Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Коллаж: Ксения Тельманова

Скачать .pdf

Оглавление

Введение

Ключевые выводы

1. Число зарегистрированных партий на начало избирательной кампании

2. Выдвижение кандидатов и партийных списков

2.1. Обобщенные данные по наиболее значимым выборам

2.2. Выборы депутатов законодательных органов субъектов Российской Федерации

2.3. Выборы депутатов представительных органов муниципальных образований административных центров (столиц) субъектов Российской Федерации

2.4. Выборы высших должностных лиц субъектов Российской Федерации

3. Особенности партийного отбора кандидатов

3.1. Проведение предварительного внутрипартийного голосования «Единой России»

3.2. Результаты кампании предварительного внутрипартийного голосования «Единой России»

3.3. Процесс подбора кандидатов в иных партиях и организациях

4. Воспрепятствование выдвижению кандидатов и партийных списков

Введение

Выборы 2022 года проходят в уникальных условиях ведущихся военных действий на территории Украины. Эта ситуация сломала прежние устоявшиеся электоральные стратегии и затруднила как ведение агитационной кампании из-за масштабного наступления на основные права и свободы граждан (о чем мы уже писали в предыдущем докладе), так и поиск финансовых ресурсов в условиях негативных социально-экономических ожиданий. Показательным было публичное обсуждение возможности переноса или отмены выборов в этом году, которое продолжалось практически до старта избирательной кампании, и привело к нетипичной для весеннего предвыборного периода тишине со стороны основных кандидатов и партий — они, как правило, не делали громких заявлений и тянули время даже с объявлением своих предвыборных амбиций. 

На эту экстраординарную ситуацию накладываются еще и специфические условия, характерные для российских выборов, которые проходят на следующий год после федеральных. Помимо самого набора регионов (среди которых доминируют административно управляемые), для ведения избирательных кампаний в такие годы всегда характерны дополнительные трудности:

  • организационные и финансовые проблемы после ресурсно затратной федеральной кампании;
  • усталость менеджмента и политического актива;
  • проблемы новой мобилизации избирателей, только что уже принимавших участие в федеральных выборах.

Данный доклад — второй с начала избирательных кампаний, он посвящен  итогам выдвижения кандидатов и партийных списков на крупнейших выборах в единый день голосования 11 сентября 2022 года. При этом реальный уровень конкуренции станет понятен только после завершения этапа регистрации, которому будут посвящены отдельные доклады. В предыдущем докладе были рассмотрены правовые и политические условия, в которых проходят избирательные кампании этого года. 

Ключевые выводы

  1. Условия проведения выборов в этом году (углубляющийся процесс департизации, масштабное наступление на основные права и свободы граждан на фоне военных действий, общая атмосфера в обществе) привели к растерянности политических игроков разных взглядов, демобилизации значительной части общества и, как следствие, заметному уменьшению желания участвовать в выборах. Политическое поле в этом году сжалось до минимальных показателей за последние 10 лет, то есть с момента либерализации партийной системы после массовых протестов 2011 года.
  2. Процесс департизации, о котором «Голос» писал в предыдущем докладе, ярко проявился уже на стадии выдвижения кандидатов. Число политических партий, имеющих право участвовать в выборах, снизилось с 75 в начале 2016 года до 29 в июне 2022 года. Из этих 29 партий более чем в половине из 13 крупнейших выборов представительных органов, где есть пропорциональная составляющая, будут участвовать списки лишь восьми: пяти парламентских, которые выдвинули списки на всех или почти всех выборах, а также партий «Коммунисты России», «Родина» и Партия пенсионеров, которые выдвинули от восьми до девяти списков. Еще 12 партий проявляют едва заметную, скорее формальную, активность: РОДП «Яблоко», «Гражданская платформа», Российская партия свободы и справедливости, «Зеленая альтернатива», Партия Дела, Партия «За Справедливость!», РЭП «Зеленые», Казачья партия РФ, Партия Роста, Партия Возрождения России, Демократическая партия России и «Российский общенародный союз». Остальные девять партий из 29 (или 31%), имеющих право участвовать в выборах, не выдвинули ни одного кандидата на основных выборах заксобраний и горсоветов админцентров регионов.
  3. Показатели формальной конкуренции (среднее количество выдвинутых на выборы списков партий) также демонстрируют самый низкий уровень с 2012 года. На выборах региональных парламентов выдвинуто в среднем восемь списков на регион. По сравнению с выборами 2012 и 2017 годов, когда выборы проходили в том же наборе регионов, уже на стадии выдвижения мы видим снижение конкуренции (в сравнении с 2012 годом — почти в два раза). В сравнении с другими годами (и с другим набором регионов соответственно) в нынешней кампании также наблюдается самый низкий показатель с 2012 года. На выборах представительных органов региональных центров в семи городах с пропорциональной или смешанной системой уровень формальной конкуренции на стадии выдвижения оказался выше, чем в прошлом году, но ниже, чем во все предыдущие годы (включая 2012 и 2017, когда набор выборов совпадал). Среднее число выдвинувшихся кандидатов-одномандатников тоже является одним из самых маленьких за последние годы. 
  4. В выборах глав регионов активно (более чем в половине регионов) пытаются участвовать лишь шесть партий из 29 (21%): «парламентская четверка», Партия пенсионеров и «Коммунисты России». Отметим, что в это число не входит одна из «парламентских» партий — «Новые люди» 
  5. В ситуации растерянности и неопределенности крупнейшие политические игроки крайне тихо провели этапы предкампании и подбора кандидатов. Сложная ситуация, похоже, оказала воздействие даже на «Единую Россию», которая всегда использовала весну для проведения праймериз, благодаря которым она закрепляла положение информационного монополиста. Однако в этом году праймериз прошли почти незаметно. Фактически в этом году завершилась деградация этого института, который стал чисто формальной процедурой, деловой игрой по электронным вбросам и административной мобилизации избирателей. 
  6. Иные партии, как и ранее, осуществляли процесс подбора кандидатов преимущественно непублично, никаких голосований с участием беспартийных избирателей ими не проводилось. Выдвигались лишь PR-инициативы скорее по поиску и приглашению кандидатов (что отчасти может говорить не о конкуренции между кандидатами внутри, а о потребности вообще найти кандидатов).
  7. Давление на потенциальных кандидатов, нежелательных с точки зрения властей разного уровня, существует в России на протяжении уже многих лет, но в 2022 году к этим проблемам добавились новые, вызванные военными действиями в Украине — радикальное ограничение свободы выражения мнения и связанное с ним возбуждение административных и уголовных дел по статьям о «дискредитации» российских вооруженных сил. При этом давление на кандидатов осуществляется вне зависимости от их политических взглядов: от либеральных до коммунистических. Нельзя сказать, что такого рода преследования, как форма давления, применяется целенаправленно в контексте выборов против потенциальных кандидатов, однако то, что такая форма есть, также добавляет свой вклад в общую атмосферу давления на независимые политические силы и активистов.


1. Число зарегистрированных партий на начало избирательной кампании

Число политических партий в России продолжает неуклонно снижаться параллельно процессу развития департизации (сокращению применения на региональных и муниципальных выборах пропорциональной избирательной системы). Это во многом лишает смысла существование партий на региональном и местном уровне, так как кандидат от партии, не имеющей льготы при регистрации, в реальности собирает для участия в выборах больше документов, чем независимый кандидат (ко всем справкам и формам на себя добавляются еще документы на партию). 

Напомним, что число партий, имеющих право участвовать в выборах, достигало максимума в конце 2015 — начале 2016 года: тогда их было 75. Мы считаем число партий, имеющих право участвовать в выборах, более адекватным показателем, чем число зарегистрированных партий, поскольку зарегистрированные партии, не получившие права участвовать в выборах (то есть не сумевшие за это время зарегистрировать в органах юстиции отделения более чем в половине регионов), живут лишь немногим более полугода.

После 2015 года динамика числа партий, имеющих право участвовать в выборах, на момент начала кампании ЕДГ (т.е. на середину июня), представлена на Рис. 1.

К июню 2022 года число партий, имеющих право участвовать в выборах, постепенно уменьшилось до 29. Только за прошедший год были ликвидированы три партии — «Партия Социальных Реформ — Прибыль от природных ресурсов — Народу», Интернациональная партия России и Политическая партия «Добрых дел, защиты детей, женщин, свободы, природы и пенсионеров, против насилия над животными». Все три были ликвидированы решением Верховного суда России за недостаточное участие в выборах (считаются только случаи наличия списков партии или кандидатов в бюллетене в день выборов, а не сам факт выдвижения). При этом из решений суда следует, что Интернациональная партия России за семь лет своего существования принимала участие в выборах только в 13 регионах, партия «Добрых дел…» — лишь в трех, а Партия Социальных Реформ — вообще лишь в двух.

В списке зарегистрированных партий на июль этого года значится 31 партия, но две из них не имеют права участвовать в выборах: первая — это «Патриоты России», чья самоликвидация тянется с 2021 года; вторая — «Россия будущего», зарегистрированная 15 декабря 2021 года и еще не добившаяся права участвовать в выборах (партия с таким названием уже не первый раз регистрируется с целью помешать регистрации партии сторонников Алексея Навального с тем же названием, так что и эту партию, видимо, ждет судьба предыдущих).

Из оставшихся 29 партий 23 сумели за семь лет набрать достаточный для сохранения партии уровень участия в выборах — они участвовали либо в выборах в Государственную думу 2016 года, либо в выборах президента России 2018 года, либо в выборах региональных парламентов не менее 17 регионов, либо в муниципальных выборах не менее чем в 43 регионах. Остальные шесть партий прожили пока менее семи лет, впрочем, две из них приняли участие в выборах в Государственную думу 2021 года и надолго обеспечили себе право на существование. Четыре партии, судя по их крайне низкой активности, ждет ликвидация в течение ближайших лет.



2. Выдвижение кандидатов и партийных списков

2.1. Обобщенные данные по наиболее значимым выборам

 В таблице 1 представлены обобщенные данные об участии политических партий в выдвижении кандидатов и партийных списков на наиболее значимых выборах — основных региональных и основных выборах представительных органов административных центров. 

По спискам суммированы данные по шести региональным выборам и семи выборам в региональных центрах. По кандидатам, выдвинутым в мажоритарных округах, суммированы данные по 14 губернаторским выборам, пяти выборам региональных парламентов и 11 выборам в административных центрах. Всего на этих выборах будет распределено 427 мажоритарных мандатов (14 губернаторских, 151 в региональных парламентах и 262 в региональных центрах). Партии в таблице размещены в порядке убывания числа выдвинутых кандидатов.

Таблица 1. Выдвижение кандидатов политическими партиями на наиболее значимых выборах 2022 года

Партия Число списков на выборах региональных законодательных собраний Число списков на выборах советов административных центров регионов Число мажоритарных кандидатов
«Единая Россия» 6 7 420
КПРФ 6 7 411
ЛДПР 6 7 408
«Справедливая Россия — За правду» 6 7 388
«Новые люди» 6 5 318
«Коммунисты России» 4 5 173
Партия пенсионеров 3 5 130
«Родина» 5 4 67
Казачья партия РФ 0 0 24
Российская партия свободы и справедливости 1 0 17
«Зеленая альтернатива» 1 0 15
Партия Роста 0 0 8
Партия Дела 1 0 5
РОДП «Яблоко» 2 1 4
«Гражданская платформа» 1 1 3
Партия За Справедливость! 0 1 2
Партия Возрождения России 0 0 2
Демократическая партия России 0 0 1
«Российский общенародный союз» 0 0 1
РЭП «Зеленые» 0 1 0

Партии по своей активности делятся на несколько групп. К первой относятся пять парламентских партий, которые выдвинули списки на всех или почти всех выборах, где есть пропорциональная составляющая, и выдвинули кандидатов на более чем половину мандатов. Четыре старые парламентские партии выдвинули списки на всех 13 выборах, «Новые люди» не стали выдвигать списки в Черкесске и Петропавловске-Камчатском. Самое большое число кандидатов выдвинула «Единая Россия»: на губернаторских выборах она не выдвинула кандидатов только в Марий Эл и Ярославской области, где исполняющие обязанности губернаторов пошли самовыдвиженцами, также не выдвинула кандидатов в четырех округах Краснодарского края и в одном округе во Владивостоке.

Ко второй группе можно отнести три партии — «Коммунистов России», «Родину» и Российскую партию пенсионеров за социальную справедливость (Партия пенсионеров). Они выдвинули от восьми до девяти списков и от 67 до 173 мажоритарных кандидатов.

К третьей группе мы относим семь партий, выдвинувших от одного до трех списков и не более 17 кандидатов. Это РОДП «Яблоко», «Гражданская платформа», Российская партия свободы и справедливости, «Зеленая альтернатива», Партия Дела, Партия «За Справедливость!» и РЭП «Зеленые».

Четвертая группа — партии, не выдвинувшие ни одного списка, но выдвинувшие от одного до 24 кандидатов. Таких партий пять: Казачья партия РФ, Партия Роста, Партия Возрождения России, Демократическая партия России и «Российский общенародный союз». При этом три последние выдвинули кандидатов только на губернаторских выборах, где они лишь имитируют конкуренцию.

Наконец, девять партий из 29 (или 31%), имеющих право участвовать в выборах, не выдвинули на этих выборах ни одного списка и ни одного кандидата: фактически следы публичной деятельности этих партий отсутствуют. Это ПАРНАС, «Гражданская инициатива», «Гражданская сила», Партия прямой демократии, Партия прогресса, Партия социальной защиты, «Альтернатива для России», Партия малого бизнеса России и «Народно-патриотическая партия России — Власть Народу».



2.2. Выборы депутатов законодательных органов субъектов Российской Федерации

Данные по участию списков партий в конкретных выборах региональных парламентов можно увидеть в таблице 2.

Таблица 2. Выдвижение партийных списков на выборах депутатов законодательных органов регионов 2022 года

Партия РСО-Алания Удмуртия Краснодарский край Пензенская область Саратовская область Сахалин
«Единая Россия» + + + + + +
КПРФ + + + + + +
ЛДПР + + + + + +
«Справедливая Россия — За правду» + + + + + +
«Новые люди» + + + + + +
«Коммунисты России» Отказв заве-рении + + +
Партия пенсионеров + + +
«Родина» + + + + +
РПСС +
«Зеленая альтернатива» +
Партия Дела +
РОДП «Яблоко» + Отказв заве-рении
«Гражданская платформа» +
Всего заверенных списков 8 9 6 6 8 11

Из таблицы 2 видно, что формально самая большая конкуренция ожидается на Сахалине и в Удмуртии, где заверены 11 и 9 списков партий соответственно. 

Всего на выборах региональных парламентов выдвинуто 48 списков, или в среднем восемь списков на регион. Больше всего списков (11) выдвинуто на Сахалине, меньше всего (6) — в Краснодарском крае и Пензенской области. Эти данные имеет смысл сравнить с 2012 и 2017 годами, когда выборы проходили в тех же шести регионах (см. Рис. 2).

В 2017 году было выдвинуто 57 списков, или 9,5 на регион. В 2012 году выборы также были в этих шести регионах, и тогда выдвигались 83 списка (13,8 на регион), при этом число партий, имевших право участвовать в выборах, было примерно таким же, как сейчас. Таким образом, по сравнению с выборами 2012 и 2017 в этих же регионах уже на стадии выдвижения мы видим снижение конкуренции.

Если сравнивать с другими годами (с другим набором регионов соответственно), то в 2018 году было выдвинуто в среднем 8,7 списков на регион, в 2019 году — 9,3, в 2020 году — 11,4, в 2021 году — 8,3. В период 2012–2016 годов самый низкий уровень конкуренции на стадии выдвижения (9,5) был в 2016 году. Таким образом, в нынешней кампании наблюдается самый низкий показатель с 2012 года.

На основных выборах региональных парламентов по мажоритарным округам выдвинуто 893 кандидата, в том числе 844 партиями и 49 в порядке самовыдвижения. В среднем на один мандат выдвинуто 5,9 кандидатов. Этот показатель выше, чем в 2017 году — тогда было 5,3 кандидата на мандат (и мандатов было меньше). За последние шесть лет данный показатель был выше только в 2019 году (6,9). Однако число самовыдвиженцев снизилось по сравнению с 2017 годом как в абсолютном, так и в относительном выражении.



2.3. Выборы депутатов представительных органов муниципальных образований административных центров (столиц) субъектов Российской Федерации

Данные по участию списков партий в конкретных выборах городских советов можно увидеть в таблице 3.

Таблица 3. Выдвижение партийных списков на выборах советов административных центров регионов в 2022 году

Партия Черкесск Кызыл Барнаул Петропавловск-Камчатский Киров Курск Псков
«Единая Россия» + + + + + + +
КПРФ + + + + + + +
ЛДПР + + + + + + +
«Справедливая Россия — За правду» + + + + + + +
«Новые люди» + + + + +
«Коммунисты России» + + + + +
Партия пенсионеров + + + + +
«Родина» + + + +
РОДП «Яблоко» +
«Гражданская платформа» +
Партия За Справедливость! +
РЭП «Зеленые» +
Всего выдвинуто списков 7 5 9 8 8 7 6

На выборах представительных органов региональных центров в семи городах с пропорциональной или смешанной системой выдвинут 51 список, или 7,3 на город. Больше всего списков (9) выдвинуто в Барнауле, меньше всего (5) — в Кызыле.

Таким образом, формально самыми конкурентными сейчас являются выборы в Барнаульскую городскую думу, на которые выдвинуто девять партийных списков: списки пяти парламентских партий, а также «Коммунистов России», Партии пенсионеров, «Родины» и РЭП «Зеленые». Отметим, что в прошлом году на выборах в региональный парламент в Алтайском крае КПРФ получила 24% голосов, а «Коммунисты России», которые шли в региональном бюллетене под первым номером — тем же, что был у КПРФ на федеральных выборах — получили 12%. Очевидно, что такой результат обусловлен путаницей, которая возникла у избирателей, при выборе между партиями со схожими названиями и почти неотличимыми логотипами. Если сложить эти результаты двух коммунистических партий, то получилось бы 36% — на 2 процентных пункта больше, чем у «Единой России».

В другие годы картина по выдвижению списков партий была следующая: 2012 — 12,1; 2013 — 18,0; 2014 — 10,7; 2015 — 9,0; 2016 — 7,4; 2017 — 8,6; 2018 — 8,25; 2019 — 7,9; 2020 — 8,3; 2021 — 6,1 (см. Рис. 3). 

Таким образом, здесь уровень конкуренции на стадии выдвижения оказался выше, чем в прошлом году, но ниже, чем во все предыдущие годы (включая 2012 и 2017, когда набор выборов совпадал).

Отдельно стоит посмотреть еще несколько выборов, проходящих по смешанной системе. Это выборы в городских округах Московской области (Зарайском, Клинском, Наро-Фоминском и Рузском) и выборы еще в двух городах с числом избирателей более 100 тыс. — Норильске и Старом Осколе. Из шести городов в двух списки и/или кандидатов выдвинули пять партий, в двух — семь и еще в двух — восемь. Во всех шести городах выдвигали только четыре старые парламентские партии. «Новые люди» выдвигали в пяти городах (кроме Старого Оскола), и также в пяти городах (кроме Зарайска) выдвигала Партия пенсионеров. Еще шесть партий выдвигали только в одном городе: РОДП «Яблоко» в Наро-Фоминске, Партия Роста и «Зеленая альтернатива» в Клину, «Коммунисты России» и «Родина» в Рузе, РЭП «Зеленые» в Норильске.

Таким образом, существенное сокращение числа партий не привело к заметному повышению доли активных партий. Фактически можно говорить об активности со стороны только восьми партий, а участие еще 12 крайне низкое. На основных выборах в советы региональных центров по мажоритарным округам выдвинуто 1658 кандидатов, в том числе 1473 кандидата партиями и 185 в порядке самовыдвижения. В среднем на один мандат выдвинуто 6,3 кандидата. Этот показатель ниже, чем в 2017 году — тогда было 7 кандидатов на мандат. В 2018 году было 6,4, в 2019 году — 6,1, в 2020 году — 7,4, в 2021 году — 5,6. Таким образом, данный показатель — один из самых низких за последние 6 лет (ниже он был только в 2019 и 2021 годах) (см. Рис. 4).

Отдельно стоит рассмотреть выдвижение кандидатов в губернаторы и участие в этом процессе политических партий. Выдвижение от политической партии мало что дает кандидату в губернаторы, так как «парламентская льгота» тут фактически отсутствует — всем кандидатам все равно нужно преодолевать так называемый «муниципальный фильтр», то есть собирать подписи муниципальных глав и депутатов. Однако губернаторские выборы — это главные региональные выборы в восприятии многих избирателей, они несут повышенное символическое значение для партий. При этом «муниципальный фильтр» останавливает ряд кандидатов и партий даже от попыток выдвинуть своего кандидата — почти во всех случаях для его преодоления необходима помощь представителей «Единой России», что на практике означает согласование кандидатов с управлениями по внутренней политике региональных администраций.


 

2.4. Выборы высших должностных лиц субъектов Российской Федерации

Данные о выдвижении кандидатов в губернаторы можно увидеть в таблице 4.

Таблица 4. Выдвижение кандидатов в главы регионов в 2022 году

Партия Республика Область Всего кандидатов
Бурятия Карелия Марий Эл Удмуртия Владимирская Калининградская Кировская Новгородская Рязанская Саратовская Свердловская Тамбовская Томская Ярославская
КПРФ 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 13
ЛДПР 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 13
«Единая Россия» 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 12
«Справедливая Россия — За правду» 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 11
Партия пенсионеров 1 1 1 1 1 1 1 1 8
«Коммунисты России» 1 1 1 1 1 1 6
Самовыдвижение 2 2 (утр. статус) 2 6 (2 утр. статус)
«Родина» 1 1 1 1 4
«Новые люди» 1 1 1 3
Партия Роста 1 1 2
РОДП «Яблоко» 1 1 2
«Зеленая альтернатива» 1 1 2
ПВР 1 1 2
РПСС 1 1
ДПР 1 1
Казачья партия 1 1
«Народный союз» 1 1
Всего выдвинуто кандидатов 4 13 5 8 5 6 7 (2 утр. статус) 6 6 6 6 5 4 7 88

Из таблицы видно, что лидерами по числу выдвинутых кандидатов стали КПРФ и ЛДПР — они выставили кандидатуры на пост главы региона в 13 субъектах федерации. КПРФ никого не стала выдвигать лишь Марий Эл, а ЛДПР — в Томской области. 

«Единая Россия» формально не участвует в выборах глав двух регионов — Марий Эл и Ярославской области. В обоих субъектах федерации врио глав идут в качестве самовыдвиженцев. При этом только в этих двух регионах самовыдвиженцы и будут в бюллетенях, потому что в Кировской области, где самовыдвижение остается возможным со времен губернатора Никиты Белых, оба самовыдвиженца уже утратили статус кандидатов. 

«Справедливая Россия — За правду» не стала выдвигать своих кандидатов в Бурятии, Кировской и Ярославской областях. Бросается в глаза очень слабое участие в губернаторских выборах со стороны пятой «парламентской» партии — «Новых людей», которые выставили свои кандидатуры только в трех регионах (Бурятии, Карелии и Свердловской области). По этому показателю они уступили сразу Партии пенсионеров, спойлерскому проекту «Коммунистов России» и партии «Родина».

С точки зрения участия в губернаторских выборах все партии тоже можно разделить на четыре группы. Первая — старая «парламентская четверка», которая участвует почти во всех выборах (от 11 до 13 регионов из 14). Вторая группа — партии, которые пробуют участвовать в выборах более чем в половине регионов (от шести до восьми). К этой группе относятся лишь две партии — Партия пенсионеров и «Коммунисты России».  В третью группу вошли 10 партий, выставивших от одного до четырех кандидатов: «Родина», «Новые люди», Партия Роста, «Яблоко», Партия «За Справедливость!», ПВР, РПСС, ДПР, Казачья партия РФ и «Народный союз». Четвертую группу составляют оставшиеся 13 партий, которые даже не попытались выставить своих кандидатов. 

Таким образом, в выборах глав регионов активно (более чем в половине регионов) участвуют лишь шесть партий из 29 (21%), причем в это число не входит одна из «парламентских» партий — «Новые люди». 

Всего на губернаторских выборах выдвинуты 88 кандидатов (правда, двое из них уже утратили статус), или в среднем 6,3 кандидата на регион. Меньше всего кандидатов (по четыре) в Бурятии и Томской области, больше всего (13) в Карелии. В сентябре 2021 года в девяти регионах на выборах губернаторов был выдвинут 51 кандидат (5,7 на регион в среднем). В 2020 году при выдвижении было 8,1 кандидата на регион в среднем. В 2019 году в 16 регионах выдвинулось 163 кандидата, то есть 10,2 кандидата на регион (см. Рис. 5).


Однако на губернаторских выборах число выдвинутых кандидатов мало что говорит о реальной конкуренции, поскольку из многолетнего опыта известно, что в большинстве случаев «муниципальный фильтр» преодолевают четыре или пять кандидатов.


3. Особенности партийного отбора кандидатов

Этап подбора кандидатов партиями и их выдвижения в этом году отличается очевидной растерянностью политических игроков. Не случайно председатель «Справедливой России» Сергей Миронов 17 мая на заседании Госдумы вообще предложил отменить выборы: «Мы все должны быть как один, а что будет на выборах? Мы должны бороться друг с другом. Мы в этом зале все поддерживаем президента, специальную военную операцию, а на выборах мы должны говорить о противоречиях». Растерянность очевидно испытывает КПРФ, которая в нынешних внешнеполитических условиях не может критиковать власть, тем более, что она прямо сейчас исполняет часть тех положений по «возвращению» территорий бывшего СССР, за которые выступала и КПРФ. Растерянность всю весну царила в лагере «либеральной» оппозиции — многие действующие политики, потенциальные кандидаты и активисты, которые могли бы помочь при проведении кампании, частично покинули страну, а частично оказались просто демотивированы. 

Сложная ситуация, похоже, оказала воздействие даже на «Единую Россию», которая всегда использовала весну для проведения публичных праймериз — предварительного внутрипартийного голосования (ПВГ), благодаря которому она на протяжении последнего десятилетия в большинстве регионов закрепляла положение фактического информационного монополиста в условиях, когда иные партии зачастую испытывали проблемы с самим поиском кандидатов. Однако в этом году праймериз прошли почти незаметно.

Другие партии либо не имеют возможностей для полноценного участия в политической жизни, либо слишком сильно ограничены в поле политического маневра в силу формальных и неформальных взаимоотношений с органами власти, что отражается и в их кадровой политике, и в развитии самоцензуры и добровольном отказе от внимания к ряду общественно значимых, но некомфортных, с точки зрения взаимоотношений с органами власти, проблем. 

Попытки иных партий проводить нечто подобное за эти годы были спорадическими и обычно продолжения не имели (РПР-ПАРНАС в 2015–2016 годах; «Альянс зеленых» в 2016 году; Партия Роста в 2016 году; «Яблоко» на отдельных региональных и муниципальных выборах; «Левый фронт» на выборах мэра Москвы и некоторых губернаторских выборах с предложением победителей праймериз к выдвижению от КПРФ. Нестандартный для российской политической практики эксперимент «непартийных» праймериз среди кандидатов близких политических взглядов был проведен в округе № 14 на выборах депутатов Московской городской думы, которые прошли 21 апреля 2019 года).

В целом же общая деградация партийно-политической системы, уход в «политический анабиоз» подавляющего большинства формально существующих партий  в последние годы вел к тому, что партийно-политическая система стала все меньше отражать существующие общественные настроения, создавая политический вакуум, который уже в 2018–2021 годах начала заполнять внеинституциональная политическая и общественная активность — различные неформальные объединения вокруг конкретных политиков или их групп.

В результате в 2022 году процесс подбора и выдвижения кандидатов прошел максимально тихо, кулуарно — даже в «Единой России».



3.1. Проведение предварительного внутрипартийного голосования «Единой России»

До 2012 года праймериз «Единой России» носили характер постоянно меняющегося эксперимента (от голосования «собраниями» по принципу «одно собрание (площадка) — один голос» до системы выборщиков от собственно парторганизаций и партнерских организаций из ОНФ в 2011 году на паритетных началах).

Начиная с 2012 года «Единая Россия» стала расширять и диверсифицировать технологии предварительного отбора кандидатов по регионам. Ранее полудекоративная процедура с каждым годом все больше стала напоминать настоящие выборы, только внутрипартийные: с избирательными участками, избиркомами, наглядной агитацией, борьбой компроматов, оспариванием итогов подсчета и т.д. Этот процесс шел по нарастающей до 2018 года, но после возникновения электоральных проблем партии по итогам выборов сентября 2018 года постепенно стал сворачиваться с точки зрения масштабности и медийности. 

C начала падения рейтингов «Единой России» на фоне пенсионной реформы 2018 года (что стало очевидно по итогам осенних выборов) прежние задачи, которые решало ПВГ, оказались в диссонансе с двумя политтехнологическими ответами власти на падение рейтингов «Единой России»: 

  • уменьшение на региональных и местных выборах пропорциональной составляющей (то есть ослабление влияния собственно партийных структур на формирование депутатского корпуса); 
  • публичное дистанцирование власти и ее кандидатов в наиболее сложных регионах от «Единой России» с целью избежать негативных ассоциаций.

В таких условиях чрезмерная ставка на ПВГ и дополнительное привлечение внимания к «Единой России» оказывалось излишним, а для некоторых кандидатов даже вредным. Массовость и публичность кампаний ПВГ с 2019 года постепенно начинает сворачиваться. В 2020 году пандемия закрепила этот процесс, и в 2021 году, когда никакого реального стимула лишний раз напоминать избирателям о «Единой России» не было, кампания была проведена крайне тихо, без массовой агитации. Из 85 регионов в 43 голосование проходило только онлайн (включая Москву), в 42 оно проходило в смешанном формате — желающие могли проголосовать и онлайн, и на самих участках. Фактически прежде электоральная технология на праймериз 2021 года превратилась в деловую игру по административной мобилизации избирателей (а в ряде случаев и по откровенному рисованию результатов). По сути, единственным информационным поводом стали многочисленные сообщения о принуждении к участию в голосовании на ПВГ бюджетников и работников различных предприятий.

Праймериз 2022 года фактически завершили деградацию данного института, который в условиях военных действий и активно циркулировавших до мая 2022 года слухах о возможности вообще отмены выборов как таковых, стал чисто формальной процедурой, деловой игрой по электронным вбросам и административной мобилизации избирателей.

Особенно заметна деградация процесса ПВГ в 2022 году по его крайней информационной закрытости — в открытом доступе впервые за все годы даже не были опубликованы актуальные регулирующие голосование Положения. Соответствующий раздел сайта партии содержал тексты Положений на ПВГ 2021 года (каждый год на ПВГ принимается их новая редакция) и с 2021 года вообще не обновлялся. Таким образом, по ПВГ 2022 года нет даже возможности анализа изменений нормативной базы, регулирующей праймериз.

Сама агитационная кампания ПВГ 2022 года, возможно, в силу ее наложения на спецоперацию, в публичном поле была практически незаметна. По сути, она ограничивалась материалами на сайтах партии и отдельными новостными сюжетами.

По данным издания «Коммерсанть», участники ПВГ «Единой России» предпочитали не акцентировать внимание на повестке, связанной со спецоперацией в Украине. Среди редких примеров ее упоминания — видеоролик действующего депутата заксобрания Удмуртии, предпринимателя Вадима Исупова, который, как утверждается в видео, находился во время записи на территории Украины, «чтобы максимально сберечь молодых парней» и «узнать, какая именно помощь требуется нашим военнослужащим и мирным жителям».

Это подчеркивает, что реальной конкуренции на этой кампании не планировалось и не предполагалось. Привлекать же лишнее внимание к партии активной предкампанией явно не стремились. 



3.2. Результаты кампании предварительного внутрипартийного голосования «Единой России»

С точки зрения публикации результатов ПВГ, ситуация в 2022 году осталась такой же плохой, как и в 2020–2021 годах: отсутствуют какие бы то ни было сводные данные по явке (как в абсолютных цифрах, так и в относительных) в разрезе округов и территорий внутри регионов (известны лишь отдельные данные из публичных заявлений и пресс-релизов). Без них даже процент за кандидатов не понятно от каких чисел считать. Из абсолютного числа голосов, полученных кандидатами, установить явку на той или иной территории невозможно (так как избиратели могли отметить в бюллетене любое число кандидатов). Данные по кандидатам содержат только число поданных за них голосов. Сами протоколы об итогах голосования на ПВГ в открытом доступе, как и ранее, отсутствуют.

Впервые за все годы на едином сайте нет даже счетчика общего числа кандидатов (правда и раньше никаких сравнительных таблиц — сколько, в каком регионе и округе — не было). Есть лишь отрывочные данные по отдельным регионам. К примеру, по данным сайта Краснодарского реготделения «Единой России» на ПВГ на выборы депутатов Заксобрания края были зарегистрированы 492 человека, из них: 195 кандидатов — по территориальной группе в партсписок, 245 — по одномандатным округам и 52 кандидата подали заявление одновременно по территориальной группе и одномандатному округу. Для сравнения: в праймериз 2017 года участвовали 212 человек, это почти в два раза меньше, чем в 2022 году.

Заместитель секретаря Генсовета «Единой России» Сергей Перминов на брифинге, посвященном итогам предварительного голосования, сообщил, что в нем якобы приняли участие 9,4% избирателей территорий, где оно проводилось (в самой электронной системе якобы зарегистрировалось 12% от общего числа избирателей в регионах). Как сообщил секретарь Генсовета Андрей Турчак, наиболее активно голосовали на предварительном голосовании жители Северной Осетии-Алании — 17,5% от числа избирателей в регионе, Краснодарского края — 16% и Тывы — почти 14%.

На ПВГ в думу г. Владивостока приняли участие 10,23% избирателей. Региональное отделение партии также утвердило результаты предварительного голосования по дополнительным выборам в Законодательное Собрание Приморского края (одномандатный округ № 23). Оно почему-то прошло при более низкой активности избирателей — 2,32 %, победитель гонки (Сергей Лабунец) получил 918 голосов.

Согласно заявлениям руководства партии, более 60% кандидатов на замещаемые мандаты будут новыми лицами, около 40% кандидатов представляют молодежь (это те, кто прошли через образовательные проекты и программы партии). Сообщено, что на 10 процентных пунктов (с 42 до 32%) сократилось количество представителей малого и среднего бизнеса, в общей сложности на 11 процентных пунктов выросло количество кандидатов из социальной сферы. Участие в предварительном голосовании 2022 года приняли на 3% больше членов партии в сравнении с 2017 годом, увеличилось количество женщин-кандидатов. Согласно заявлению председателя партии Дмитрия Медведева: «Среди кандидатов, за которых голосовали граждане, лишь 15% имеют статус депутата. Треть выдвинутых участников — молодые люди до 35 лет».

По данным партии, конкурс составил 6,5 человека на место (в 2020 году — пять человек на место), но сюрпризов внутрипартийное голосование не принесло: во многих регионах победили действующие депутаты, хотя их было меньше, чем год назад: среди кандидатов лишь 15% имеют статус действующего депутата — годом ранее таким статусом обладал каждый четвертый кандидат на местных и региональных выборах. 

Так, в Краснодарском крае в праймериз участвовали 32 действующих депутата заксобрания, и все они стали победителями в территориальных группах и в одномандатных округах. В списках лидеров предварительного голосования на Кубани оказались представители бизнеса, в основном крупные застройщики — Николай Лобачев (гендиректор ООО «Метрикс Девелопмент»), Алексей Бузмаков (первый заместитель гендиректора АО РАМО-М) и Анна Невзорова (гендиректор ООО «Метрополис»). 

На выборах депутатов Саратовской облдумы десять действующих депутатов заняли первые места в региональных группах и одномандатных округах, а лучший результат получила  Татьяна Ерохина, руководитель приемной председателя Госдумы России Вячеслава Володина в регионе. 

В Пензенской области предварительное голосование проходило в 18 одномандатных округах, и в 15 победили действующие депутаты. 

В Северной Осетии первые 25 фамилий из «проходного» списка в республиканский парламент полностью совпали с опубликованным неделю назад в одном из местных телеграм-каналов прогнозом. Впрочем, к разряду неожиданностей можно отнести отсутствие в «проходной» части бывшего сенатора от Северной Осетии Александра Тотоонова и нынешнего спикера парламента Алексея Мачнева. Первое место в региональном списке в Северной Осетии занял крупный предприниматель Владимир Гуриев, главный кандидат на место сенатора от республики.

На Сахалине в большинстве округов победили действующие депутаты или чиновники различного уровня.

В ряде случаев депутатам-старожилам не удалось занять лидирующие позиции в региональных списках. Так, в Удмуртии, где осенью пройдут выборы в Госсовет, проиграли на ПВГ председатель постоянной комиссии Госсовета по АПК и депутат четырех созывов Владимир Варламов, депутат всех шести созывов Софья Широбокова, депутат двух созывов Михаил Лебедев и депутат нынешнего созыва Игорь Стрелков. 

В целом, по данным пресс-службы «Единой России», проиграли праймериз 50 действующих депутатов заксобраний и горсоветов административных центров.



3.3. Процесс подбора кандидатов в иных партиях и организациях

Иные партии, как и ранее, повсеместно осуществляли процесс подбора кандидатов преимущественно непублично, никаких голосований с участием беспартийных избирателей ими не проводилось. 

Выдвигались лишь PR-инициативы скорее по поиску и приглашению кандидатов (что отчасти может говорить не о конкуренции между кандидатами внутри, а о потребности вообще найти кандидатов).

КПРФ проводила и проводит традиционные внутренние многоступенчатые обсуждения и согласование кандидатов с центральным руководством партии.

При формировании списков  КПРФ традиционно почти не использует технологии предвыборных паровозов, опираясь преимущественно на местный актив, и главную роль в списках обычно играют те, кто действительно составляет актив и руководит текущей партийной деятельностью в регионе. 

Как и в прошлые годы (начиная с 2015), явно в медийных целях, возможно, как некоторый информационный ответ «Единой России», «Справедливая Россия — За правду» продолжила в некоторых регионах — Краснодарском крае, Свердловской области и других — акцию «Справедливый призыв». 

Согласно проекту, «любой человек, который хочет изменить к лучшему жизнь своей Родины, которому не безразлично будущее наших детей и внуков», мог выставить свою кандидатуру на сентябрьских выборах от партии. Для этого «достаточно разделять позицию справедливороссов: идеи достижения достойной жизни для всех, преодоления неравенства, защиты интересов человека труда». Для участия в проекте необходимо было направить свое резюме на почту регионального отделения «Справедливый призыв» и рассказать, почему решили стать депутатом, интересы какого района края хотели бы представлять. 

Объявления с формой для кандидатов в кандидаты партии на своих сайтах разместили «Новые люди» и РОДП «Яблоко».

Отметим, что партии «Яблоко» публичное объявление на сайте не очень помогло — на крупнейших выборах этого года она смогла выдвинуть лишь три списка — два на региональном уровне и один на муниципальном — и четырех кандидатов-одномандатников. По показателю активности одна из старейших российских партий занимает в этом году лишь 14-е место. 

Несмотря на то, что проблема с поиском кандидатов у некоторых партий и политических проектов в этом году действительно заметна, есть партии и регионы, где между кандидатами была внутренняя конкуренция. Так, в Удмуртии изменения в списки до последних дней вносили ЛДПР, КПРФ и «Единая Россия», а в Пензенской области, в этом году в публичное пространство выплеснулся скандал с формированием списка кандидатов КПРФ на выборах Законодательного собрания Пензенской области — на партконференцию не были допущены два действующих депутата городской Думы Пензы — Алексей Иванов и Александр Трутнев. После этого, Иванов заявил о том, что выходит из партии и намерен идти на выборы в качестве самовыдвиженца.  



4. Воспрепятствование выдвижению кандидатов и партийных списков

Давление на потенциальных кандидатов, нежелательных с точки зрения властей разного уровня, существует в России на протяжении уже многих лет. Здесь можно вспомнить и уголовные дела против Алексея Навального с целью не допустить его до участия в президентских выборах 2018 года, и дело, которое возбудили против Дмитрия Гудкова на самом старте выборов депутатов Госдумы в 2021 году, и дела против координатора ЛДПР в Марий Эл Антона Мирбадалева или бывшего депутата Тюменской областной думы от КПРФ Юрия Юхневича (оба — весной 2021 года), и дела лидера движения «За новый социализм» Николая Платошкина или бывшего московского муниципального депутата Юлии Галяминой (оба — в 2020 году). О фактах давления на кандидатов (в том числе — потенциальных) можно прочитать в приложении к прошлогоднему докладу «Голоса», посвященному лишению многих российских граждан пассивного избирательного права.

В 2022 году к этим проблемам добавились новые, вызванные военными действиями в Украине — радикальное ограничение свободы выражения мнения и связанное с ним возбуждение административных и уголовных дел по статьям о «дискредитации» российских вооруженных сил. Да и общая атмосфера в обществе, как отмечалось выше, не способствует массовому желанию граждан принимать активное участие в публичной политике. 

Как и предсказывалось в предыдущем докладе «Голоса», для давления на кандидатов активно используются, помимо имевшихся ранее возможностей (осуждение за нарушение порядка проведения публичных акций и т.д.) два репрессивных закона, принятых в 2021–2022 годах).

Во-первых, для давления и создания препятствий в выдвижении применяется закон от 4 июня 2021 № 157-ФЗ. Данный закон лишает права быть избранными граждан России, причастных к деятельности общественного или религиозного объединения, иной организации, в отношении которых вступило в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности в связи с признанием ее экстремистской или террористической организацией. Учредители, члены руководства, руководители региональных или других структурных подразделений и их заместители, занимавшие одну из этих позиций в срок, начинающийся за три года до дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации или запрете деятельности организации лишаются права быть избранными до истечения пяти лет со дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации или запрете деятельности организации. Простые участники, члены, работники данной организации и иные лица, причастные к ее деятельности в срок, начинающийся за год до дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации или запрете деятельности организации, граждане лишаются права быть избранными до истечения трех лет со дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации или запрете деятельности организации. Закон устанавливает, что причастностью может считаться выражение поддержки высказываниями, включая высказывания в сети Интернет, либо иными действиями (включая пожертвования и иную помощь). Данный закон вопреки нормам права предусматривает обратную силу: он карает за действия, которые в момент их совершения не считались противозаконными. Прошлогодняя правоприменительная практика показывает, что нормы применяются совершенно произвольно, и часто практика не согласуется даже с теми нормами и процедурами, которые прописаны в законе, а является еще более волюнтаристской.

Во-вторых, для ограничения конкуренции на выборах применяется Федеральный закон от 4 марта 2022 года № 32-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в СМИ известен как «Закон о фейках» или «Закон о военной цензуре») — федеральный закон, устанавливающий уголовную ответственность за распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил РФ, а также за публичные действия, направленные на дискредитацию их использования.  Уголовный кодекс РФ был дополнен статьей 207.3 «Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил РФ». В ней предусмотрена уголовная ответственность за распространение заведомо ложной информации о действиях Вооруженных сил РФ, максимальное наказание по статье 15 лет лишения свободы. Также появилась статья 280.3 УК РФ, устанавливающая ответственность за дискредитацию ВС РФ, и статья 284.2 УК РФ, в которой устанавливалась ответственность в виде лишения свободы на срок до трех лет за призывы гражданином России к введению санкций против России, граждан России или российских юридических лиц. Кодекс об административных правонарушениях РФ был дополнен аналогичными статьями, в которых предусматривалась административная ответственность за действия, установленные статьями 207.3 и 284.2 УК РФ, если они не содержат признаков уголовно наказуемого деяния.

Давление на кандидатов осуществляется вне зависимости от их политических взглядов: от либеральных до коммунистических.

Так, в Приморском крае, где 11 сентября 2022 года пройдут выборы гордумы Владивостока, а в ходе прошлогодних выборов в Законодательное собрание Приморского края кандидаты КПРФ выиграли восемь из 11 одномандатных округов на территории города Владивостока, фактически начался силовой разгром горкома КПРФ. Лидера коммунистов г. Владивостока, депутата Заксобрания края Артема Самсонова арестовали 17 ноября 2021 года по подозрению в совершении «иных действий сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста» (пункт «б» части 4 статьи 132 УК РФ, статья предусматривает от 12 до 20 лет лишения свободы). По версии Следственного комитета, якобы в 2019 году Самсонов на базе отдыха при общении с 11-летним мальчиком показывал ему «предмет интимного характера» (предположительно фаллоимитатор) и рассказывал о его предназначении. Самсонов назвал уголовное дело сфабрикованным (по данным защиты никакого мальчика в лагере отдыха не было, что доказывается многочисленными данными) и связал его со своей политической деятельностью. Давлению подверглась команда Самсонова. Отметим, что действующие региональные и городские приморские депутаты от КПРФ вели себя очень независимо. Например, 27 мая на заседании Законодательного собрания Приморского края двое членов фракции КПРФ выступили против проведения «специальной военной операции». Чуть ранее, 19 мая 2022 года, стало известно, что депутат гордумы Владивостока Виктор Каменщиков, вышедший из КПРФ в знак протеста против поддержки партией «специальной военной операции» России в Украине, покинул Россию и был задержан на границе Мексики и США. Уголовное дело имеется и у коммунистки, депутата краевого парламента Натальи Кочуговой. Ранее из партии были исключены депутаты гордумы Уссурийска Яна и Александр Шестун. В мошенничестве подозревается бывший депутат Заксобрания, бывший кандидат в губернаторы Приморья (в 2018 году), экс-коммунист Андрей Ищенко. 

Депутат Саратовской областной думы от КПРФ известный блогер Николай Бондаренко лишен мандата 28 февраля 2022 года: по официальной версии, в результате нарушений федерального и регионального антикоррупционного законодательства, связанных с получением денег с видеохостинга YouTube за показ рекламы на его канале. «За» лишение Бондаренко мандата проголосовали 30 депутатов, фракция КПРФ в знак протеста покинула зал заседания. Бондаренко оспорил решение думы в областном суде, но его иск был отклонен.

В Удмуртии сразу два кандидата на пост главы региона находятся под уголовными делами. И если в отношении депутата Госдумы от «Справедливой России» Вадима Белоусова дело было возбуждено еще в 2017 году (хотя и в нем есть подозрения о наличии политического следа, так как дело связано с бывшим губернатором Челябинской области Михаилом Юревичем), то в отношении главы фракции КПРФ в гордуме Ижевска Александра Сырова о деле об уклонении от уплаты налогов было заявлено только в мае 2022 года, когда стало известно о его намерении стать кандидатом на выборах главы республики. В результате в Удмуртии из восьми кандидатов двое находятся под уголовным преследованием (Вадима Белоусова Мосгорсуд признал виновным 3 августа, но решение еще не вступило в силу и может быть обжаловано).

Множественные дела возбуждены против муниципальных депутатов города Москвы.

Главу столичного округа «Якиманка» Андрея Морева обвинили в демонстрации экстремистской символики и арестовали 19 июля. Поводом стал наклеенный кем-то на заднее стекло его автомобиля стикер с символикой «Умного голосования»* (проект Алексея Навального по поддержке оппозиционных кандидатов), хотя сам Морев был противником «Умного голосования»*. Ранее он был задержан 7 июля на выходе из Таганского суда, который оштрафовал его на 50 тыс. руб. за дискредитацию армии (ст. 20.3.3 КоАП РФ). 19 июля, Андрея Морева снова вызвали в отделение для составления протокола. В нем говорится, что, согласно выводам эксперта, наклеенный на машину стикер является «символикой и атрибутикой экстремистской организации "Штабы Навального"*». Таким образом, депутат «допустил публичное распространение, демонстрирование символики экстремистской организации».

В отношении Сергея Смирнова из Марьино нашли старый пост в телеграм-канале с символикой и рекомендациями по протестному голосованию. Суд осудил его по ч. 1 ст. 20.3 КоАП — теперь целый год он не сможет никуда выдвигаться. Смирнов известен своей упорной работой по недопущению строительства Южной Рокады в Марьино и Юго-Восточной хорды.

Сразу же после выдвижения конференцией «Яблока», в тот же день, 7 июля, была задержана кандидат по району Хамовники Майя Байдакова. На следующий день суд арестовал ее на 10 суток за демонстрацию экстремистской символики (ч. 1 ст. 20.3 КоАП) — имелась в виду символика «Умного голосования»* на превью гиперссылки. Публикация была сделана еще в прошлом году, вскоре после выборов в Госдуму. Байдакова была арестована на 10 суток и была лишена права быть избранным в течение года, — сообщает информационно-аналитический центр «Сова».

Координатора проекта по выдвижению кандидатов на осенние муниципальные выборы «Выбираем соседей» и бывшего кандидата в Госдуму РФ Марину Литвинович также обвинили в демонстрации экстремистской символики. О данном обвинении (ч. 1 ст. 20.3 КоАП) она рассказала 28 июня в соцсетях. О своем деле она узнала случайно из картотеки Мосгорсуда. Координатор платформы по выдвижению независимых кандидатов «ВыДвижение» экс-кандидат в Госдуму от КПРФ по Кунцевскому округу Михаил Лобанов был наказан дважды: 24 июня его арестовали на 15 суток (помимо дискредитации армии ему вменили в вину ст. 20.3.1. КоАП — возбуждение ненависти или вражды), а 27 июня обязали выплатить 45 тыс. руб. за антивоенный баннер на балконе. Повторное нарушение ст. 20.3.3 в течение года может стать поводом для уголовного дела, но второй протокол должен быть составлен после того, как первое обвинение вступит в силу. Кандидат в муниципальные депутаты и экс-кандидат в Госдуму от «Яблока» Николай Кавказский получил десять суток ареста за пост, где он рассказывал, что попал в фальшивые списки «Умного голосования»*. Он также осужден за демонстрацию экстремистской символики.

Всего на 27 июля, по нашим данным, в Москве зафиксировано 22 протокола по ст. 20.3 КоАП (демонстрация экстремистской символики) на выдвинувшихся кандидатов и еще 14 — на известных лидеров общественного мнения (включая действующих депутатов), которые могли бы участвовать в выборах в качестве кандидатов. Чаще всего роль «экстремистской символики» играли логотипы проектов Алексея Навального. На 27 июля 2022 года вступило в силу девять постановлений, еще 15 дел находятся на этапе судебного разбирательства в апелляционной инстанции, по 10 делам предстоит разбирательство в суде первой инстанции, по еще двум делам материалы не поступили в суд, но уже составлены протоколы. Статистика по наказаниям: 11 арестов на сроки от 10 до 15 суток, 11 штрафов на суммы от одной до двух тысяч рублей. Еще по одному делу вид наказания неизвестен.

Независимые политики часто привлекаются к ответственности за дискредитацию вооруженных сил РФ (ст. 20.3.3 КоАП РФ, ст. 207.3 УК РФ). Нельзя сказать, что такого рода преследования, как форма давления, применяется целенаправленно в контексте выборов против потенциальных кандидатов, однако то, что такая форма есть, также добавляет свой вклад в общую атмосферу давления на независимые политические силы и активистов.

8 июня 2022 года в базе розыска МВД России появились данные, что глава муниципального округа «Красносельский» Елена Котеночкина объявлена в розыск. Ранее сообщалось, что, по данным следствия, 15 марта 2022 года Котеночкина во время открытого заседания совета депутатов «озвучила заведомо ложную информацию, содержащую не соответствующие действительности данные о Вооруженных силах и негативно характеризующие действия ВС РФ высказывания. Видеозапись заседания совета была размещена на официальном сайте и других сайтах в соответствии с решением совета депутатов». В отношении главы муниципального округа «Красносельский» возбуждено дело о распространении ложной информации о действиях российской армии на территории Украины (статья 207.3 УК РФ, санкции предусматривают до 10 лет лишения свободы). Котеночкина покинула Россию и арестована заочно.

8 июля 2022 года муниципальный депутат этого же округа «Красносельский» Алексей Горинов был осужден на 7 лет лишения свободы по статье 207.3 УК РФ за антивоенное высказывание, став первым человеком, получившим по ней наказание в виде реального лишения свободы. 

12 июля 2022 года Главное следственное управление СКР возбудило уголовное дело против бывшего главы округа «Красносельский» Ильи Яшина (первоначально его задержали якобы за неповиновение полиции). На период следствия ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу до 12 сентября 2022 года. Трижды оштрафованный за дискредитацию армии (ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП) Илья Яшин был задержан в ночь на 28 июня во время прогулки в парке: согласно рапорту силовика, депутат «хватал его за форму, грязно оскорблял и отталкивал руками». Яшин отрицал обвинения и уверял, что полицейские «молча увели» его в автозак, не объяснив причин задержания. Суд не стал вызывать полицейских и запрашивать видео с камер наблюдения, поверив данным протокола. В итоге оппозиционеру назначили 15 суток. 13 июля, на следующий день после задержания, Яшину также предъявили обвинение в дискредитации российской армии. 

Ранее в апреле точно так же был арестован на 15 суток оппозиционер Владимир Кара-Мурза (внесен в реестр физлиц-иноагентов), а при выходе из спецприемника его задержали снова, обвинив уже в уголовном преступлении — распространении фейков об армии (та же, что у Яшина, ст. 207.3 УК РФ).

Некоторые депутаты добровольно не стали участвовать в выборах. Так, Совет депутатов Якиманки принял добровольную отставку депутата Дмитрия Максимова, в которую он подал в апреле, после сообщений о событиях в Буче. Весной покинул Россию известный журналист, муниципальный депутат округа «Хамовники» Илья Азар и т.д.

 Встречаются, хотя и не часто, и более традиционные способы помешать выдвижению кандидатов. Например, 9 июля 2022 года для проведения пленума,  посвященного выдвижению кандидата на осенние выборы главы Петропавловского сельского поселения Краснодарского края, должны были собраться члены отделения КПРФ Курганинского района, однако арендованное КПРФ помещение оказалось заперто. Договор о продлении аренды здания, в котором 10 лет располагался офис КПРФ, был заключен в феврале 2022 года, но перед выборами здание отошло в собственность муниципалитета и коммунистов попросили покинуть арендованное помещение. В назначенное на проведение пленума время двери здания были заперты, а ключ не мог отпереть новый замок. На дверях висело объявление о том, что в связи со сменой собственника доступ в здание ограничен и установлен график доступа в арендованные помещения. В соответствии с новым режимом работы попасть в помещение и провести пленум коммунисты не смогли.

Сохраняется проблема с выдвижением «двойников». Например, на выборах депутатов Омского горсовета зафиксировано выдвижение однофамильцев или кандидатов с похожими фамилиями партиями «Единая Россия», КПРФ, «Коммунисты России», «Справедливая Россия — За правду», ЛДПР в 19 из 40 округов. В прошлом году на выборах в региональный парламент Омской области «Коммунисты России», как и в Алтайском крае, оказались на первом месте в бюллетене — как КПРФ в бюллетенях на федеральных выборах — и благодаря этому смогли набрать 11% голосов, пройдя в Законодательное собрание и получив в регионе «парламентскую льготу». Теперь они смогли выставить без сбора подписей «дублеров» кандидатов от КПРФ в 16 округах, еще в трех случаях это сделала «Справедливая Россия — За правду». Всего на «эсеров» приходится пять «двойников», на ЛДПР — один. В одном случае КПРФ «спойлерит» «Единую Россию» (или наоборот) — это округ № 14.

В некоторых случаях в качестве «спойлеров» от «Коммунистов России» идут достаточно известные политики: Анатолий Кудрин — бывший депутат горсовета 5-го созыва, Александр Краев — общественник и основатель омских «Домов надежд», Владимир Жуков — действующий депутат горсовета.

Ситуация по округам выглядит следующим образом (см. таблицу 4).

Таблица 5. Кандидаты с одинаковыми или похожими фамилиями в одномандатных округах на выборах в горсовет Омска

№ округа ФИО кандидатов
2 Федин Виталий Александрович — «Справедливая Россия — За правду»
Федин Иван Викторович — КПРФ
3 Дранкович Денис Николаевич — «Справедливая Россия — За правду»
Дроздович Бронислав Алексеевич — КПРФ
4 Светецкий Александр Сергеевич — КПРФ
Свинтицкий Станислав Валерьевич —«Коммунисты России»»
5 Скрипаль Сергей Николаевич — КПРФ
Скрипкарёв Анатолий Николаевич — «Коммунисты России»
6 Донских Наталья Георгиевна — КПРФ
Донцова Людмила Геннадьевна — «Коммунисты России»
7 Першина Мария Александровна — «Коммунисты России»
Поршнева Наталия Викторовна — КПРФ
8 Краев Александр Викторович — «Коммунисты России»
Краев Александр Гаврилович — КПРФ
10 Воробьева Елена Витальевна — «Коммунисты России»
Воробьева Нелли Сергеевна — КПРФ
14 Гавриленко Владимир Николаевич — КПРФ
Гавриленко Мария Анатольевна — «Единая Россия»
Гаврилов Леонид Владимирович — «Справедливая Россия — За правду»
Гаврилов Сергей Сергеевич — «Коммунисты России»
15 Минцев Александр Петрович — «Справедливая Россия — За правду»
Немцев Евгений Викторович — КПРФ
Немцов Сергей Николаевич — «Коммунисты России»
17 Абдувалинов Мухамед Габдулович — «Коммунисты России»
Абдулин Сергей Марленович — КПРФ
19 Медведев Владимир Сергеевич — КПРФ
Медведев Петр Александрович — «Справедливая Россия — За правду»
20 Кудрин Анатолий Иванович — «Коммунисты России
Кудринский Виталий Валентинович — КПРФ
23 Заверюха Игорь Валерьевич — «Справедливая Россия — За правду»
Заворохин Евгений Андреевич — КПРФ
Заматохин Александр Васильевич —« Коммунисты России
24 Кизилов Евгений Анатольевич — «Коммунисты России»
Кизим Николай Иванович — КПРФ
25 Жуков Алексей — ЛДПР
Жуков Владимир Алексеевич — «Коммунисты России»
Жуков Сергей Тимофеевич — КПРФ
(последние два — действующие депутаты, ранее избранные по спискам)
27 Райн Родион Владимирович «Коммунисты России»
Райс Вадим Владимирович — КПРФ
35 Шантин Денис Викторович — «Коммунисты России»
Шанцев Виталий Сергеевич — КПРФ
40 Сазонов Сергей Николаевич — «Коммунисты России»
Сафонов Владимир Владимирович — КПРФ

На выборах депутатов Кировской городской Думы «двойников» в трех округах выдвинула Партия пенсионеров: в одномандатном избирательном округе № 8 против кандидата от КПРФ Александра Бояринцева Партией пенсионеров выдвинут Владимир Бояринцев; в округе № 10 против кандидата от «Справедливой России» Алексея Кузьмина выдвинут Александр Кузьмин; в округе № 18 против кандидата от «Справедливой России» Никулина Александра Николаевича выдвинут Никулин Александр Станиславович.

Авторы доклада: 

  • Александр Кынев, канд. полит. наук, независимый эксперт;
  • Аркадий Любарев, канд. юрид. наук, член Совета движения «Голос»;
  • Станислав Андрейчук, канд. ист. наук, сопредседатель движения «Голос».
Единый день голосования 2022

В единый день голосования 2022 года в 81-м регионе России пройдут выборы, в них могут принять участие 43 млн избирателей. В 15 регионах будут выбирать губернаторов (14 выборов будут прямыми, а в Адыгее главу Республики определит парламент). В шести регионах пройдут выборы региональных парламентов. В 11 регионах будут выбирать городские думы административных центров. В Москве состоятся муниципальные выборы.

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Допуск кандидатов»
ДокладДопуск кандидатов13 часов назад
Elections in Russia on 11 September 2022 – Registration of candidates and party lists
Analytical report
РазборДопуск кандидатовмесяц назад
Челябинск-2022: довыборы в Заксобрание и муниципалитеты
В единый день голосования в Челябинской области выборы будут в 66 территориях, где пройдет 72 избирательных кампании
МнениеДопуск кандидатовмесяц назад
11 сентября 2022 здесь будут выбирать депутатов Совета города Новохоперск
Владислав Ходаковский