Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Новость13 февраля 2014, 03:42
Аркадий Любарев
Эксперт по выборам
Настоящий материал (информация) произведен, распространен Любаревым Аркадием Ефимовичем, являющимся учредителем, участником и генеральным директором ООО «Честные выборы», включенного в реестр иностранных агентов.

Вчера думцы дружно проголосовали за поправку, обязывающую «малые» партии собирать подписи на выборах в Госдуму: 437 за и один против. И это не удивительно: поправку официально внесли лидеры всех четырех фракций. И почти все комментаторы сходятся в мнении, что они это сделали, руководствуясь своими эгоистическими партийными интересами, что эта поправка выгодна всем думским партиям.

Я же полагаю, что это совсем не так. Что думская оппозиция либо просто не понимает, в чем ее интерес, либо не смогла противостоять нажиму Кремля.

Давайте вспомним, как все было. С 2004 по 2012 год действовало положение, согласно которому льготу (то есть право регистрировать списки и кандидатов без сбора подписей) имели только парламентские партии. В 2012 году по инициативе Дмитрия Медведева льгота была распространена сразу на все партии, и одновременно был изменен закон о партиях, в результате чего партий стало много.

Еще весной прошлого года, когда уже Владимир Путин внес проект закона о выборах в Госдуму, парламентская оппозиция сразу же заговорила о необходимости фильтра для малых партий. Так, в мае 2013 года промелькнуло сообщение, что Зюганов и Жириновский на встрече с Путиным предложили ввести такой фильтр, и Путин эту идею отверг. Подробностей я не знаю, но легко могу предположить, что лидеры КПРФ и ЛДПР хотели вернуться к прежней норме о льготе исключительно для парламентских партий, за которую они голосовали и в 2002, и в 2005 годах и которая им действительно выгодна.

Несколько иную позицию занимал тогда Сергей Миронов — возможно потому, что еще помнил, как эта льгота не распространялась на возглавляемые им Российскую партию Жизни и «Справедливую Россию». Вот что говорил тогда Миронов в Думе:

«Мы будем вносить поправку следующего рода: все парламентские партии — их сегодня четыре — имеют право участвовать в выборах в Государственную Думу без сбора подписей; те партии, которые к моменту начала избирательной компании по выборам депутатов в Государственную Думу получили хотя бы по одному депутату хотя бы в пяти субъектах РФ в региональные законодательные органы власти, также получают право участвовать в выборах без сбора подписей. И еще одна градация — те партии, которые получили любое представительство муниципальных депутатов не менее чем в одной трети субъектов Российской Федерации, также получают право участвовать в выборах без сбора подписей. Остальные должны собирать подписи».

Иными словами, позиция эсеров идеологически уже тогда была ближе к тому, что принято сейчас. Правда, в настоящий момент предложенным Мироновым критериям удовлетворяет лишь одна непарламентская партия — «Патриоты России».

Поправка, которая сейчас принята, сильно отличается от того, что было раньше. Поскольку помимо четырех парламентских партий льготу получают еще 8 непарламентских. И это число уже не уменьшится (если только в соответствующих регионах не пройдут досрочные выборы), а скорее всего еще немного увеличится.

И потому закономерен вопрос: такая норма столь же выгодна парламентским партиям, как и прежняя норма, которая давала льготу только им? И вообще — выгодна ли она им?

Думаю, что «Единой России» (точнее, Кремлю) она, скорее всего выгодна. А вот КПРФ, ЛДПР и эсерам, скорее всего, нет.

Дело в том, что все партии можно разделить на три группы. Первые (лидеры) — те, кто достаточно уверенно преодолевают заградительный барьер. Что будет в 2016 году, неясно, но пока, судя по региональным выборам, все думские партии относятся именно к этой категории. И только они.

Вторые (середнячки) — те, чьи результаты близки к преодолению барьера, кто может его преодолеть, а может и не преодолеть. Партии, уровень поддержки которых где-то в районе 2–5%. Это как раз те партии, которые получают льготу (кроме, пожалуй, «Правого дела»).

Третьи (аутсайдеры) — те, кто не имеет никаких шансов не только преодолеть барьер, но даже приблизиться к нему. Чья поддержка менее 2%. И таких партий большинство.

Так вот, для парламентской оппозиции главную опасность представляют как раз партии-середнячки — именно те, которые получили льготу. И это можно понять даже только глядя на список этих партий. «Коммунисты России» будут отнимать голоса у КПРФ. Российская партия пенсионеров за справедливость — у «Справедливой России». «Патриоты России» и «Родина» — у всех понемногу. «Гражданская платформа» и «Яблоко» тоже, думаю, откусят немного от «Справедливой России».

Так что главную опасность для себя парламентская оппозиция этой поправкой не смогла ослабить. Но, может быть, сократив число участвующих в выборах партий-аутсайдеров, они хоть что-то выиграют? Полагаю, что тут они как раз не выиграют ничего.

Ибо партии-аутсайдеры будут в основном отнимать голоса у середнячков, мешая им преодолеть заградительный барьер. И если помешают, это будет на пользу тем партиям, которые барьер преодолеют (то есть лидерам). А если и отнимут голоса у лидеров, то совсем немного, и это не будет критично.

Вот пример из 1995 года. Тогда 8 партий-середнячков получили от 1,9 до 4,6% и в сумме набрали 29,6%. А 31 партия-аутсайдер (результат от 0,1 до 1,6%) в сумме имела всего 15,2%. И если бы не они, наверняка кто-то из середнячков 5%-ный барьер преодолел бы.

Есть еще один аспект. Когда в бюллетене 15–20 партий, избиратель в состоянии в них разобраться. Он сможет заметить яркую новую партию и проголосовать за нее. Если же ему предложат выбирать из 40–60 партий, он уже не будет пытаться разбираться. И, скорее всего, проголосует за старые привычные бренды. То есть за КПРФ, ЛДПР или эсеров.

Вспомним, как в 1989 году популярный следователь Николай Иванов был избран народным депутатом СССР в первом туре с 61% голосов, имея 27 соперников, среди которых были вполне достойные кандидаты. Думаю, что большое число соперников как раз сыграло ему на руку.

То есть получается, что партии-аутсайдеры парламентской оппозиции не враги, а союзники. Но именно их отсекает поправка, которую наша «умная» парламентская оппозиция так дружно поддержала.

Что касается Кремля, то у него, помимо законодательства, есть и другие рычаги влияния. Так что можно не сомневаться: 200 тыс. подписей соберут именно те партии-аутсайдеры, чье участие в выборах будет выгодно Кремлю.

Источник: блог Аркадия Любарева на «Эхе Москвы».

Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
В целом ситуация с обеспечением права граждан на участие в референдуме еще хуже, чем с обеспечением их избирательных прав
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Истоки фальсификаций — в тех ритуальных мероприятиях, которые в советское время назывались выборами
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Если в 1990-е годы происходило расширение возможностей общественного контроля за процессом голосования и подсчета голосов, то за двадцать последних лет эти возможности существенно сократились
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Наихудшая конкуренция была в период 2007–2009, а наилучшая — в период 2004–2006 годов