Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Иван Шукшин
Программист, исследователь выборов. Краснодарский край
Коллаж: Ксения Тельманова

В Геленджике в прошлом сентябре прошло голосование, на котором выбирали депутатов в законодательное собрание Кубани. И перед новыми выборами в гордуму Геленджика я хочу озвучить выводы о том, что же произошло в городе год назад — а это было одно из самых массовых преступлений в истории Геленджика, фальсификация выборов.

То, что выборы подделывают, почти все и так в курсе, но я постарался сделать упор именно на том, как члены комиссий это делают, как они нейтрализуют факт наличия наблюдателей. Самая крупная оппозиционная кампания по наблюдению из года в год проходит у КПРФ, партия направляет порядка 100 наблюдателей на 47 участков.

В прошлом году наблюдатели зафиксировали тотальные нарушения, подав более 70 жалоб. Нарушений было больше, но сейчас я хочу лишь познакомить с общей картиной основных действий преступников на примере одного всем известного УИКа с бюллетенями под попой.

Я вначале покажу два ключевых момента в фальсификации, а затем покажу на бревно в глазу ТИК Геленджика, покрывающего фальсификаторов.

Многодневное голосование — основа фальсификации

В этом, 2023 году муниципальные выборы в Геленджике пройдут два дня, так решил ТИК. И именно этот факт в последние годы используется организатором фальсификаций (администрацией Геленджика) как ключевой инструмент. Выборы, которые идут два дня, заметно сложнее обычных 12-часовых выборов и последующего подсчёта.

Например, на УИК № 901 (в д/с «Берёзка») фальсификация была в первый же день голосования. На этом участке не соблюдались десятки разнообразных норм. Наблюдали за процессом две независимые наблюдательницы: Татьяна Маментьева от КПРФ и Татьяна Чутова от кандидатки Илоны Грачевской.

В первый день наблюдатели подсчитали в «шахматках» и отметили, что было 39 избирателей.

Однако комиссия в 15:00 отчиталась в ТИК, что проголосовали 150, а в 20:00 — 421 избиратель, то есть в 11 раз больше, чем было избирателей в этот день. И наблюдатели уже с 15:00 понимали, что комиссия планирует преступление.

Чтобы не попасться, комиссия в первый же день ограничила наблюдателей в правах, посадив их за угол, за которым не видны все действия, и запрещала перемещаться по участку. На вопрос: «А на каком основании вы запрещаете мне ходить по участку?» — секретарь Кадырова отвечала: «А потому, что я секретарь избирательной комиссии и обладаю полномочиями».

Вечером пятницы, во время упаковки бюллетеней проголосовавших, наблюдательница потребовала акт, в котором указывается число проголосовавших в помещении для голосования за пятницу. Требование акта зафиксировано ею на видеозаписи, ответ от членов комиссии — «не полагается». На требование Татьяны Чутовой (наблюдательницы от Грачевской) дать подписать сейф-пакет, её вначале ограничили в выборе места подписания, затем — в подписании маркером, а в конце и вовсе пакет унесли в сейф, мотивируя свое решение фразой «вы слишком долго думали».

На возмущение наблюдательниц, что цифры завышены, что не было 421 избирателя, ни один из членов комиссии адекватно не отреагировал, не заинтересовался, не удивился. Из этого понятно, что абсолютно вся комиссия действовала как единая преступная группа. Все показывали нежелание уважать принцип гласности и поддерживали настрой всячески умалять права наблюдателей.

Копию акта с завышенным в 11 раз числом избирателей при этом тоже не выдали. На недоумённый вопрос наблюдательницы Маментьевой о том, неужели и правда 421 человек проголосовали, председатель Малышева и секретарь Кадырова лишь твердили, что 421 получили бюллетень, а не проголосовали.

Таким образом, к вечеру пятницы комиссия сообща, группой лиц по предварительному сговору и без сомнений оформила фальшивый акт с 382 лишними бюллетенями, а у наблюдателей не было абсолютно никаких средств контроля — ни копии акта, ни подписи на сейф-пакете, ни возможности опечатать сейф с сейф-пакетами.

Когда наблюдательницы решили подать жалобу, их выдворили с полицией — и они не видели, что ещё члены УИК делали без них. Более очевидного признания в преступлении (142 УК РФ, фальсификация избирательных документов) сложно представить.

Для наблюдателей на этом участке было выделено на стульях за углом, с первых мест хотя бы что-то было видно. Но в субботу и воскресенье первые места «закутка» были заняты административными наблюдателями, поэтому независимым оставалось сидеть во втором ряду, ещё меньше наблюдая за действиями комиссии.

Тем не менее, днём Татьяна Маментьева заметила махинации с бюллетенями зампредседателя Марины Таракановой, и когда на участок прибыла кандидатка от КПРФ Илона Грачевская вместе с членом ТИК от КПРФ Владимиром Кутафиным, она смогла зафиксировать на видео бюллетени под попой у Таракановой.

На видео кандидатка снимает зампредседателя УИК Марину Тараканову, работницу администрации Геленджика. Согласно опубликованным данным, она в 2020 году получила доход в 1 млн рублей и была главным специалистом отдела по мобилизационной работе. Рядом с ней сидит Александр Найденов, врач-стоматолог, а у стола стоит, за этой находкой невозмутимо наблюдая, председатель Малышева.

После разворачивания оказалось, что под попой у Таракановой было семь бюллетеней по единому округу, все с отметками напротив «Единой России». Таким образом, наблюдатели зафиксировали, куда могли деться 382 непроголосовавших в пятницу человека — они получили галочки за «Единую Россию» и через попу Таракановой отправились в конечном итоге в результаты голосования.

Кадры из видео Илоны Грачевской

В итоге в субботу наблюдатели насчитали 58 избирателей, а субботний акт содержал цифру 88. Пойманная с поличным Тараканова резко уменьшила темпы фальсификации. Семь найденных бюллетеней были упакованы отдельно. Однако выборы это не спасло.

Второй инструмент фальсификаций — не показывать документы наблюдателям

Хочется подчеркнуть важный момент. Выборы — это не то, как люди ходят и бросают бумажки, выборы — это то, как оформлены документы! Если хочется посмотреть на бродящих людей, существуют лавочки в парке. А на выборах наблюдатели смотрят за документами!

Согласно ст. 30 п. 9 ФЗ-67, наблюдатели имеют право знакомиться с ключевыми документами. Многие комиссии Геленджика вопреки закону не показывают наблюдателям список избирателей и реестр «надомников». Основная причина — «не покажем, там персональные данные» или «не положено». И их в этом прикрывает руководство ТИК Геленджикская, юристы Александр Панов и Игорь Гребеник, которые даже при личном присутствии одобряют, когда члену комиссии или наблюдателю не показывают документы. Так это было со мной: мне члены комиссии в школе № 3 Геленджика не давали увидеть реестр, хотя я был членом вышестоящей комиссии, а рядом стоял председатель ТИК!

ФЗ-152, регулирующий персональные данные, отдельно оговаривает, что можно обрабатывать персональные данные без согласия субъекта, если это оговорено законом. И именно законом, ФЗ-67, это оговорено — наблюдатели имеют право знакомиться с персональными данными, чтобы убедиться, что всё честно.

Вернёмся в УИК № 901. В воскресенье комиссия не исправила положение наблюдателей, они по-прежнему сидели за углом и видели лишь часть действий комиссии, сейф с сейф-пакетами не был им виден, им запрещали перемещаться по УИКу и знакомиться со списками избирателей (мотивируя тем, что там персональные данные). В таком бесправном положении прошла основная часть времени.

Но оказалось, что комиссия всё это время оформляла бумаги для удаления Татьяны: были составлены акты, в которых наблюдательница обвинялась в различных выдуманных комиссией нарушениях, где-то были выдуманы сами факты, а где-то их якобы незаконность.


Татьяна обвиняется в гласности, в попытке защиты бюллетеней от подмены ночью и в настойчивом желании честных выборов

В 17:57 Маментьевой вручили повестку на судебное заседание, запланированное на 18:00. Она в срочном порядке покинула УИК, а суд на основании письменных показаний административных наблюдателей и членов комиссии, в которых Татьяна обвинялась в том числе, что она «проводила фото- и видеосъёмку места, предназначенного для перемещения избирательных бюллетеней из переносных ящиков для голосования в сейф-пакеты», и это утвердил Геленджикский городской суд. Освободилась Татьяна в суде в 19:57, так и не успев проголосовать на участке, где поймала фальсификаторов.

Нарушения были зафиксированы на «Карте нарушений»: про упаковку и акт в ПТ, про запрет съёмки, про выдворение с участка вечером пятницы, про запреты в пятницу, про ответ УИК на жалобу, про пойманную Тараканову, про фальсификацию явки и в субботу, про жалобу в полицию на наблюдательницу, про судебное удаление, затем еще одна жалоба про него же,  жалоба на нарушение подсчёта, про незаконное решение УИК. Всего 12 сообщений.

Руководство комиссии:

  • Председатель Надежда Афанасьевна Малышева, 58 лет
  • Зампредседателя Марина Валерьевна Тараканова, 40 лет
  • Секретарь Ирина Александровна Кадырова, 45 лет

Хорошая часть истории — Малышева и Тараканова покинули комиссию. Плохая — следствие до сих пор не начало проверку по их преступлениям.

А ТИК Геленджика и правда защищает персональные данные?

Я на днях решил почитать решения ТИК, и наткнулся на документ от 8 июля. Секретарь ТИК на сайте администрации опубликовала решение, которое содержало: серию и номер паспорта лидера КПРФ в Краснодарском крае, орган выдачи паспорта, его дату рождения и даже его домашний адрес! Просто в интернете на всеобщее обозрение два месяца висят персональные данные оппозиционного политика.

Скриншот решения комиссии, персональные данные скрыты мною

Уровень лицемерного издевательства над правом поражает. ТИК полностью одобряет то, что наблюдателям во всём городе не показывают персональные данные, хотя закон обязывает их это делать, и при этом публикует паспортные данные и домашний адрес на сайте администрации на весь интернет!

И это при том, что именно люди из администрации завышают явку в 10 раз и садятся попой на бюллетени, которые подготавливают ко вбросу. Так и хочется воскликнуть: «Да уберите же вы свою попу с наших выборов!»

После подачи двух жалоб в Роскомнадзор документ по ссылке перестал открываться. Похоже, независимые от администрации наблюдатели — единственные, кто заботится о персональных данных и законности.

***

Руководители ТИК Геленджикская! Пожалуйста, уберите бревно из своего глаза и научите руководство УИК также соблюдать закон, не фальсифицировать выборы и не препятствовать ознакомлению наблюдателей с документами комиссии. Ведь именно для этого наблюдатели на участке и нужны, чтобы своими глазами увидеть, честно ли люди получили власть, увидеть каждый документ, каждый бюллетень! Будет очень неприятно, если сотня наблюдателей Геленджика от КПРФ сделает вывод, что гордума нелегитимна, что депутаты получили власть с помощью преступлений.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Фальсификации»
НовостьФальсификации4 месяца назад
Учителей-фальсификаторов осудили в Оренбурге: они придумали избирателей и проголосовали за них
Председатель и член УИК отделались штрафами
НовостьФальсификациигод назад
Избирком Санкт-Петербурга в суде просит исключить доказательства фальсификаций
Нарушения на участках № 114 и 116 зафиксированы на фото и видео
МнениеФальсификации2 года назад
Пока 25 «новоизбранных» депутатов от партии власти получали свои удостоверения, я сравнивал цифры и протоколы, что в конечном итоге и дало ответ на все вопросы
Артур Баврин
МнениеФальсификации2 года назад
Эта история не про текущую избирательную кампанию, а про выборы депутатов внутрирайонных советов Самары в 2020 году
Людмила Кузьмина
Иван Шукшин: другие материалы автора
МнениеДеньги на выборах4 месяца назад
При заполнении формы на перечисление средств отображается неверная дата рождения, исправить ее нельзя — а если данные неверны, кандидат обязан вернуть деньги
МнениеИзбиркомы5 месяцев назад
Давайте разберёмся, что ЦИК уже сделали ужасного, а что ещё планируют
МнениеНаблюдатели9 месяцев назад
Давайте рассмотрим на всего один УИК № 940 и всего один день голосования, субботу 9 сентября 2023
МнениеИзбиркомы10 месяцев назад
Если учесть выдвиженцев «собраний избирателей по месту жительства» и «по месту работы» — власть контролирует в 40 раз больше участков, чем любая из других парламентских политических сил