Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Андрей Бражников
Тренер наблюдателей. Московская область
Коллаж: Ксения Тельманова

Московская область, как и год назад, вошла в тройку лидеров по количеству сообщений на «Карте нарушений». Именно в подмосковных Люберцах, в поселке Малаховка, находится прославившийся на всю страну избирательный участок № 1559. На сегодняшний день это единственный участок в России за ЕДГ-2022, где полностью аннулировали результаты голосования. Случай, безусловно, выдающийся, и даже глава Центризбиркома Элла Памфилова была вынуждена отдельно упомянуть его во время пресс-конференции, поспешно добавив, что это так, муниципальные выборы. Что ж, в Московской области 11 сентября 2022 года и без злополучного УИК № 1559 хватает проблем, о которых в этом тексте и поговорим.

В единый день голосования в Подмосковье выбирали одного депутата регионального парламента и двенадцать Советов депутатов муниципальных образований. Еще в таком же количестве муниципалитетов прошли дополнительные выборы. Таким образом, голосование прошло на каждом четвертом избирательном участке Московской области. При этом определение формата голосования оставили на откуп местным властям. Так, например, Совет депутатов города Ступино ходатайствовал перед региональной комиссией о проведении трехдневки «в целях обеспечения наибольшего удобства для избирателей», в Клину обошлись двумя днями голосования, а многие муниципалитеты предпочли действовать по старинке — один день голосования + одиннадцать дней «досрочки» в ТИК. 

Кандидаты

Политическое поле в Подмосковье выжжено уже давно. Сильных народных кандидатов — мало. Тех, кто доживает до регистрации, — преступно мало.

Так, в Клину до дня голосования дожил список партии «Справедливая Россия», но не ее многомандатники. Всех девятерых сняла в судебном порядке кандидат от Партии пенсионеров, некая Людмила Лобанова, рабочий по обслуживанию зданий поселкового клуба в Чайковском. Разумеется, не сама, а с помощью электорального юриста, магистранта публичного права НИУ ВШЭ. Откуда у Лобановой деньги на такое удовольствие — непонятно. Иронично, кстати, что в списке «Справедливой России» абсолютно те же люди, что и в округах, но никаких исков с требованиями аннулировать регистрацию списка по единому округу в Клинский городской суд не поступало.

В Домодедово Территориальная избирательная комиссия отказала в регистрации всей пятерке кандидатов «Яблока». Основания, как один — заключение эксперта отделения криминалистических экспертиз местного МВД. Но уже спустя неделю двое из них статус зарегистрированных кандидатов все же получили — жалобы на решение ТИК об отказе кандидатам в регистрации рассмотрел Мособлизбирком. Рабочая группа по жалобам установила, что часть подписей избирателей были признаны недействительными необоснованно. После того, как кандидатам Александру Гунько и Денису Степнову вернули пять и две подписи соответственно, у домодедовского ТИКа не осталось никаких вариантов, кроме как выдать яблочникам удостоверения.

На этом фоне особенно комично смотрится отказ в регистрации самовыдвиженцу Александру Чеусову. Он собрал необходимые для регистрации 32 подписи дважды, и дважды комиссия ему отказала.


Дважды незарегистрированный Александр Чеусов


Для чего все это было — непонятно. Домодедово — город электорально аномальный даже на фоне других городов Подмосковья. Здесь сила административного ресурса просто запредельная (в одном из округов доля «досрочки» составила 25% от общей явки), и для победы согласованных кандидатов на муниципальных выборах ее более чем достаточно. Возможно, дело в том, что Чеусов — член движения «Общество.Будущее» и имеет опыт работы на весьма успешных кампаниях Романа Юнемана и Данила Махницкого в Государственную думу 2021 года, а Гунько — председатель МОРО партии «Яблоко», в прошлом году направившей на участки Подмосковья большое количество подготовленных наблюдателей. Но точный ответ, конечно, знает только администрация города Домодедово.

Пожалуй, самая скандальная история случилась в Ступино с теперь уже бывшим муниципальным депутатом Николаем Кузнецовым. Сначала его исключили из Партии Роста, вынудив идти на выборы самовыдвиженцем. Подписи Кузнецов собрал, и даже получил статус зарегистрированного кандидата, но тут его бывший однопартиец, а теперь весьма формальный оппонент на выборах, Андрей Матвеев, и вовсе решил подать в Ступинской городской суд иск с требованием аннулировать регистрацию Кузнецова. По мнению Матвеева, Кузнецов в ролике для своего YouTube-канала о сборе подписей в свою поддержку нарушил авторские права одного американского сайта. Авторские права на иконку с черным самолетом в красном кружочке. Вышел из этой ситуации Кузнецов весьма элегантно — просто проанализировал HTML-код американского сайта и доказал, что использовал изображение раньше него. Однако из-за судов времени на организацию наблюдения у Кузнецова не осталось. Как выглядят трехдневные выборы без независимых наблюдателей — нетрудно себе представить.


Та самая картинка


Админресурс

Избирательная кампания в нашем регионе проходила в режиме спецоперации. Пока одних мобилизовывали, другие продолжали жить спокойной жизнью. Во многих городах информирование избирателей о выборах ограничилось публикацией решения на «Вестнике Избирательной комиссии Московской Области» и двумя информационными записями на сайте местной администрации. Одна — 31 августа, в первый день «досрочки», другая — 11 сентября, непосредственно в день голосования. В Мытищах информации о выборах не было даже на информационных стендах, и если бы не редко попадающиеся на глаз баннеры кандидатов вдоль дороги, шансов у избирателей узнать о проходящей кампании не было бы никаких. 

Как известно, «сушка явки» проходит на фоне мобилизации зависимого электората. Больше всего свидетельств злоупотребления административным ресурсом было зафиксировано в Чехове и Люберцах — здесь наблюдатели и кандидаты смогли проконтролировать все 11 дней досрочного голосования. С 16:00 толпы согнанных начальством сотрудников бюджетных учреждений штурмовали (иногда — буквально) двери Территориальной комиссии, чтобы быстрее разделаться с необходимой формальностью и пойти домой. Многие приходили уже с заполненными заявлениями на досрочное голосование, явно выданными на рабочих местах. Комичный случай произошел в Чехове: избиратель в заявлении в качестве уважительной причины указал «приказ». Что ж, зато честно.


Самое честное заявление о досрочном голосовании


Свидетельства принуждения к голосованию были не только косвенные. Так, в распоряжении наблюдателей оказалась фотокопия письма сотрудницы Люберецкого водоканала Ольги Шумиловой, адресованного начальникам отделов. Степень контроля впечатляющая: для каждого сотрудника заботливо указан номер УИК и номер избирательного округа, у каждого подразделения есть свой день голосования, согласно расписанию, а начальники отчитываются куратору о явке своих подчиненных каждый час.


Фотокопия письма Ольги Шумиловой


Отдельная эпопея развернулась с подвозом избирателей. В Люберцах в первый день досрочного голосования автобусы с бюджетниками парковались прямо напротив ТИК; на второй и третий день, испугавшись, переместились на ближайшую остановку общественного транспорта; а на следующей неделе были обнаружены еще дальше, во дворах. Ну, чем не детективный сериал на Netflix? 

Конверты досрочного голосования

Однако административный нагон — не единственная проблема. Ребром стоит вопрос сохранности бюллетеней в течение 11 дней в помещении ТИК, а также в ночь с субботы на воскресенье в УИК. В Федеральном Законе процедура досрочного голосования прописана достаточно скудно, а Методические рекомендации ЦИК от 2014 года безнадежно устарели. Бюллетени избирателей, согласно данным нормативно-правовым актам, полагается хранить в простых бумажных конвертах, а формальным гарантом его неприкосновенности является всего-навсего печать, да пара подписей на склейке. Согласитесь, смешно. Современная бытовая техника позволяет легко вскрыть такой конверт без нарушения целостности и заклеить обратно, вернув ему первозданный вид. Но территориальные комиссии в один голос утверждают, что почтовым конвертом волеизъявление граждан защищено, как рыцарь турнирными латами.

В Московской области (и это хороший пример взаимодействия регионального избиркома и наблюдательского сообщества) доброй традицией стало использование сейф-пакетов для хранения бюллетеней досрочного голосования. Но в этом году традиция куда-то испарилась. Как итог — доверие к «досрочке» растаяло, будто кусок масла на сковородке. Наблюдатели и члены комиссий не сошлись во мнениях о том, как, когда и в чьем присутствии надо открывать и закрывать сейф с конвертами, и когда эти самые конверты необходимо сортировать для передачи в УИК.

И наблюдателей можно понять. Конверты — что они есть, что их нет. Они некачественные, расклеиваются, порой даже сами по себе, без посторонней помощи. Ключ от сейфа — не всегда известно, кто имеет к нему доступ. В Люберцах, после давления наблюдателей, все-таки перестали возражать и позволили каждый вечер опечатывать сейф индикаторными лентами, но на общем фоне это выглядит скорее как подачка, нежели как реальная заинтересованность в обеспечении прозрачности досрочного голосования. В конце концов, помимо десяти ночей в ТИКе, еще одну ночь конверты проведут в УИКах, где в это время нет никаких наблюдателей с индикаторными лентами. Что и говорить, передают конверты из территориториальной комиссии вообще в обычной мультифорке под исключительную ответственность председателя участковой комиссии. 

Но этим злоключения с «досрочкой» не исчерпываются. 10 сентября в Чехове при сортировке бюллетеней для передачи в УИК обнаружилось 505 конвертов со следами вскрытия. От поданных жалоб территориальная комиссия сначала попыталась отмахнуться, но после вмешательства Мособлизбиркома приняла решение признать бюллетени в конвертах со следами вскрытия недействительными. Точнее, решила поручить провести эту процедуру участковым избирательным комиссиям. Как итог, на следующее утро недействительными признаны только 72 бюллетеней.


Конверт со следами вскрытия из Чехова


Тем же утром сигналы о конвертах со следами вскрытия стали поступать из Люберец и Сергиева Посада. Но здесь недействительными их признавать никто не собирался. Оказалось, в том, что 19 из 31 конвертов на избирательном участке содержат следы вскрытия, виноваты... Избиратели, которые заклеивали конверт собственной слюной.


Во всем виноваты слюни

Сейф-пакеты на многодневном голосовании

Однако там, где были сейф-пакеты, то есть на многодневных выборах, к соблюдению процедур, обеспечивающих сохранность бюллетеней в ночное время, вопросов не меньше. Так, в Воскресенске в первый день комиссии массово записали в актах к сейф-пакетам не индивидуальный серийный номер сейф-пакета, а его порядковый номер на УИК. Наутро, после обращений наблюдателей, пригрозивших жалобами, исправились, и внесли в акты необходимую информацию.


Акт, исправленный участковой комиссией


Но если в Воскресенске нарушения носят скорее неумышленный характер, то многие участковые комиссии Коломны нормы закона игнорируют принципиально. Более того, показательное пренебрежение всеми возможными процедурами систематически покрывается Территориальной избирательной комиссией города Коломна. Вообще создается впечатление, что коломенская избирательная система настолько субъектна в своей безнаказанности, что Мособлизбирком, даже если бы захотел, никак не смог бы исправить ситуацию.

Так, ряд избирательных комиссий Коломны принципиально не признает подсчет по книгам числа избирателей, проголосовавших в субботу. В актах к сейф-пакетам с бюллетенями из стационарного ящика многие комиссии не указали количество выданных бюллетеней, а УИК № 1023 вообще отличилась, просто убрав ненавистную строчку из рекомендуемой ЦИК формы акта.


А где количество? Где количество-то, ась?


Ну и само собой, куда же без ставших традиционными для Коломны проблем с запечатыванием сейф-пакетов. Комиссия избирательного участка № 976 при перемещении бюллетеней из переносного ящика просто оторвала индикаторную ленту, на возражения наблюдателя отмахнулась, а потом взяла и... повторила это еще дважды! Таким образом, ночью бюллетени хранились просто в полиэтиленовом мешке, которому даже не попытались придать видимость надежности. Отбивать жалобу наблюдателей на следующий день приехала женщина, представившаяся членом Окружной комиссии и одновременно сотрудником аппарата ИКМО. При этом сначала комиссия произвела подсчет голосов, вывалив бюллетени из открытых сейф-пакетов на стол, а потом уже, на итоговом заседании, в удовлетворении жалобы отказала.

На другом коломенском участке к наблюдателю все-таки прислушались, и с третьего раза все-таки правильно запаковали сейф-пакет. А на следующий день просто взяли и достали вместо него другой. Учитывая все сказанное выше, не могу не задаться вопросом о том, насколько неслучайно невежество местных комиссий. Согласитесь, как просто фальсифицировать выборы, если не имеешь ни малейшего понятия о процедурах. Вообще ни о чем беспокоиться не нужно! Эти наблюдатели пусть хоть колесом ходят, а ты просто делаешь свою черную работу — начальство, если что, прикроет.

Нарушения прав набдюдателей

С соблюдением прав наблюдателей в этом году тоже были проблемы. Уже ставшие традиционными ограничения перемещения и ознакомления со списками избирателей. Многие комиссии откуда-то нахватались мантры «вправе ознакомиться визуально» и решили, что «визуально» — это с расстояния в несколько метров убедиться, что книга вообще существует. Абсурдная ситуация произошла в Мытищах. Там к спискам избирателей не подпустили самого настоящего члена ТИК. Почему? Потому что он не свой. Да еще и избиратель жалуется, что за нее в книге уже кто-то расписался. А на участке 1563 комиссия вообще запретила общественным контролерам на подсчете голосов смотреть в заполненные бюллетени. По мнению председателя УИК это нарушает... тайну голосования!


На УИК № 1562 нашли целую методичку по ограничению прав наблюдателей


Огорчает также количество жалоб, которые были написаны на независимых наблюдателей просто за осуществление ими своих полномочий. В Чехове на наблюдателя составили акт о том, что он выдал избирателю бланк для написания жалобы. Утверждается, что такие действия препятствуют работе комиссии. Также жалобы на общественных контролеров составляли в Люберцах и в Ступино. В каждом из этих случаев сценарий один: сначала действиям или требованиям независимых наблюдателей возмущается участковая комиссия, а после жалобу пишут уже другие наблюдатели, которые удивительным образом оказываются непосредственными подчиненными председателя УИК, а то и вовсе сотрудниками местной администрации. Без «взаимодействия» с правоохранительными органами тоже не обошлось. В Ступино выводить с участка доверенное лицо кандидата отправили полицейского, в Люберцах за наблюдателем пришел сотрудник уголовного розыска. Апогеем абсурда стало заявление в прокуратуру ни много ни мало от целой ТИК города Люберцы. По мнению комиссии, видеонаблюдение, которое кандидаты развернули практически на всех участках своего округа, нарушает закон 152-ФЗ «О персональных данных».

Угрозы безопасности

К сожалению, были и физические столкновения. Побои никому не нанесли, но телефон из рук выбивали. И если в Люберцах лишнее себе позволил «наблюдатель», то в Ступино руки распустил самый настоящий кандидат, которому местные пророчат кресло председателя Совета депутатов.

УИК № 1559

Но есть в Подмосковье один избирательный участок, который заслуживает отдельного упоминания. Это знаменитый УИК № 1559, находится он в помещении музея культуры и истории поселка Малаховка. И я там был, как говорится. Но вместо пива с медом чуть было не отведал кое-чего покрепче.

Как это часто бывает, начиналось все самым тихим и мирным образом. Председатель участка — директор музея, человек мягкий, вежливый и интеллигентный, на бессовестного фальсификатора совсем не похож. Однако около 17:20 на участке произошло три вброса подряд. Зафиксировать их наблюдателю не удалось. Вбросы происходили так: мужчина получает бюллетень, заходит в кабинку для голосования, пропадает в ней на несколько минут, а затем забрасывает в урну уже 5-7 бюллетеней. Передали их вбросчикам, предположительно, во время выезда на надомное голосование.

Ощущения тягостные. Видео вброса нет. Пачки бюллетеней в урне рассыпались. Вбросчики скрылись. Надежда только на то, что в книги необходимые подписи внести не успели. Как оказалось вскоре, надежда оправдалась. Одному из доверенных лиц кандидата удалось поймать комиссию за внесением записей о якобы проголосовавших избирателях в дополнительный список.

Подсчет голосов, ожидаемо, затянулся. Комиссия подсчитала и погасила неиспользованные бюллетени, но вот приступать к книгам в присутствии довлица было опасно. Видео сидящей в полной растерянности комиссии прекрасно передает атмосферу безнадежности, которая царила в тот момент на участке. Около 23:30 до злополучного УИК № 1559 добрался и я. Дальнейшие эмоциональные качели, которые скрипели и завывали за закрытыми дверями следующие 4 часа, кратко опишу так.

В разрешении сложившейся на УИК № 1559 патовой ситуации были заинтересованы следующие стороны:

  1. Независимые наблюдатели;
  2. УИК № 1559;
  3. ТИК города Люберцы;
  4. Избирательная комиссия Московской области;
  5. Кандидаты от «Единой России» и ЛДПР, для которых 90-е не закончились.

Все эти стороны имели совершенно разное видение проблемы и методы ее разрешения. Наблюдатели требовали поступить в соответствии с действующим законодательством, члены УИК хотели домой, ТИК собирался все замять, в ИКМО искали способ выйти из ситуации, не потеряв лицо, а кандидаты просто откровенно торговались. И все это в помещении поселкового музея истории и культуры, в окружении антиквариата, портретов Фаины Раневской и советских плакатов в духе «Родина-мать зовет!».

Скажу прямо: если бы не рука Мособлизбиркома, мы бы вылетели с участка лицами об пол. Но в итоге закончилось все так, как закончилось. УИК № 1559 приняла единогласное решение упаковать избирательную документацию для передачи в Территориальную избирательную комиссию города Люберцы, где на итоговом заседании ТИК было принято решение признать итоги голосования на избирательном участке № 1559 недействительными. Таков исход нашей Ночи в музее.


Решение о признании итогов голосования на УИК №1559 недействительными


Округ № 6 Люберецкого района

И все же главная драма люберецких выборов развернулась в соседнем избирательном округе № 6. Здесь на избирательном участке № 3698 просто взяли — и переписали протокол в отсутствие наблюдателей и честного члена комиссии. Украли голоса трех единороссов в пользу четвертого. Таким образом, махинации на одном-единственном участке хватило для того, чтобы мандат от местной экоактивистки Ирины Астаховой перешел к единороссу Алексею Орлову. Выглядит все это очень грязно, ведь теперь по данным системы ГАС «Выборы» на УИК № 3698 абсолютно во всех действительных бюллетенях стоит галочка за Орлова. Кандидатка уже подала иск в суд, готовится обращение в Следственный комитет.


161/161 — идеальное попадание


Также сообщения о корректировке результатов поступили из Клина. Участковые комиссии после завершения подсчета голосов звонили в ТИК, и, после консультации, меняли цифры прямо в увеличенной форме протокола. На основе новых данных составлялся первый и, формально, единственный протокол об итогах голосования. Такое зафиксировано как минимум на трех избирательных участках Клина. Если по такому принципу у партии «Справедливая Россия» украли хотя бы 84 голоса, значит — украли и как минимум один предназначенный ей на законных основаниях мандат.


На УИК № 876 у «СР» украли 16 голосов


В Чехове проблему с потенциальным попаданием независимых депутатов в совет решили элегантнее. Во-первых, в округе с самыми сильными оппонентами оказалась и самая рекордная «досрочка» (почти 32%). Во-вторых, существенную часть необходимых для победы голосов у выдвинутого «Яблоком» Бурова оттянул другой Буров, из Краснозаводска, временно неработающий и выдвинутый «РППСС». 

Итак...

Все вышесказанное, по моему мнению, даже не нуждается в подытоживании. Это — срез действительности, в которой сейчас находится избирательная система Московской области. В каждом городе Подмосковья свои неповторимые электоральные традиции, исследовать которые можно бесконечно долго. Но, в общем и целом, наш регион — электоральный султанат. Как был, так и остался. Давайте вместе это менять. Записывайтесь в наблюдатели. У нас жуликов хватит на всех.

Другие записи по теме «Наблюдатели»
МнениеНаблюдателидень назад
Глава УИК № 1528 позволила кандидатке-единоросске сфотографировать моё направление наблюдателя, содержащее персональные данные
Михаил Подивилов
НовостьНаблюдателимесяц назад
У участников «Голоса» вновь проходят обыски
Силовики пришли к члену Совета Юрию Гурману и эксперту Марии Терацуянц
НовостьНаблюдателимесяц назад
Каким был обыск в офисе «Голоса»: мы разобрали по минутам
Мы собрали воедино всю имеющуюся у нас информацию: показания единственного очевидца и результаты осмотра офиса после обыска
НовостьНаблюдателимесяц назад
5 октября, наряду с обысками в квартирах участников движения «Голос», обыск прошел и в центральном офисе
Владимир Егоров