Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Людмила Кузьмина
Председатель регионального отделения движения «Голос» в Самарской области
Коллаж: Ксения Тельманова

В конце сентября 20 координаторов «Голоса» внесли в реестр «СМИ-иноагентов». Несогласные с таким решением, они подали иски в суд — как правило, только там стали известны подробности и повод для включения в реестр. Например, координатора «Голоса» в Самарской области Людмилу Кузьмину признали иноагентом из-за 15 тысяч рублей, которые она получила в качестве арендной платы за квартиру — арендатором была гражданка Франции Жульен Рафаель. 

Суд отказался снять с Людмилы Кузьминой статус «СМИ-иноагента», однако во время заседания Людмила Гавриловна выступила с речью. Мы публикуем ее полностью.

Уважаемый суд,

я понимаю, какое решение сегодня будет вынесено, и вы, как судья, знаете, почему оно будет именно таким. 

Мое объяснение не изменит решения суда, но я произнесу его для будущего, которое непременно настанет — и настанет оно для всех, а будущее умеет спрашивать и изучать архивы.

Считаю закон РФ «О признании физических лиц иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента» неправовым, неконституционным и унижающим человеческое достоинство. 

Его цель — политическое преследование инакомыслящих граждан, введение цензуры на распространение любой неугодной для власти информации, установление цензуры на распространение собственного мнения граждан о происходящем в нашей стране. 

Другая цель этого закона — запугивание и шельмование инакомыслящих граждан путем установления незаконной слежки государственными органами, маркировка гражданина негативным маркером «иностранное СМИ, выполняющее функции иностранного агента» для натравливания граждан друг на друга.

Заявляю, что присвоение мне абсурдного статуса «иностранного СМИ, выполняющего функции иностранного агента» — это абсолютно рукотворное дело Самарского управления Минюста по заказу Министерства юстиции РФ для демонстрации своей служебной преданности путем осуществления незаконного сбора информации на меня и выделения меня из тысяч граждан Самарской области для включения в реестр «физических лиц — иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента». 

В стране и регионе подавлены политические оппоненты власти, и не нашлось уже никого для назначения «иностранным агентом», кроме меня — одиноко проживающей пенсионерки 72 лет, гражданского активиста, не совершившей ничего такого, что выходило бы за рамки даже «поправленной» Конституции РФ.

Тысячи граждан ведут в социальных сетях блоги и по-разному высказывают критику в адрес власти; тысячи граждан за разные услуги и работы получали и получают деньги от иностранных граждан: в Самаре в период мундиаля граждане сдавали квартиры иностранцам, чтобы пополнить свой бюджет и получали деньги в иностранной валюте; дети, работая за рубежом, помогают родителям переводом денег — их никто не назначил «иностранным СМИ, выполняющих функции иностранного агента» в личном качестве.

Почему я и 19 моих коллег по наблюдению за выборами из незарегистрированного движения в защиту прав избирателей «Голос» из разных городов России вдруг превратились в «иностранные СМИ, выполняющих функции иностранного агента»? Потому что выборы — самое чувствительное место для власти, всегда с одними и теми же победителями два десятка лет — и власть хочет, чтобы об устройстве таких «выборов» граждане знали как можно меньше. Именно поэтому появилась необходимость обычную, конституцией обеспеченную общественную деятельность отнести к политической, хотя она таковой не является. Зато это дает возможность подавлять гражданскую активность, во внесудебном порядке лезть в счета граждан, нарушая банковскую тайну, лезть в личную переписку, следить за записями в социальных сетях, делать предметом особого внимания со стороны государственных органов, произвольно назначать физическое лицо «иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента», как это сделал Минюст РФ со мной и моими коллегами. 

Я заявляю, что никаким «иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента» не являюсь, не работала никогда журналистом, не учреждала СМИ; никакого иностранного финансирования для осуществления деятельности этого изобретенного для меня «иностранного СМИ» с оплатой моего труда в нем я не получала; гражданка Франции, которую мне приписал Минюст в качестве источника финансирования, работала в Самаре по трудовой визе, и получала российские деньги с самарских родителей учеников центра изучения французского языка.

Включение меня в Реестр «физических лиц — иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента» нарушает мои конституционные права. Как?

1. Внесение меня в реестр «физических лиц — иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента» вменяет мне любые устные и письменные обращения, любые личные записи в блогах социальных сетей маркировать специальным текстом и специально установленным огромным размером шрифта, который назвали плашкой: 

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Это не мои слова, но я обязана их воспроизводить против своей воли, что нарушает гарантированную мне Конституцией свободу мысли и слова, доказывает, что имеет место принуждение к выражению чужого мнения и убеждения и отказ от собственного мнения;

нарушается мое право свободно искать, собирать и распространять информацию — что это, если не цензура, запрещенная Конституцией России? 

2. Внесение меня в Реестр «физических лиц — иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента» принуждает меня, глубокую пенсионерку, к систематической трудовой деятельности, т. е принудительному труду: я обязана ежеквартально отчитываться на 44 страницах разработанного Минюстом РФ отчета о тратах своих личных денег, отчитываться о некоей своей деятельности. 

Кроме того, мне вменяется принудительный труд в виде обязанности регистрации коммерческой организации, ведение ее деятельности и отчетности по ней в государственные органы, бухгалтерское, аудиторское обслуживание, внесение уставного капитала, что требует вложения денежных средств, не менее 200-300 тысяч рублей в год — у меня нет таких средств и я не могу в силу возраста заниматься систематической трудовой деятельностью.

У реального средства массовой информации или организации есть рабочие часы, есть рабочие социальные сети, сотрудники могут уйти домой и вести свою личную жизнь — у меня как у физического лица, включенного в реестр средств массовой информации, ограничения рабочих часов нет; 24 часа в сутки я обязана выполнять навязанные мне «функции иностранного агента» — налицо в отношении меня нарушение ст. 37 Конституции РФ: 

  • Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
  • Принудительный труд запрещен.
  • Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.
  • Признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку.
  • Каждый имеет право на отдых. Работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск.

3. Внесением в Реестр «физических лиц — иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента» государственный орган в лице Минюста РФ, вынуждает меня действовать не как гражданина, человека, а как СМИ, что исключает возможность действовать от себя лично, лишает права на частную жизнь, нарушает все приватные границы личности, а маркировка «иностранным агентом» дискриминирует меня на фоне остальных граждан. 

Ответственность в случае нарушения вмененных мне обязанностей и отсутствие возможности выйти из реестра 

Дважды нарушение навязанных мне обязанностей грозит штрафами, в третий раз — уголовным преследованием с тюремным заключением на два года.

У любых организаций и СМИ есть возможность самоликвидироваться, для НКО есть процедура выхода из этого реестра. Для физических лиц, признанных «иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента» — тех, на кого этот закон влияет самым прямым образом и буквально разрушает жизнь — подобных прозрачных процедур в законе просто нет. Получается, что мне только оставлен единственный способ выхода из этого Реестра — «смерть физического лица».

Заключение

Государственные органы, принявшие этот закон, через государственные каналы распространения информации активно объясняют, что закон принят как «защита от иностранного вмешательства во внутренние дела страны». Здравому человеку трудно поверить, что присвоение статуса «иностранного СМИ, выполняющего функции иностранного агента» 72-летней пенсионерке в провинциальном городе. Самара, пусть и пишущей критические заметки в социальных сетях, влияет на некие иностранные государства, их взаимоотношения с властью нашей страны. 

Еще труднее понять, как присвоение мне статуса «иностранного СМИ, выполняющего функции иностранного агента» может повлиять на внутренние дела страны. 

Внутренними, как и внешними, делами страны занимаются государственные органы власти, эффективно или нет — зависит от их профессионализма, а не от меня. Каков их профессионализм и цель присутствия в органах власти мы видим по их ежедневным арестам за разного рода преступления, в том числе за коррупцию и взятки. 

Не для «защиты от иностранного вмешательства во внутренние дела страны» принят этот закон, а мне присвоен этот неправовой, унижающий меня статус. Закон принят для политического преследования инакомыслящих, несогласных с несвободными выборами, с несменяемой властью, с политической цензурой, всей системой насилия и несвободы и незащищенности любого из нас перед государственной машиной. Он и на вас распространяется, принимающих решения о превращении человека в «иностранное СМИ...» и оправдывающих это судебными решениями.

У меня нет надежды на правовое разрешение в суде принятого Минюстом РФ решения. Суда в стране нет. Я говорю это для представителя Минюста РФ, сфабриковавшего на меня данные для внесения в реестр. 

Для вас, суда и Минюста РФ — это просто рутинное решение, просто внесение какого-то неизвестного вам человека в реестр в качестве "иностранного СМИ, выполняющего функции иностранного агента, а для меня — вся моя остающаяся уже недолгой жизнь. И это важно — вам так или иначе когда-то придется отвечать на вопросы, могли ли вы как специалисты дать правовую оценку подобным законам, и что вы для этого сделали.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
НовостьНаблюдателимесяц назад
26 июня прошли на довыборы депутатов Переславль-Залесской думы по многомандатному избирательному округу № 6
Михаил Подивилов
ХроникаНаблюдателимесяц назад
Хроника голосования 26 июня
В Курганской области проходят выборы депутатов Кетовского округа, а в Ярославской — довыборы в гордуму Переславля-Залесского
АнонсНаблюдателимесяц назад
«Голос» будет наблюдать в Курганской и Ярославской области 26 июня
В Курганской области пройдут выборы депутатов Кетовского округа, а в Ярославской — довыборы в гордуму Переславля-Залесского
НовостьНаблюдатели2 месяца назад
«Голос» и другие НКО выиграли в ЕСПЧ по жалобе на закон об «иноагентах»
Решения пришлось ждать девять лет
Людмила Кузьмина: другие материалы автора
РасследованиеИзбиркомы7 месяцев назад
Как формируются комиссии, когда этого никто не видит
МнениеИзбиркомыгод назад
В Самарской области выделили на доплаты более 36 млн рублей, однако почти 18 млн вернули в бюджет
РазборКарта нарушенийгод назад
Комиссия сначала заявила, что досрочно проголосовали 59 человек, которых никто не видел — а затем концепция изменилась
МнениеДопуск кандидатов2 года назад
Кого и как допускают до выборов муниципальных депутатов, а кого отсеивают