коммунисты решились на смелый ход — на своей областной конференции 23 июня выдвинули юриста, партийного активиста, секретаря Кораблинского райкома КПРФ Андрея Любимова (сына экс-главы региона Вячеслава Любимова), который также является однофамильцем врио губернатора Николая Любимова. Но затем было принято другое решение: от партии был выдвинут депутат Госдумы и достаточно возрастной руководитель Рязанского обкома КПРФ Владимир Федоткин. Наблюдатели сходятся во мнении, что на такой шаг пошли из-за давления администрации президента. 

В Севастополе партия «Родина» первоначально выдвинула кандидатом в губернаторы известного украинско-российского политика Вадима Колесниченко, однако с его кандидатурой не согласился лидер партии Алексей Журавлёв, и выдвижение было отменено. Сложности также возникли у Константина Киселева в Свердловской области при выдвижении на региональной конференции РЭП «Зеленые».

Сама возможность выдвижения в кандидаты на должность главы региона только от политических партий, с нашей точки зрения, является существенным ограничением пассивного избирательного права (права быть избранным). Отсутствие возможности самовыдвижения на выборах ЕДГ 2017 г. (за исключением Кировской области) заставляет самостоятельных и независимых региональных политиков и общественников искать формальной поддержки у политических партий и их региональных отделений. Эти политики, как правило, обладают определенной известностью и популярностью среди избирателей, но зачастую находятся в конфликтных отношениях с региональной властью или частью региональной элиты. В силу этого так называемые «системные» и «парламентские» партии крайне осторожно и с неохотой оказывают поддержку такого рода политикам, опасаясь испортить отношения с региональной администрацией, а также в силу прямой зависимости своих региональных партийных организаций от них или местных околовластных элитных групп. «Малые» партии второго-третьего эшелона, с которыми вынуждены договариваться местные независимые оппозиционные деятели, не обладают какими-либо ресурсами, чтобы оказать им эффективную поддержку в преодолении «муниципального фильтра». В результате, мы имеем еще один «партийный фильтр», который также существенным образом ограничивает конкуренцию на губернаторских выборах и искусственным образом вынуждает местных политиков и общественников, которые могли вполне успешно попытаться реализовать себя в качестве самовыдвиженцев, обращаться за помощью к политическим партиям.

На выборах глав регионов ЕДГ 2017 г. такая ситуация проявилась в неудачном выдвижении: бизнесмена и экс-депутата законодательного собрания Константина Окунева от партии «Города России» и экс-министра сельского хозяйства Олега Хараськина от «Партии Великое Отечество» в Пермском крае; бывшего замначальника госжилинспекции, подполковника ВДВ, героя России Святослава Голубятникова от «Партии Возрождения России» в Рязанской области; мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана от партии «Яблоко» и политолога, депутата городской думы Константина Киселева от РЭП «Зеленые» в Свердловской области; участника праймериз «Единой России» в 2016 и 2017 гг., самовыдвиженца по Ижевскому одномандатному округу № 34 на выборах в Государственную Думу Олега Овчинникова от ПАРНАС в Удмуртской республике; политика Вадима Колесниченко от «Партии Великое Отечество» в Севастополе

В качестве своего рода исключений из этой практики можно привести пример выдвижения на пост главы Республики Марий Эл от партии «Гражданская платформа» известного в республике правозащитника и руководителя регионального отделения партии Андрея Смышляева, а также выдвижение в Ярославской области от партии «Гражданская платформа» депутата областной думы Сергея Балабаева, который вступил в ПАРНАС накануне старта избирательной кампании и уже успешно преодолел муниципальный фильтр. 

Движение «Голос» считает, что выдвижение кандидатов в главы регионов только от политических партий (и отсутствие, тем самым, возможности самовыдвижения) существенно ограничивает пассивное избирательное право, политическую конкуренцию и противоречит российской Конституции.

2. Сбор подписей глав и депутатов муниципальных образований в поддержку выдвижения на выборах глав регионов

Главная проблема существующего порядка выборов глав субъектов Российской Федерации — это наличие процедуры так называемого «муниципального фильтра». Помимо сомнительной политической целесообразности этого механизма, его маловероятной пользы для развития партийной и избирательной системы страны, неочевидно законной с точки зрения Конституции и права самой возможности фильтрации или отсева кандидатов, о чем много и разнообразно высказывались эксперты, конкретная политико-административная практика реализации «муниципального фильтра» демонстрирует массу всевозможных административных технологий, злоупотреблений, а также нарушений криминального характера, которым ни действующее законодательство, ни правоохранительные органы, ни избирательная система, ни правоприменительная практика в целом ничего не могут противопоставить[1]. 

Анализ состава участников и результатов избирательных кампаний предыдущих лет, состава участников выборов глав регионов этого года однозначно показывает, что сам по себе «муниципальный фильтр» не отсеивает кандидатов и партии, которые не пользовались поддержкой избирателей на предыдущих выборах, которые не являются публичными политиками и которые неизвестны не только широкой публике, но и узким специалистам, если в этом не заинтересованы региональные администрации. Ни в одной из 16 проходящих в этом году кампаний по выборам глав регионов, ни один из кандидатов, которых специалисты относят к числу так называемых «технических» кандидатов, не был отсеян. 

При этом постоянно возникают проблемы у тех кандидатов, которые могли бы составить серьезную конкуренцию действующим главам в период избирательной кампании. К таким политикам, не преодолевшим в 2017 г. «муниципальный фильтр», можно отнести уже упоминавшихся Евгения Ройзмана в Свердловской области, Святослава Голубятникова в Рязанской области, Константина Окунева и Олега Хараськина в Пермском крае, Вадима Колесниченко в Севастополе, Андрея Смышляева в Республике Марий Эл, а также Вячеслава Мархаева в Республике Бурятия, Анну Черепанову в Новгородской области и Олега Виноградова в Ярославской области.

Главной причиной своего непрохождения «муниципального фильтра» эти и многие другие кандидаты и партии указывают административное давление на муниципальных депутатов. Его целью было воспрепятствование сдаче подписей в пользу неугодных власти кандидатов, а также массовый сбор подписей муниципальных депутатов в пользу действующего главы региона и его «технического» соперника. Причем нередко данный массовый сбор подписей депутатов проходил заблаговременно (до начала сбора подписей основными конкурентами) и слишком стремительно (в течение 2-3 дней). Как отмечают кандидаты и сотрудники их избирательных штабов, СМИ и наблюдатели, подобные административные технологии могли иметь место Республике Бурятия, Кировской, Новгородской, Рязанской и Свердловской областях, Пермском крае, Севастополе. 


2.1 Массовый сбор подписей в поддержку административных кандидатов и их «технических» соперников

Как указано в заявлении движения «Голос» о злоупотреблениях при осуществлении процедуры прохождения «муниципального фильтра», процедура сбора подписей депутатов муниципальных образований в поддержку кандидатов на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации («муниципальный фильтр») с самого начала своего введения вызывает разнообразную, нередко резкую критику. Избирательная кампания 2017 г. еще более обострила эту проблему, поскольку произошло качественное совершенствование технологий административного и неправового манипулирования «муниципальным фильтром». В то же время, очевидное злоупотребление данным правом, т. е. сбор подписей муниципальных депутатов, значительно сверх необходимого в пользу одних кандидатов, создает непреодолимое препятствие для других и делает практически невозможным их участие в избирательной кампании, вне зависимости от того, какой реальной поддержкой избирателей и партий эти кандидаты пользуются.

На проходящих в этом году выборах глав 16 регионов на основании публичных заявлений кандидатов и публикаций в СМИ можно сделать вывод о том, что в интересах действующих глав и их «технических» соперников чрезмерное количество подписей муниципальных депутатов было собрано в Республике Бурятия, Республике Карелия, Пермском крае, Кировской, Новгородской, Рязанской и Свердловской областях и городе Севастополь. Речь идет о подписях депутатов, которые были собраны «административными кандидатами» и заверены у нотариусов или глав поселений, но не предъявлены этими кандидатами в момент подачи кандидатом документов на регистрацию. Законодательство никак не ограничивает кандидатов в масштабах сбора и нотариального заверения подписей депутатов, оно лишь устанавливает допустимое 5-процентное ограничение на превышение минимального порога при предъявлении уже собранных подписей. В совокупности с нормой о том, что действительной признается подпись депутата, заверенная ранее других подписей, отданных им другим кандидатам, это делает фактически бессмысленным сбор т. н. «вторичных» подписей. Кандидат, решившийся на такой шаг, всецело находится в зависимости от «доброй воли» других кандидатов, массово собравших «первичные» подписи депутатов — предъявят они или нет эти подписи (из своего огромного запаса) в избирательную комиссию. Что, например, и произошло в Пермском крае, Республике Бурятия и Новгородской области.

Также массовый сбор подписей депутатов в интересах одних кандидатов, особенно депутатов муниципальных районов и городских округов («верхнего уровня») создает непреодолимые обстоятельства для выполнения «территориальной квоты» (обязанности представить для регистрации подписи депутатов из не менее чем ¾ муниципальных образований верхнего уровня). Здесь еще нужно учитывать то обстоятельство, что на территории городских округов никаких иных муниципальных образований (поселений) не бывает. Получается, что стоит только одному кандидату оперативно собрать подписи всех или почти всех депутатов в чуть более чем ¼ территорий региона, то создается патовая ситуация, когда ни один из оставшихся кандидатов не сможет выполнить территориальную квоту. 

В качестве характерного примера применения технологии создания оппозиционным кандидатам искусственных барьеров для сбора подписей можно привести ситуацию, произошедшую в Пермском крае. Здесь этап выдвижения кандидатов и сбора подписей начался 10 июня. 14 июня выдвинулись врио губернатора Максим Решетников от партии «Единая Россия» и кандидат Андрей Степанов от партии «Патриоты России», а 15-16 июня одновременно во всех районах Пермского края в их пользу были массово собраны подписи депутатов (по предварительным оценкам штабов других кандидатов, около 600 депутатов верхнего уровня из примерно 800 возможных), о чем однозначно свидетельствуют подписные листы поддержки этих кандидатов.

Массовый сбор подписей муниципальных депутатов в Новгородской области прошел 5-6 июля. К тому времени, когда сбор подписей в пользу одних кандидатов был уже фактически завершен, четверо из семи кандидатов еще не успели выдвинуться. 

В Ярославской области кандидат от партии «Яблоко» Олег Виноградов сообщал, что в поддержку четырех кандидатов, включая врио губернатора Дмитрия Миронова, подписи собирали централизованно

В Республике Бурятия команда кандидата Алексея Мархаева (КПРФ) заявляла, что избирательный штаб врио Алексея Цыденова («Единая Россия»), также провел сбор подписей муниципальных депутатов районного уровня в поддержку выдвижения кандидатов от ЛДПР и «Коммунистов России». Таким образом, в девяти районах (Баунтовском, Бичурском, Еравнинском, Заиграевском, Кижингинском, Курумканском, Муйском, Мухоршибирском и Тарбагатайском районах) не осталось ни одного депутата районного совета, который мог бы отдать свою подпись за другого кандидата.

Суждения о том, что кандидаты могли бы и поторопиться, чтобы опередить своих конкурентов, искажают саму декларируемую идею «муниципального фильтра». Сбор подписей депутатов — это не соревнование в скорости их сбора, а выявление среди местных депутатов тех, кто считает кандидата достойным претендовать на пост главы региона. «Муниципальный фильтр» мыслился как соревнование в объеме политической поддержки, в ее наличии или отсутствии, а получается, на проверку, соревнованием в объеме административного ресурса, в его наличии или отсутствии.

Кандидат, осуществляя сбор подписей, не имеет возможности проверить утверждения депутатов о том, подписывались они уже за его конкурентов или нет. Приходится им «верить на слово». Так, например, по словам кандидата в губернаторы Анны Черепановой (Новгородская область) «в Мошенском районе несколько депутатов, уверявших, что никому ещё подпись не отдавали, согласились поставить их в мою поддержку. Потом оказалось, что глава сельского поселения уже заверил их подписи в пользу другого кандидата». Более того, уже после проверки и публикации списков подписавшихся депутатов, некоторые из них заявили о том, что они не ставили свои подписи за тех или иных кандидатов, или при сборе подписей были введены в заблуждение и подписывались за других кандидатов, или даже подписывались на «чистых листах» без даты. Кроме того, при проверке подписных листов были выявлены случаи ошибок, совершенных нотариусами или главами поселковых администраций при заверении персональных данных депутатов (неправильное указание даты заверения — ранее, чем была поставлена подпись, ошибки в ФИО и дате рождения и др.) 

Имеется информация о начале сбора подписей до официального разрешения на осуществление этих процедур. Как и в предыдущие годы, возникали случаи личных угроз в адрес депутатов (увольнение, необоснованные проверки бизнеса, лишение муниципальных заказов и т. д.) в случае, если депутаты не поставят подпись в поддержку того или иного кандидата. Кроме того, складывается ощущение, что информация о депутатах, подписавшихся в пользу того или иного кандидата, оперативно становится доступной администрациям и штабам некоторых из них.

К сожалению, действующее законодательство не позволяет ни подтвердить, ни опровергнуть эти заявления, а также информацию о массовом сборе подписей депутатов в пользу одного или нескольких кандидатов.

Публикуемые избирательными комиссиями списки депутатов, которые поставили свои подписи в листах поддержки кандидата, содержат только данные о ФИО депутата, дате его рождения и наименовании представительного органа, в котором он состоит. При этом в них отсутствует дата проставления депутатом своей подписи, которая имеется в самом листе поддержки, и что является важнейшим показателем для учета этой подписи. 

Ключевым моментом, который мог бы помочь подтвердить или опровергнуть факт массового сбора подписей, а также установить достоверность проведения самой процедуры, является публичность и полнота нотариальной документации. Нотариусы ведут реестр и журнал, где фиксируются совершенные ими действия, в том числе факты заверений подписей депутатов. Каждая запись получает определенный регистрационный номер. Однако эти данные являются непубличными. Квитанции, которые выдают нотариусы после оплаты своих услуг, содержат ФИО депутата, воспользовавшегося нотариальной услугой, дату ее осуществления и номер в нотариальном реестре. Но при этом они не содержат данных кандидата, в пользу которого данная подпись была поставлена. 

Тем не менее, именно при публичном соотнесении сведений, содержащихся в нотариальных реестрах, журналах, квитанциях и в самих подписных листах, можно понять и оценить настоящий масштаб сбора подписей в пользу того или иного кандидата, проверить достоверность этой процедуры, убедиться в точности нотариальных действий, проверить заверения депутатов и, в конечном счете, проверить голословность или достоверность заявлений кандидатов о невозможности осуществить сбор подписей. Публикация всех этих сведений, а не только подписных листов, предъявленных в избирательную комиссию, позволит установить описанные злоупотребления и нарушения прав кандидатов. 

В виду описанных обстоятельств движение «Голос» обратилось с открытым заявлением к ЦИК России и избирательные комиссии субъектов Российской Федерации, в которых проходят выборы высших должностных лиц субъектов РФ. Мы просим принять меры к опубликованию полных списков глав и депутатов местного самоуправления, нотариально поддержавших кандидатов в губернаторы.


2.2. Использование административного ресурса при проведении массового сбора подписей. Оказание давления на глав и депутатов муниципальных образований. 

Организованный массовый сбор подписей муниципальных депутатов не возможен без использования организационных, административных, транспортных, информационных и иных ресурсов региональных и местных администраций, чему есть многочисленные устные и некоторые документальные свидетельства (см. случай в Гайнском районе Пермского края). Нередко организацией этих мероприятий занимались главы и сотрудники  местных администраций по заранее составленному графику, для доставления депутатов поселений в нотариальные конторы использовался служебный транспорт.  

По мнению кандидата в губернаторы Новгородской области от партии «Яблоко» Анны Черепановой, сбор подписей муниципальных депутатов также проходил с грубыми нарушениями избирательного законодательства, использованием административного ресурса врио губернатора  Андреем Никитиным и правительством Новгородской области. На муниципальных депутатов оказывалось давление со стороны чиновников правительства Новгородской области, администраций муниципальных районов и сельских поселений, а также партии «Единая Россия». Муниципальных депутатов принуждали отдавать подписи за Никитина и согласованных им кандидатов. 

По информации регионального отделения движения, в первой декаде июля сотрудники правительства Новгородской области через глав сельских поселений, сотрудников районных администраций  централизованно собрали 70-80% подписей муниципальных депутатов в поддержку выдвижения кандидатов от партий «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия» и «Патриоты России». Депутатам запрещали поддерживать кандидата от партии «Яблоко» Анну Черепанову. 

20 июня 2017 года депутат думы Окуловского муниципального района Александр Бызов сообщил, что в администрации муниципального района, городского и сельских поселений из правительства Новгородской области поступили разнарядки на поддержку выдвижения кандидатов от «Единой России», КПРФ, ЛДПР, «Патриотов России» и «Справедливой России». В связи с полученной информацией 21 июня конференция Новгородского отделения партии «Яблоко» приняла заявление о недопустимости административного давления на муниципальных депутатов. Депутат думы Боровичского муниципального района Виталий Силин дал согласие поддержать кандидата от «Яблока» Анну Черепанову. Однако после совещания в местном отделении «Единой России» отказался, объяснив, что руководство местного отделения партии запретило ставить подпись. Депутат думы Боровичского района Олег Бовдуй, сотрудник АО «Боровичский комбинат огнеупоров»,  сообщил, что вопрос поддержки того или иного кандидата решает руководство АО «Боровичский комбинат огнеупоров», где он работает, «как скажут, так он и сделает». В Солецком муниципальном районе глава Выбитского сельского поселения Юрий Игнатьев и его заместитель распределили депутатов поселения по «согласованным» в правительстве Новгородской области кандидатам и запретили депутатам  отдавать подписи за кандидата от «Яблока». Например, депутату Валентине Гаврик от главы администрации поступило прямое указание  поддержать выдвижение кандидата от «Патриотов России» («мы вас уже записали»). На депутатов К.П. Крылову и О.А. Светлову, давших ранее согласие «Яблоку»,  глава администрации и его заместитель оказали давление, и они под разными предлогами отказались. Впоследствии они поставили подписи в поддержку выдвижения кандидатов от «Патриотов России» и «Справедливой России».  

В Кулотинском сельском поселении Окуловского района 10 депутатов, из них за кандидата от «Единой России» отдали подписи 6 депутатов. В Передольском сельском поселении Батецкого района 8 депутатов, из них 4 поставили подписи за выдвижение Андрея Никитина. При этом в Избирательную комиссию Новгородской области кандидат Никитин не представил ни одной подписи в свою поддержку от муниципальных депутатов Кулотинского сельского поселения и только одну подпись от Передольского поселения. 

В территориях области сбор подписей депутатов происходил под непосредственным руководством сотрудников местных администраций.  Подписи собирались одновременно за кандидатов от нескольких партий. Некоторые депутаты уверяют, что они поддерживали других кандидатов. Со слов депутата Жирковского сельского поселения Демянского района Лилии Федотовой, она и депутат Ирина Хорева поставили свои подписи в листах поддержки Андрея Никитина. После представления листов в избирком и их опубликования выяснилось, что Лилия Федотова поставила подпись за выдвижение «технического» кандидата Николая Захарова («Патриоты России»), Ирина Хорева – за другого кандидата Михаила Панова («Справедливая Россия»). По данным проведенного опроса муниципальных депутатов следует, что по крайней мере 40 человек поставили подпись в поддержку Андрей Никитина, однако их подписи не были представлены в Избирком» [2]. 

Со схожими обращениями, в том числе и в адрес президента России, а также  с заявлениями в правоохранительные органы выступили кандидаты и партийные организации в других регионах (Пермский край, Свердловская область [3]). Основной лейтмотив этих заявлений в том, что региональные и местные администрации оказывали давление на муниципальных депутатов и указывали им за кого можно и за кого нельзя подписываться, организовывали массовый сбор подписей в пользу действующих губернаторов, а также оказывали содействие в сборе подписей кандидатом от парламентских партий. 

В Рязанской области Святослав Голубятников, выдвинутый «Партией возрождения России», открыто и неоднократно обвинял действующую региональную власть в том, что она запрещает депутатам ставить подписи в его поддержку, сообщал о том, что на них оказывается давление. Он дважды писал открытые письма врио губернатора, требуя предоставить возможность для сбора подписей. Ответа не последовало. Тогда Голубятников обратился с открытым письмом к президенту России. В нем он жестко раскритиковал администрацию президента, при этом самого президента он попросил «лично содействовать в восстановлении законности и правопорядка в ходе предвыборной кампании по выборам Губернатора Рязанской области»: «Прошу Вас обязать ответственных лиц срочно „исправить свои ошибки“ и сделать только одно: зарегистрировать и допустить меня к выборам Губернатора Рязанской области наравне с остальными кандидатами». 

В Республике Бурятия (Бичурский район), по сообщению представителей команды кандидата Алексея Мархаева (КПРФ), в организованном сборе подписей принимали личное участие зампред правительства и руководитель администрации главы региона Петр Носков и лидер бурятской партийной организации партии «Единая Россия», вице-спикер Хурала Владимир Павлов. 

В Республике Карелия кандидат от партии «Народ против коррупции» Игорь Алпеев написал жалобу в ЦИК РФ, в которой утверждал, что ему препятствуют в сборе подписей депутатов и глав муниципальных образований, а также сообщал, что некоторые кандидаты на должность губернатора якобы собрали подписей больше, чем положено, часть из депутатов «запуганы» сверху. ЦИК России данное обращение направил на рассмотрение в Центризбирком Карелии, который не выявил нарушений и сообщил, что штаб кандидата Алпеева, якобы, ни в один муниципалитет для получения подписи не обращался.


2.3. Иные существенные проблемы, связанные с преодолением «муниципального фильтра»

Ситуация в Новгородской области высветила еще одну проблему — отсутствие открытых и публичных официальных каналов коммуникации с каждым из депутатов, особенно депутатов поселений. Кандидаты зачастую не имеют никаких возможностей официально и напрямую обратиться к депутатам поселений, проинформировать их о своем выдвижении. В данной ситуации к ним приходится обращаться через глав поселений [4], что и попыталась сделать кандидат от партии «Яблоко» в Новгородской области Анна Черепанова, о чем она указывает в своем заявлении

«В период с 28 июня по 01 июля 2017 года кандидат от партии „Яблоко“ А. Ф. Черепанова направила обращения о поддержке выдвижения на имя председателей представительных органов власти 21 муниципального района Новгородской области и глав 120 сельских и городских поселений с просьбой ознакомить депутатов с обращением в поддержку выдвижения и биографией кандидата. От 105 адресатов ответов не поступило вообще. Было получено более 20 отказов в информировании депутатов с мотивировкой „ознакомление депутатов будет воспринято как давление (принуждение) в принятии ими решения о поддержке того или иного кандидата в Губернаторы, что нарушит права и противоречит законодательству, централизованного собрания депутатов не будет (в том числе в целях избежания обсуждения и возможного принуждения, давления на депутатов). Каждый депутат должен самостоятельно принимать решение о поддержке (не поддержке) того или иного кандидата в Губернаторы. На основании вышеизложенного, рекомендуем обращаться к каждому депутату лично“. При этом на сайтах администраций сельских и городских поселений отсутствует контактная информация об адресе и телефоне депутатов, а сотрудники администраций отказывали кандидату от „Яблока“ ее предоставлять, ссылаясь на закон о персональных данных. Эта позиция была поддержана Избирательной комиссией Новгородской области, председатель комиссии Т. И. Лебедева заявила, что контактные данные депутатов не нужны, муниципальные депутаты должны инициативно выходить на кандидатов с предложением поставить подпись в поддержку выдвижения». Со схожей ситуацией столкнулись кандидаты и в других регионах (например, Владимир Султанов в Калининградской области). 

Еще одна техническая проблема — это неготовность нотариальной системы к работе в столь интенсивных и ограниченных временных условиях. 

В Новгородской области препятствием для сбора подписей также стало неисполнение полномочий по нотариальному заверению подписей муниципальных депутатов главами сельских поселений Демянского и Маревского муниципальных районов. В нарушение федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» № 131-ФЗ главами Маревского, Велильского, Моисеевского, Молвотицкого сельских поселений Маревского муниципального района; Полновского поселения Демянского муниципального района не исполняются полномочия по нотариальному заверению подписи, что существенно затруднило сбор подписей. В Маревском районе нет своего нотариуса, нотариус из Холмского муниципального района приезжает один раз в неделю. В Пермском крае в некоторых районах нотариусы на несколько дней приостанавливали прием граждан и заверение подписей депутатов в пользу иных кандидатов, пока не будет завершен процесс сбора подписей в пользу главы региона и его технического кандидата, что сопровождалось организованным наплывом «подписантов». 

Как правило, массовый сбор подписей депутатов в интересах действующих глав и их технических соперников затем завершается оказанием помощи в сборе оставшихся подписей кандидатам от «парламентских партий» (КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия»). В некоторых случаях либо сами главы регионов, либо региональные лидеры «Единой России» выступали с предложениями оказать такую помощь (Томская область, Саратовская область) или кандидаты от парламентских и иных партий обращались с такими просьбами (Республика Марий Эл [5], Удмуртская республика [6], Калининградская область). 

В Томской области «Единая Россия» объявила о том, что ее муниципальные депутаты готовы помочь преодолеть муниципальный фильтр кандидатам от оппозиции в случае, если те обратятся за помощью. С такой просьбой в итоге обратились кандидат от КПРФ Наталья Барышникова и кандидат от «Справедливой России» Александр Ростовцев. Алексей Диденко, кандидат от ЛДПР, депутат Государственной Думы и основной конкурент врио губернатора Сергея Жвачкина, не стал обращаться за помощью к «Единой России», раскритиковав сам муниципальный фильтр. Однако он записал видеообращение к муниципальным депутатам с просьбой его поддержать.

В других регионах этот процесс происходил негласно (Кировская область, Ярославская область, Пермский край, Республика Бурятия, Республика Мордовия). В Республике Марий Эл выдвинутый региональным отделением «Гражданской платформы» Андрей Смышляев опубликовал информацию об участии представителей администрации главы Марий Эл и избирательного штаба Александра Евстифеева в сборе подписей для преодоления «муниципального фильтра»: «Перед стартом сбора депутатских подписей я не искал контактов с Правительством РМЭ. Мне позвонили и сказали, что по поручению Александра Евстифеева я приглашен на встречу с исполняющим обязанности советника Главы Марий Эл А. Кравцом, который пообещал мне поддержку в преодолении муниципального фильтра. Уверен, что аналогичным образом подписи в муниципалитетах „собирали“ и другие кандидаты, включая „главного“. Контактировать мне рекомендовали с А. Холодовым и Ю. Есиной. Я несколько раз связывался с ними, и меня убеждали в том, что сбор подписей продолжается. Но 12 июля мне, ничего не объясняя, вместо 123 подписных листов в мою пользу выдали только 26. Последняя дата, обозначенная на листах, — 27 июня. Выходит, более двух недель мне вешали лапшу на уши, заверяя в том, что подписи собираются. Если у них там были какие-то технические проблемы, я сам мог бы собрать недостающие голоса — времени хватало. Однако проблема, скорее всего, в другом. Предполагаю, поступила разнарядка прекратить сбор подписей за кандидата от партии „Гражданская платформа“ Андрея Смышляева». Сам кандидат объяснил свое согласие на административную помощь в сборе подписей муниципальных депутатов едиными для всех правилами. В подтверждении он опубликовал подписной лист за другого кандидата, который он обнаружил среди листов, выданных ему представителями штаба Александра Евстифеева, а также фрагменты переписки с чиновниками. 

В некоторых регионах кандидаты, которые столкнулись с проблемами при сборе подписей, прибегли к проведению публичных акций с требованиями обеспечить конкурентность выборов: Кировская область — кандидат Сергей Мамаев (КПРФ), Республика Бурятия — кандидат Вячеслав Мархаев (КПРФ), Пермский край — кандидат Олег Хараськин («Партия Великое Отечество»). 

Экспертная группа, работавшая над докладом:

Виталий Ковин, ведущий эксперт движения «Голос» (руководитель группы);

Виталий Аверин, координатор сети региональных отделений движения «Голос»;

Долгосрочные наблюдатели в регионах: Алексей Петров (Бурятия), Глеб Яровой (Карелия), Олег Реут (Карелия), Алексей Серегин (Марий Эл), Людмила Кузьмина (Мордовия), Михаил Тихонов (Удмуртская Республика), Станислав Андрейчук (Алтайский край), Виталий Ковин (Пермский край), Дмитрий Краюхин (Белгородская область), Сергей Рыбин (Калининградская область), Денис Шадрин (Кировская область), Ксения Черепанова (Новгородская область), Юрий Богомолов (Рязанская область), Александр Никишин (Саратовская область), Александр Грезев (Свердловская область), Ксения Фадеева (Томская область) и Антон Шейнин (Ярославская область)


ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. На выборах глав субъектов Российской Федерации в 2016 г. такие кандидаты также не были отсеяны. Например, в республике Коми Андрей Пятков («Патриоты России») получил 2,5%, в Чечне ни один из трех оппонентов действующего губернатора не смог набрать даже 1%, менее 1% набрал на выборах губернатора Ульяновской области представитель РЭП «Зелёные» Лев Левитас. Почти во всех остальных регионах, где проводились выборы были кандидаты, не набравшие более 2-3%.
  2. Подробнее см.: Заявление кандидата в губернаторы Новгородской области от партии «Яблоко» Анны Черепановой «О нарушениях избирательного законодательства при сборе подписей муниципальных депутатов на выборах губернатора Новгородской области». 
  3. Адвокат Иван Волков («Российский общенародный союз»), выдвигавшийся  в губернаторы Свердловской области, написал в Следственный комитет заявление на врио губернатора Евгения Куйвашева. По версии Волкова, Куйвашев лично мешал ему пройти муниципальный фильтр.Фрагмент своего заявления в СК Волков опубликовал в Facebook. «По моему мнению, имеются основания полагать, что кандидатом в губернаторы Свердловской области Куйвашевым Евгением Владимировичем, вероятно, умышленно были совершены действия, направленные на воспрепятствование свободному осуществлению своих избирательных прав иными кандидатами в губернаторы Свердловской области», — говорится в документе.
  4. Антон Морозов (ЛДПР, Новгородская область): «Конечно, в определенном смысле мы используем административный ресурс – в том плане, что просто помогают найти этих депутатов, просто физически тяжело без главы района всех разыскать – телефоны, адреса, мы же не знаем, где они живут. Нам помогают их найти, а мы уже объясняем суть нашей предвыборной программы». 
  5. Кандидат Николай Семёнов, партия «Зеленые» сообщал, что они направили в «ЕР» письмо за подписью лидера партии Анатолия Панфилова с просьбой оказать поддержку.  
  6. «Ъ—Удмуртия» сообщали, что Тимур Ягафаров (ЛДПР) обращался за помощью в сборе подписей в администрацию главы и правительства республики.