Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеНаблюдатели19 февраля 2020, 15:42
Аркадий Любарев
Эксперт по выборам
Коллаж: Ксения Тельманова

Сегодня, 19 февраля 2020 года, Кировский районный суд Астрахани признал наблюдателя на президентских выборах Артема Тербаляна виновным по статье 327 часть 3 УК РФ (использование заведомо подложного документа) и приговорил его к обязательным работам.

Подробнее об этом будет в конце статьи. А пока – о моих ассоциациях.

Несколько дней назад многие коллеги возмутились распоряжением президента о подготовке к проведению общероссийского голосования по вопросу одобрения изменений в Конституцию. Они сочли это распоряжение незаконным.

Я готов согласиться с тезисом о формальном несоответствии распоряжения законодательству. Но возмущаться не хочется. Или, если уж возмущаться, то не этим конкретным актом, а всем юридическим сопровождением президентского замысла (о чем я уже не раз писал). Если же говорить о самом распоряжении, то оно оказалось вынужденной мерой в сложившихся обстоятельствах (в основном субъективного характера). И, что главное, я не вижу, чьи права этим распоряжением нарушаются.

Само по себе распоряжение – это типичный случай, когда телега оказывается впереди лошади. Закона о проведении голосования еще нет, а уже отдается распоряжение начинать к нему подготовку.

Я думаю, у каждого в памяти немало таких случаев. Но беда в том, что отношение к ним оказывается разным – в зависимости от того, кто является нарушителем. Это и есть двойные стандарты.

Вот и у меня в памяти несколько таких примеров.

В ходе кампании президентских выборов был забавный случай. ЦИК приняла решение о регистрации кандидата, и тут же ему было вручено удостоверение кандидата, подписанной председателем ЦИК. Но – один маленький нюанс: Эллы Александровны на том заседании не было. То есть, она подписала удостоверение до того, как комиссия проголосовала за регистрацию.

Один мой коллега этим возмутился, а я ему тогда ответил: не придирайся. Решение о регистрации было очевидно, удостоверение хотелось вручить сразу. Ну а, не дай бог, не было бы принято решение, так и не вручили бы. И ничьи права не нарушены, никому от этого не было плохо.

Но прошло несколько дней, и та же ЦИК принимает решение об отказе в регистрации группы избирателей в поддержку другого кандидата. Отказ был основан на том факте, что нотариальная регистрация участников собрания группы (напомню, что по закону на собрании должно быть не менее 500 человек) затянулась и продолжалась даже после окончания собрания.

Телега впереди лошади? Безусловно. Но чем это хуже подписания удостоверения до принятия решения комиссии? Тем более что здесь обстоятельства были явно вынуждающими.

Помните: кто без греха, пусть бросит первый камень? И насчет соринки в чужом глазу…

Мы все любим придираться к другим и прощать себе. Только со стороны оппозиции это ворчание и безрезультатные иски. А со стороны власти – реальные действия, вплоть до уголовных дел.

Возвращаюсь к делу Артема Тербаляна. Оно тоже тянется с президентских выборов. Вся «вина» Артема в том, что он получил незаполненный бланк направления на избирательный участок с подписью доверенного лица кандидата, заполнил его и пошел с ним наблюдателем на избирательный участок.

Здесь тоже телега впереди лошади. В нормальной ситуации направление сначала заполняется, потом подписывается. Но ситуация, когда одно доверенное лицо вынуждено подписывать несколько сотен направлений, – ненормальна. И в этой ситуации подписание пустых бланков – обычная практика.

И тем более непонятно, почему ответственность за эту практику должен нести наблюдатель? Человек, который добросовестно выполнил общественно полезное дело, способствуя повышению открытости и гласности президентских выборов.

Как отмечают мои коллеги, потерпевших в этом деле нет. Дело выглядит абсурдом, и легко понять, что оно политически мотивировано.

То, что в действиях Артема Тербаляна нет состава преступления – даже неинтересно обсуждать. Но можно поставить вопрос шире: можно ли его действия (а также действия доверенного лица и массы других наблюдателей) расценивать как хоть какое-то нарушение?

Я понимаю: найдутся много желающих с обеих сторон доказывать, что мои сравнения некорректны. Но я все же осмелюсь поставить знак равенства. Либо президент прав и Артем Тербалян абсолютно ни в чем не виновен. Либо оба – в той или иной степени нарушители.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
МнениеНаблюдатели5 дней назад
Мы сравнили, о чем сообщали наблюдатели, и как на это реагировали в Общественной палате Кемеровской области
Сергей Пискунов
НовостьНаблюдатели11 дней назад
«Голос» запустил новую экспертную рассылку
«Избирательный бюллетень» будет еженедельно рассказывать о наиболее важных явлениях и процессах в избирательной сфере, собранных в результате собственного мониторинга
НовостьНаблюдатели14 дней назад
У участников «Голоса» в Тамбове прошли обыски
Формальным поводом для обысков стало уголовное дело, никакого отношения к «Голосу» не имеющее
МнениеНаблюдатели15 дней назад
Пока есть граждане, мечтающие о честных выборах и готовые для этого что-то делать, и пока будут сохраняться минимальные условия для работы, «Голос» продолжит свою деятельность
Григорий Мельконьянц
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество20 дней назад
Пока мы не займемся кодификацией, никакой стабилизации не будет
МнениеИзбиркомы4 месяца назад
Казалось, что манипуляции с жеребьевкам по размещению партий в избирательном бюллетене идут на спад, но нет
МнениеЗаконотворчество4 месяца назад
В круглом столе принял участие член Совета «Голоса» Аркадий Любарев, вот его выступление
МнениеЗаконотворчество9 месяцев назад
Сейчас главное — обсуждение для формирования широкого консенсуса оппозиционных сил по ключевым вопросам избирательного законодательства