Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Наталия Рудакова
Специальный корреспондент
Коллаж: Ксения Тельманова

Журналисты в Орле опубликовали расшифровку совещания: на ней люди с похожими на мэра Орла Юрия Парахина и первого вице-мэра Ирину Провалёнкову голосами делятся опытом фальсификации результатов выборов и ставят соответствующие задачи «подчинённым», а точнее подневольным. Наблюдателям содержание разговора хорошо понятно, ведь собеседники разложили фактически полный набор инструментов фальсификатора как настоящие коучи.

Где КОИБы, там спасает «карусель»

Судя по расшифровке беседы, фальсификаторы выборов боятся не только наблюдателей, но и КОИБ (комплексы обработки избирательных бюллетеней). Эти устройства ограничивают возможность для вброса бюллетеней, переписывания и замены документов. Голос, возможно, принадлежащий мэру Орла Юрию Парахину, предупреждает присутствующих: «Где КОИБы, там ничего не сделаешь».

В ответ на это голос, возможно, принадлежащий первому вице-мэру Ирине Провалёнковой, рассказывает: « <…> даже с КОИБом, замыкай „карусель“. Вот год назад нам ни хрена не удалось с комиссиями, где были наблюдатели. Там, где наблюдатели, комиссии не хотели ничего делать. Разговаривай со штабом, замыкай „карусель“».

Голос, схожий с голосом Юрия Парахина, резюмирует: «Где КОИБы, там только „карусель“. И то надо переодеваться. Много не даст».

«Каруселью» называют два разных метода фальсификации результатов голосования. В первом случае организатор нарушения передаёт избирателю заполненный бюллетень перед входом на избирательный участок. Тот опускает его в урну, а новый идёт организатору «карусели» после выхода с участка. Во втором случае происходит многократное голосование одних и тех же лиц на разных участках, а иногда и на одном.

На совещании также прозвучало предложение, как обмануть КОИБы, чтобы снять информацию, за кого отданы голоса в бюллетенях, то есть нарушить тайну голосования. Заполненные бюллетени, которые укладываются в КОИБы чистой стороной вверх, дают возможность по следам от нажатия ручкой определить, за кого отданы голоса, а затем сообщить в администрацию.

Об интересной практике отчитались в Северном районе. Здесь, как следует из записи, уже договорись с цыганским бароном. «Придут и проголосуют за нашего кандидата на четвертом и на девятом округе. Таким образом поднимется явка и количество», — отчитывается собеседник. Как правило, такие «договоренности» сопровождаются подкупом

Голос, напоминающий речь мэра Юрия Парахина: «Смотрите, у вас 150 человек. Они у вас проголосуют в один день. Вы меняйте их просто по участкам, чтобы они не шли на те же участки, а в разные участки ходили три дня подряд. И что бы они там ни смотрели, это разные люди».

Есть и ещё один ход. «Там, где КОИБы, убирай все… Ставьте сейфы в другие кабинеты. Убирай их в соседние кабинеты, где камер нет», — рекомендует голос, вероятно, принадлежащий Ирине Проваленковой. Речь в данном случае идёт о процедуре, когда после голосования заполненные бюллетени из переносных ящиков складывают в сейфы. Сейфы должны круглосуточно находиться под камерами. Но если они выпадают из поля зрения камер, контроль наблюдателей отсутствует.

«Надомники», «досрочники» и «ящики-дублеры»

По словам журналистов, основным ресурсом для руководителей администрации Орла во время выборной кампании 2021 года были так называемые «надомники» и «досрочники». Чем их больше, тем выше административный ресурс. В ходе совещания человеку с голосом мэра доложили, что в Советском районе на каждый из трёх дней голосования предусмотрены по сто «надомников». Голос был доволен.

Зашла речь и о так называемых «ящиках — дублёрах». Схема выглядит следующим образом: для начала органы социальной защиты передают избиркомам списки тех, кто не может проголосовать на участке. Комиссии распределяют их по участкам. Граждане подписывают заявления о том, что хотят голосовать дома. Кое-где особо доверенные члены комиссий идут по квартирам, собирают заполненные бюллетени, которые никто больше не увидит. Дело в том, что после обхода члены комиссии отправляются в квартиру, где стоит «ящик — двойник». В нём уже лежат оформленные за нужного кандидата или партию бюллетени. Ящик с настоящими заполненными бланками остается в квартире, потом их уничтожают, а «дублёр» отправляется в избирком.

Похожий на Юрия Парахина голос интересуется, у всех ли есть дублеры? Председатель одного из ТИК отвечает, что не знакома с этой технологией, но ей тут же объясняют, что есть такие квартиры с доверенными людьми. Голос, вероятно, принадлежащий мэру Юрию Парахину: «Заходите и выходите с другим ящиком. Понятно?»

Что подсыпать наблюдателям

Один из самых циничных сюжетов связан с тем, как участники совещания рекомендуют выводить из строя наблюдателей. Голос, похожий на Юрия Парахина, инструктирует: «Коллеги, у меня просьба: к сторонним наблюдателям, агрессивным, неважно — с дружеским нормальным человеческим лицом, отношением. Пришли утром, поздоровались со всеми. Они там все накачаны против вас и против наших комиссий. Настройте свои комиссии: „Пойдём. Кофе, хочешь, принесу тебе?“ К кофе коньячку. <…> Я не знаю, используете вы или нет, но в Орловском районе мы использовали пургенчик».

Не спешите считать

Каждый день после закрытия участков председатели комиссий и начальники орготделов должны собираться вместе и отчитываться. Исключительно важным участники совещания считают закрыть участок, где нет чужих наблюдателей, как можно позже. Голос, напоминающий речь Ирины Провалёнковой, объясняет: «<…> посчитали и быстро передали данные нам… И пока мы не дали добро, никто протоколы не подписывает, не заполняет. И не спешите закрывать все комиссии. По городу ночью может поступить другая задача, и мы с вами это знаем. Придерживайте хотя бы часть комиссий, где нет никого. Проговорите, пусть не спешат закрывать протоколы и радостно скакать домой».

«Дерем чужое, клеим своё»

На общем фоне этой беседы рекомендации уничтожать чужие агитационные материалы и клеить вместо них свои кажутся просто мелочью. Голос, возможно, принадлежащий Ирине Провалёнковой: «Напоминаю вам, что надо посмотреть подходы к УИКам, чтобы был наш АПМ. В очках, с бородой, в шапке/кепке дерем все чужое, клеим свое. Это понятно?»

«Любые средства дадут»

Средствами, выделяемыми на кампанию, если верить аудиозаписи, распоряжаются мэр и первый вице-мэр Орла. И средства эти никто не жалеет. Голос, похожий на первого вице-мэра Ирины Провалёнковой: « <…> Если кто-то ещё делает „карусель“, скажите заранее, чтобы мы могли людям денежку в руки дать за это… <…> И если они не получили поощрения, скажите мне, я схожу возьму … Сказали, любые средства на мобилизацию дадут. Если где-то кто-то не охвачен, говорите. И плюс мобильные бригады».

«Мобильные группы» или «мобильные бригады» — это участники «каруселей», «мобилизация» — это организация этих «карусельщиков», «любые средства», «поощрения», «премии», «денежки» — это незаконное вознаграждение гражданам за участие в мероприятиях в период выборов.

Утечки есть, а дел нет

Как отметил сопредседатель движения «Голос» Станислав Андрейчук, все эти подходы, вплоть до используемой лексики, очень знакомы наблюдателям: 

«Мы видим эти практики на протяжении уже 15 — 20 лет во многих регионах страны. В каком-то смысле, это уже классика. Конечно, все это абсолютно незаконно. По российскому законодательству, муниципальные и государственные служащие должны в своей работе придерживаться принципов политического нейтралитета и беспристрастности, делать все, чтобы у людей были гарантии на осуществление своих избирательных прав. В реальности же мы видим, что чиновники настолько боятся голосов людей, что идут на уголовные преступления».

Эксперт движения «Голос» Денис Шадрин добавляет, что в зависимости от региона на подобных совещаниях могут обсуждаться совсем жесткие фальсификации: например, переписывание протоколов об итогах голосования, подмена бюллетеней и т. д. Принуждение бюджетников к голосованию, «сушка явки» — это ещё наиболее мягкие методы.

Следственное управление СК России по Орловской области проводит доследственную проверку в связи с публикацией фрагментов аудиозаписи, но процесс сильно затянулся. Сначала это было связано с получением оригинала записи, затем начались лингвистическая и фоноскопическая экспертизы. Следствию необходимо определить, кто участвовал в совещании у мэра, чьи ещё голоса звучат на записи, а также в каких преступлениях признаются собеседники, однако пока нет никакой уверенности, что дело дойдёт до суда.

«Из приговоров судов мы узнаем, что практически во всех случаях информация о планируемых фальсификациях становиться известна от членов избирательных комиссий, участвовавших в совещаниях. Именно они ведут аудиозаписи происходящего и передают их журналистам и в правоохранительные органы», — говорит Денис Шадрин. Информация о подобных совещаниях постоянно утекает в СМИ, но в большинстве случаев уголовные дела не возбуждаются, в единичных случаях материалы доходят до суда по ч. 3 ст. 141 УК РФ «вмешательство в работу избирательной комиссии».
Другие записи по теме «Избирательные стандарты»
РазборИзбирательные стандартымесяц назад
Как менялось избирательное законодательство за 35 лет — и как это влияло на выборы
С 2000-х годов главной угрозой для прав и свобод избирателей стал Кремль, пытающийся уничтожить любую альтернативу своей власти
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
Как идет муниципальная реформа в Ленинградской области
Полина Костылева
РазборИзбирательные стандарты4 месяца назад
Как в Подмосковье уничтожают партийное представительство
Тенденция на отказ от смешанной системы в пользу больших многомандатных округов вызывает опасения — эти изменения способствуют укреплению вертикали региональной власти
РазборИзбирательные стандарты4 месяца назад
Карелия-2024: Что происходит на старте избирательной кампании
Как готовятся к президентским выборам в регионе с географически-электоральной аномалией