Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеРеспублика Марий Эл07 сентября 2018, 11:42
Дина Григорьева
Участница движения «Голос»

2 сентября в Марий Эл проходили дополнительные выборы в Госсовет республики и в городское собрание Йошкар-Олы. Кажется, все в городе знали о том, что приехали столичные наблюдатели. За день до голосования, прогуливаясь недалеко от республиканского правительства, к нам подошел мужчина и поинтересовался, мы ли те самые журналисты из Москвы. 

Я занималась организацией наблюдения в Марий Эл семь лет, и вот спустя три года вновь сюда вернулась. Все началось очень предсказуемо: со звонка старшего лейтенанта отдела «Э» при МВД республики Марий Эл. Это произошло около шести вечера в четверг, когда я ехала в поезде. Лейтенант очень интересовался нашей миссией, спрашивал о составе участников и номерах УИК, где мы будет наблюдать. Предлагал встретиться все обсудить. Такие звонки и встречи для меня не в новинку, это часто происходило и раньше. Откуда у него информация о нас? Видимо, из республиканского ЦИКа. Странно, что они передают такие сведения в отдел по борьбе с экстремизмом. 

Приехав в республику,  мы с коллегами сразу отправились на встречу с членом избирательной комиссии республики Марий Эл Марией Микка, которая передала нам удостоверения. Удивительно, но документы мы получили, даже не подтвердив свои личности.  

День голосования

В день выборов проблем с допуском на участки ни у кого не было. У комиссий были списки аккредитованных СМИ, все были готовы к нашему визиту. 

Все городские УИКи оснащены КОИБами 2017 года, что в разы упрощает работу комиссий. Я наблюдала на УИК № 87 в школе № 13. К сожалению, тестирование КОИБа я пропустила, поскольку пришла на участок в тот момент, когда комиссия уже вскрывала конверты с досрочным голосованием. Кстати, таким образом проголосовали 3,83% или 2623 жителя республики. Мне довелось пообщаться с несколькими кандидатами в депутаты, которые рассказали, что им известно про случаи принуждения к голосованию на предприятиях. В частности, речь идет про Троллейбусный парк, Водоканал, а также некоторые школы. А по словам представителя КПРФ из ТИКа пропала флешка с видеозаписью досрочного голосования. 

Местная специфика. В период досрочного голосования на участках ведется видеосъемка. На каждый день по одной флешке. Онлайн трансляцию посмотреть нельзя, но по запросу от кандидата или журналиста видео могут предоставить.  По словам председателя ЦИК РМЭ Ирины Татариновой, в дальнейшем эти записи анализируют сотрудники ТИКов и дают рекомендации по работе членам УИКов во время обучения.

Открытие избирательных участков, где присутствовали наблюдатели из нашей миссии, прошло в соответствии со всеми нормами закона. Были лишь незначительные замечания: заполненные строки в увеличенной форме протокола, флаги  России и Республики, висевшие на избирательных участках, были расположены в нарушение закона о госсимволике. 

Народ на избирательные участки шел неохотно, явка в течение дня была низкая — 12,5%. Поэтому внимание к голосованию привлекали как могли. Рядом со школами устраивали развлекательные мероприятия и ставили уличные кафе с шашлыками. На избирательном участке, располагавшемся в здании кожно-венерологического диспансера, всем желающим предлагали бесплатно проверить родинки на злокачественность. Избиратели проходили на участок через коридор, в котором сидели желающие провериться. Рядом с участком на Водоканале можно было сделать прививку от гриппа. В доме культуре поселка Советский, куда мы приехали днем, проходил концерт с выступлениями на марийском языке. 


Если в городе комиссии привыкли к журналистам и знают права представителей СМИ, то в районах все наоборот. Около полудня мы всей командой отправились в поселок Советский, чтобы обойти несколько участков там. Был с нами и корреспондент Idel.Реалии Дмитрий Любимов, которого была пресс-карта, но не было аккредитации ЦИК Марий Эл, которая необходима только для наблюдения процесса подсчета голосов (согласно ФЗ 67).  

На УИК 491 председатель комиссии Светлана Бочарова запретила Дмитрию вести фото и видеосъемку в зале голосования. Вскоре на УИК прибыла председатель Советской ТИК, она попросила корреспондента покинуть помещение. Далее началось долгое и затяжное «бумажное» разбирательство. Дмитрий написал жалобу на действия председателя УИК, а наш коллега Владимир Егоров сообщил представителям оперативно-розыскного отдела районной полиции о преступлении со стороны ТИК в отношении корреспондента Idel.Реалии.

А тем временем мы с Александром Грезевым успели обойти несколько избирательных участков в поселке. На одном из них Сашу отказались внести в список присутствующих лиц, а секретарь УИК № 495 сказала, что не знает, можно ли предоставить мне какие-либо данные. В отличие от города, в  поселке чувствовалась некая напряженность и закрытость по отношению к независимым наблюдателям. 

Вернувшись в город, мы обошли три УИКа в районе Сомбатхея, где проходили выборы в городское собрание Йошкар-Олы. Комиссии доброжелательные, легко шли на контакт. Кстати, ни в одной городской комиссии Димитрию Любимову, не имевшему аккредитации ЦИК РМЭ, вести фото и видеосъемку не запрещали. 

А еще все комиссии, где были установлены КОИБы, достаточно грамотно работали с устройствами. Было видно, что они не первый раз с ними столкнулись.

Местная специфика. Кроме озвучивания этапов работы на избирательном участке, секретарь показывал информационную табличку. Это сразу снимало ряд вопросов и делало работу комиссии нагляднее. 

На подсчет голосов я вернулась на УИК № 87. Первый этап — подсчет и гашение неиспользованных бюллетеней — в моей комиссии затянулся на полтора часа. Почему-то комиссия решила не физически посчитать оставшиеся бюллетени, а высчитать эту цифру путем непонятных мне формул. Благодаря КОИБу я уже знала количество бюллетеней, содержащихся в нем, мои подсчеты не совпали с подсчетами комиссии. Тогда я попросила посчитать неиспользованные бюллетени вручную. Посчитали. Потерялось 100 штук. Пачку бюллетеней нашли где-то рядом с сейфом, среди бумаг. Кстати, сейф находился прямо  в помещении для голосования. Пересчитали еще раз, теперь не хватало двух. Начали заново. А на меня обрушилось негодование наблюдателей. Их было пятеро и никому не было дело до соблюдения процедур. Один даже звонил юристу с вопросом о законности моих действий и сможет ли он обвинить меня в том, что я мешаю комиссии. А вот у комиссии ко мне претензий не было.  

Когда я уже подумала, что эти два бюллетеня можно было бы записать в число утраченных, они нашлись, и все с облегчением выдохнули. Дальше дело за малым: в КОИБ внесли бюллетени надомного голосования и все недостающие данные для протокола. Затем распечатали, подписали протокол раздали копии всем желающим. 

Поскольку процент досрочного голосования был более 1%,  по просьбе члена комиссии с правом совещательного голоса от ЛДПР был провели отдельный подсчет. Из 71 проголосовавших досрочно, 47 голосов получила Вера Вертинская, заведующая детским садом, кандидат от «Единой России». При такой низкой явке в день голосования, эта цифра подтверждает, что досрочное голосование в эти выборы было одной из политтехнологий «Единой России» с использованием админресурса.  На других участках тоже провели отдельный подсчет досрочного голосования, результаты которого не отличались от моего. 

Огромную благодарность хочу выразить избирательной комиссии № 87 за открытость и активное взаимодействие в день голосования. Они очень переживали и боялись сделать что-то не так, но делали все верно, в соответствии с законом. Отдельное спасибо председателю ЦИК республики Марий Эл Ирине Татариновой, которая всегда открыта для любого диалога и уделяет большое внимание качественному обучению членов избирательных комиссий. Это наблюдение порадовало меня плодотворным взаимодействием с ЦИК республики, поскольку в предыдущие годы при Николае Клементьеве это было практически невозможно.

Город

Сложно писать о городе, в котором ты родился и жил большую часть своей жизни, но могу сказать точно, большая часть жителей России не знает о столице республики Марий Эл практические ничего. Кто-то думает, что это где то в Сибири, или вообще не в России. 

Республика Марий Эл — это небольшой регион состоящие из хвойных лесов и озер. Столица — Йошкар-Ола, располагается в 862 км к востоку от Москвы и в 140 км северо-западнее от Казани. Йошкар-Ола в переводе с лугового марийского Красный (Красивый) Город. До 1919 года назывался Царевококшайск, с 1919 до 1928 Краснококшайск. Здесь живут как марийцы, так и русские и татары и чуваши. 

Город очень изменился внешне за последние десять лет. Здесь появилась набережная Брюгге, свой Кремль, Спасская и Благовещенская башни как в Москве, площадь основателя города Оболенского-Ноготкова, памятник Йошкину коту, площадь Республики и Пресвятой Девы Марии, ограниченной с севера Итальянским парком, Патриаршая площадь и Вознесенская набережная и множество парков. Стало уютно и красиво, что в последние годы привлекает туристов не только из соседних регионов.  Здесь вы легко услышите марийский язык, сможете побывать на национальных праздниках и попробовать традиционную местную кухню. 


Было радостно побывать в родных краях и показать город своим коллегам. 

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Дина Григорьева: другие материалы автора
Мнение4 года назад
Про Элисту, калмыцкую еду и наблюдение на выборах
Мнение4 года назад
Как наблюдатели из других регионов приехали на местные выборы в Дагестан